Басни неизвестных авторов

Самые смешные басни

СЧАСТЬЕ ТАМ, ГДЕ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ!
Три девицы вечерком
Собрались к подруге в дом:
Полистали каталог,
Колу пили, коньячок.
Разомлели, размечтались,
Потихоньку разболтались…
Говорит одна девица:
— «Кабы встретила я принца,
Я б ему за все дела –
Пацанёнка родила!
Но сначала – шубу, тачку,
Ну, и на Рублёвке дачку!»
Ей подруга отвечала:
— «Точно с дуба ты упала!
Нынче принцы не в чести,
Надо «папика» пасти!
Чтоб «бобёр» был с сединой,
Холостой чтоб иль вдовой,
Чтобы банк держал солидный,
Чтобы вхож был в клуб элитный!
Если б мне попал такой
Закатила б пир горой!
Чтобы вечером жена,
А на утро уж вдова!»
Встала третия девица:
— «Так девчата, не годится!
И не будет в жизни проку
Без любви, а по расчёту!
Пусть не принц кровей элитных,
Да и не «бобёр» солидный!
Лишь бы верил и любил
И семьёю дорожил!»
Две подруги хохотали,
Третью дуррой называли.
Посидели, посмеялись…
Ну, и до поры расстались.
Минуло лет пять с тех пор,
Как прошёл тот разговор.
И по щучьему веленью
Иль судьбы благоволенью
Вновь подруги повстречались,
Ну, и поболтать остались.
Молвит первая девица:
— «Захотела, дура, принца!
Есть и шуба, есть и тачка,
Есть и на Рублёвке дачка.
Только я на дачке той
Словно в клеткой золотой!
Ни друзей и ни подруг,
Толпа охранников вокруг!
Маюсь скукой день-деньской
В этой клетке золотой!»
— «Да-а-а, — вторая отвечала,
— Кабы я когда-то знала,
Что страшней всего на свете
Быть за жизнь «бобра» в ответе!
Обещал мне горы злата
И подсунул два контракта,
По которым верь не верь
Голой вылечу за дверь!
И теперь хоть волком вой
Не дай Бог мне стать вдовой!»
Третья молвила девица:
— «Да, не сладко вам, сестрицы!
Мой Ванюша не такой –
Работящий и простой.
У людей в большем почёте,
Сын у нас растёт и доча.
В доме мы живём своём
И дела ведём вдвоём!
Вот он, лёгкий на помине
Вместе с доченькой с сыном.
Ну, подруги, мне пора!
Вам, ни пуха, ни пера!»
Мужу руку подала,
Сына с дочкой обняла,
Села в белый «Мерседес»,
Тут и сказочке конец!
Сказка – ложь, да в ней намёк,
Юным отпрыскам урок!
Вам напомним вновь и вновь:
СЧАСТЬЕ ТАМ, ГДЕ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ!!!
Семейство львов без лишней суеты
Вопрос решило положительно, похоже.
В лесу с тех пор не видно нищеты
(И зайцев, кстати, не заметно тоже).
Вот встретились друзья на выходных.
Конечно же, стол яствами ломился.
Напитков было столько там спиртных,
От зависти бы Бахус удавился!
Хозяйка много ела и пила.
Гостям, не забывая, наливала,
Ну, и собачке, с барского стола
Объедки, то и дело, подавала.
О том и сём был между делом спор.
Смеялись, балагурили немало.
В весёлом ритме вёлся разговор,
Но, всё же, героине много стало.
В опочивальню удалилась прочь,
За ней и пуделиха испарилась.
Муж ейный ублажал друзей всю ночь
А по-утру картиночка явилась.
Когда, к рассвету, гости разошлись,
Он сонно захотел прильнуть к любимой,
И тут-то нечисть в койку и явись
Без надобности в том необходимой.
На месте прелюбезнейшей жены
Чернел с хвостом, копытами, рогами
Прескверный образ злого сатаны,
Низвергнутого в ад давно Богами.
К рубильнику рука и, яркий свет
Открыл глаза поддатому супругу.
Любимой на кровати вовсе нет,
Но на полу находит он подругу.
На коврике она собачьем спит,
А пуделиха на её кровати.
Пускай меня читатель уж простит,
Но кто из всех в тот вечер был поддатей?!!
Хозяин, ржа как мерин во хлеву,
В другую ложу звучно удалился.
А я же, всех читающих зову
К тому, чтоб над ошибками учился.
Мораль здесь примитивна и проста:
Ан, ежли славный праздник приключился,
Уж коль нектаром намочил уста,
Следи чтоб перебрав не посрамился
ВОЛК НА ДИЕТЕ
Голодный Волк сказал Волчице:
— Я так соскучился по птице.
Не откажусь и от барашка.
Так аппетитна его ляжка!
— Спокойно,- молвила Волчица,-
Иль ты забыл, что не годится,
Об этом знают даже дети,
Мечтать о мясе на диете?!
— Я, дорогая, тоже знаю,
Но с голодухи просто таю.
Перед глазами пелена.
Добыча часто не видна.
А если даже что-то видно,
Догнать не в силах. Вот обидно!
Здоровье бухнуло, как в Лету.
Придётся мне прервать диету.
Пускай высок холестерол,
Я всё же волк, а не осёл.
Прочти, читатель, басню эту,
Пред тем, как сядешь на диету!
СТРЕКОЗА И МУРАВЬИШКА
Попрыгунья Стрекоза
Свое дело туго знала:
Весь репертуар сплясала,
Позабыв про тормоза.
Ей знакомы разны стили,
Сами понимать должны,
Вмиг плясунью раскрутили
На афишах всей страны.
Нет в гастролях передышки,
Нет в помине прежних дней,
Пресловутый Муравьишка
Импресарио при ней.
И растет стрекозье племя,
Веселится от души.
Вот что значит в наше время
«Так поди же, попляши!»
ДВА БАТОНА КОЛБАСЫ (БАСНЯ)
Однажды два батона колбасы
Пред тем, как опуститься на весы,
Разговорились и довольно откровенно.
Батон российский вел себя надменно!
«Ты знаешь? — он сказал: ведь мой родитель-
Российский наш родной проиводитель,
Не то,что ты — рожден за рубежом,
Сияющий и пахнущий пижон!»
«Быть может я пижон- ответил в тон
Красивый импортный батон-
Но на себя теперь ты посмотри.
В тебе же русского нет ничего внутри:
Шпиг из Германии завезен был,
А мясо аж в Италии завод купил!
А чтобы в весе ощущалась бы прибавка,
В тебя засыпали испанскую добавку.
Лишь оболочка,вроде из России,
Все делает получше,покрасивей.
Но оболочка,как презерватив,
Который скроет всякий негатив.
А я вот импортный батон.
За рубежом произведен.
Зато по той уж рецептуре,
Где нет следов российской дури:
Без сои, заменителей сырья.
Поэтому гляжусь пижоном я».
-МОРАЛЬ-
Не важно, где рожден батон.
Полезным должен быть и вкусным он!
Не нужно пользоваться презервативом-
Ребенок должен быть здоровым и красивым!

НОВАЯ БАСНЯ О КОТЕ ВАСЬКЕ
Мышей в один прекрасный вечер,
(Прошу прощения за штамп)
Кот Васька пригласил на встречу
Движения «Коты — мышам!»
Кот Васька (нынешний Василий)
Представил созданный им блок…
( Его, как видно, мало били
За то, что сало уволок.)
-Я с детства был с мышами дружен!-
Сказал он, облизав усы,
-Мой лозунг- всем мышам на ужин
Швейцарский, но бесплатный, сыр!
-Торжественно даю вам слово,-
Тут снова облизнулся он,
— Что о запрете мышеловок
Я буду продвигать закон.
Пищали мышки: -Васька — душка!
Какие у него глаза!-
Отдав ему единодушно
Симпатию и голоса.
Под бурные аплодисменты
Кот Васька заявил, что рад
ИМЕТЬ такой интеллигентный
И преданный электорат,
Подумав: -И к тому же вкусный!-
Уехал с мышкой молодой…
С моралью этой басни грустной
Сам разберись, читатель мой!
БАСНЯ О ГРЕКЕ
Однажды очень мудрый грек,
построив наскоро пирогу,
сказал, что в мире нету рек
в которых не бывает броду.
Сказал и на воду спустил
своё не хитрое строенье,
налёг на вёсла, что есть сил,
стараясь справиться с теченьем.

Быстрина пройдена, пред ним
речная тишь – косая отмель,
вдруг видит чудо: не налим,
не линь, не лещ, не сом, не окунь.
Шесть лап, усы, клешни и хвост,
ну точно гусеничный трак,
а взглянет, так проймёт понос
и задам пятится, как рак.
«Ты кто?» — спросил наш храбрый грек.
«А ну ответь мене скорее,
прошёл я очень много рек,
но не видал ни чё страшнее».
Молчит как рыба, лишь хвостом
песок тихонько загребает.
Наш грек хотел его веслом,
потом подумал: вдруг сломает!
И мимо тоже не пройдёшь,
так можно трусом показаться,
и даже самый дохлый ёрш
над греком будет надсмехаться.

И вот уж грека пятерню
под мутною водою скрыло,
ему б за хвост, так нет, в клешню…
Над речкой эхо долго выло!!!
У этой басни мысль один:
ты в реку не ползи руками,
а вдруг там рыба-крокодил
или того страшней – пиранья!
ВОЛК И ВОЛЧЬЯ РАБОТА (БАСНЯ)
В один запущенный лесок
С чащобой и болотом
Пришел устраиваться волк
На волчию работу.
Смолой закрасив седину,
И сбрызнув шерсть нектаром,
Заходит серый к кабану,
Начальнику по кадрам.
И сразу к делу, мол, зубов
Покудова хватает,
Трудиться, видите ль, готов
Конкретно, в волчьей стае.
Кабан аж хрюкнул, будто ждал
Иного заявленья.
— Да вы же волк, а не шакал? —
Сопит он с возмущеньем.
— Какой еще к чертям шакал?-
Опешил соискатель.
— Ну вот, считай, что не попал
Ты в наш лесок, приятель.
Кабан о пень почухал зад,
Прищурился лукаво:
— У нас волков заполнен штат
Бригадою шакалов.
— В лесу шакалы?.. Вот те раз, —
Волк мямлит в явном трансе. —
А может, это… есть у вас
Другие из вакансий?
Я мог бы в точности, как лис,
Мышей ловить и птичек.
Кабан смеется:
— Ой, окстись!
У нас уж нет лисичек.
Заместо них в лесу живут
Приезжие гиены.
Не то, что лисы, пашут тут
Безропотно в три смены.
— Так я и в зайцы бы пошел.
Пускай меня научат. –
Лепечет волк. – Оно-позор,
Но коль уж выпал случай…
Кабан хохочет:
-Вах, умру!
Ты, видно, нализался!
У нас давно уж кенгуру
Тут скачут вместо зайцев.
Так что ж мне, вовсе помереть?
Воскликнул волк в отчаяньи.
— А ну-ка, где сидит медведь,
Топтыгин, ваш начальник?!
— Медве-е-едь! — прохрюкал, как напев,
Кабан. – Ну, ты и цаца.

Забыли слово даже. Лев
У нас теперь на царстве.
— Так я куда попал, кабан?-
Волк молит взглядом тусклым.
Кабан в ответ:
— Завел шайтан
Тебя в лесочек русский.
Но только здесь у нас теперь
Большие изменения —
Иная фауна и зверь
По новому мышлению.
У нас и в речке нет бобра.
Зато там бегемоты,
Кулик, в свой клюв воды набрав,
Фламингам сдал болото.
Да я, скажу тебе, и сам
Удаву грею кресло.
Так что, давай. Адью. Салам.
Ищи другое место.
ТОПТЫГИН И КОСОЛАПАЯ
Дружно веселье вздымается,
Сыпя по пуще интригу!
Свадьба всем лесом гуляется, —
Женится нынче Топтыгин.
Жёнушку славную цапая
За бок, медведь, шаловливо,
Гладит её нежно лапою, —
Неотразимую диву.
Рады лесные все жители, —
Счастье пришло в их заказник!
Только нашлись попустители,
Дёгтя привнёсшие в праздник.
Ропот пошёл тихой сапою :
«Гляньте, супруга то будет
Явственно чуть косолапая!
По хромоте её судя…»
После медового месяца
Нет утешенье Топтыжке!
Ходит всё. Думает. Бесится!
Близко воспринял всё слишком.
Быть ли иначе, коль капают
Лоси, лисицы и волки :
«Взял ты зачем косолапую?
Что, не нашлось мягче холки?»
Запил Топтыгин. Терзается.
Есть ли ущербность супруги?
Вроде по дому старается,
Как и в семейном досуге.
Вяжет, стирает и стряпает.
Нет и в интиме претензий.
Но, всё равно, косолапая, —
Если в таёжном брать цензе…
Ну а насмешками брезговавать
Не собираются звери!
Коли уж зайцы нетрезвые
Про Косолапую щерят.
«Что же доселе смиренно я
Им позволял оскорбленья?» —
Думал Топтыжка, презренные
Чувства меняя на мщенье…
Новый погост есть в заказнике.
Нычне — одна там могила.
Кто произнёс на том празднике
«О косолапости милой»?
И инвалидов прибавилось.
Нет у них лапок частично.
Мишкина честь позабавилась,
Пусть не совсем и этично.
Что Косолапой касается, —
Стала она «миссис леса».
Ею теперь восхищаются.
Пишет о ней часто пресса.
Нет ни морали в истории,
Нет в ней иной подоплёки.
Есть лишь пока моратории
Хаянья на и упрёки!
ЯЙЦО
Снесла Пеструшечка яйцо
Огромное, так в шесть кило
Сенсация! Впервые в мире!
Такого не было в помине
Корреспонденты, журналисты
Из-за границы публицисты
И Гиннесс с книгою своей
Желает сделать запись в ней.
В курятник все они спешат
И просят интервью им дать
Готовы камера тетрадь:
-Скажите нам, Пеструшка мать
Как с Петухом вы так смогли
Яйцо гигантское снести?
-Секрет, -им Кура говорит,
И томно эдак в даль глядит.
-Планируете что вы дальше?
-Ах, шли б вы все отсель подальше.
А поодаль Петух стоит
И взглядом он на всех косит.
Корреспонденты все к нему
Вопросы сыпят петуху
-Скажите, как вы так смогли
Яйцо гигантское снести?
-Секрет,-сквозь зубы он цедит
И злостно очень в даль глядит.
-Какие планы на перёд?
-Мечта покоя не даёт,
Мне б каратэ уроки взять,
Чтоб Страусу по морде дать.
НА ЗАРЕ ТЫ ЕЁ НЕ БУДИ
Один петух нашёл прекрасную работу:
Он нанялся в курятнике служить,
Под утро кукарекать что-то
И вовремя народ будить.
Однако жизнь полна трагедий.
И вскоре в доме у соседей
Стал молодой петух кричать кукареку.
Обидно это стало старику.
И начал кукарекать он пораньше,
Пока сосед ещё дремал.
Но тот недолго ждал реванша
И ещё раньше закричал…
Ночь становилась всё короче.
Они так рано стали петь,

Что это пение терпеть
Хозяевам не стало мочи.
В конце концов от петуха
Остались только потроха,
Но даже их сожрала кошка.
Морали здесь – весьма немножко:
Знать нужно всем, что жизненный успех
Не в том, чтоб кукарекать раньше всех.

Комментарии 2

Басни Крылова увлекательны, интересны, написаны от души для детей и взрослых. Они знакомы людям других стран и переведены более чем на пятьдесят языков мира.

Сегодня я решила познакомить вас с некоторыми произведениями (а кому-то помочь освежить их в памяти) нашего великого баснописца Ивана Андреевича Крылова. Эти басни, которые практически не изучаются в школе и редко включаются в избранное.

Слон в случае

Когда-то в случай Слон попал у Льва.
В минуту по лесам прошла о том молва,
И так, как водится, пошли догадки,
Чем в милость втёрся Слон?
Не то красив, не то забавен он;
Что за приём, что за ухватки!
Толкуют звери меж собой.
«Когда бы,- говорит, вертя хвостом, Лисица,-
Был у него пушистый хвост такой,
Я не дивилась бы».- «Или, сестрица,-
Сказал Медведь,- хотя бы по когтям
Он сделался случайным,
Никто того не счёл бы чрезвычайным:
Да он и без когтей, то всем известно нам,
Да не вошел ли он в случай клыками?»
Вступился в речь их Вол:
«Уж не сочли ли их рогами?»-
«Так вы не знаете,- сказал Осёл,
Ушами хлопая,- чем мог он полюбиться
И в знать добиться?
А я так отгадал —
Без длинных бы ушей он в милость не попал».
________
Нередко мы, хотя того не примечаем,
Себя в других охотно величаем.
1816

Волк и Кот

Волк из лесу в деревню забежал,
Не в гости, но живот спасая;
За шкуру он свою дрожал:
Охотники за ним гнались и гончих стая.
Он рад бы в первые тут шмыгнуть ворота,
Да то лишь горе,
Что все ворота на запоре.
Вот видит Волк мой на заборе
Кота
И молит: «Васенька, мой друг! скажи скорее,
Кто здесь из мужичков добрее,
Чтобы укрыть меня от злых моих врагов?
Ты слышишь лай собак и страшный звук рогов!
Все это ведь за мной». — «Проси скорей Степана;
Мужик предобрый он», — Кот-Васька говорит.
«То так; да у него я ободрал барана». —
«Ну, попытайся ж у Демьяна». —
«Боюсь, что на меня и он сердит:
Я у него унес козленка». —
«Беги ж, вон там живет Трофим». —
«К Трофиму? Нет, боюсь и встретиться я с ним:
Он на меня с весны грозится за ягненка!» —
«Ну, плохо ж! — Но авось тебя укроет Клим!» —
«Ох, Вася, у него зарезал я телёнка!» —
«Что вижу, кум! Ты всем в деревне насолил, —
Сказал тут Васька Волку, —
Какую ж ты себе защиту здесь сулил?
Нет, в наших мужиках не столько мало толку,
Чтоб на свою беду тебя спасли они.
И правы, — сам себя вини:
Что ты посеял — то и жни».
1830

Белка

У Льва служила Белка.
Не знаю, как и чем; но дело только в том,
Что служба Белкина угодна перед Львом;
А угодить на Льва, конечно, не безделка.
За то обещан ей орехов целый воз.
Обещан — между тем всё время улетает;
А Белочка моя нередко голодает
И скалит перед Львом зубки свои сквозь слёз.
Посмотрит: по лесу то там, то сям мелькают
Её подружки в вышине;
Она лишь глазками моргает; а оне
Орешки знай себе щелкают да щелкают.
Но наша Белочка к орешнику лишь шаг,
Глядит — нельзя никак;
На службу Льву её то кличут, то толкают.
Вот Белка, наконец, уж стала и стара
И Льву наскучила: в отставку ей пора.
Отставку Белке дали,
И точно, целый воз орехов ей прислали.
Орехи славные, каких не видел свет;
Все на отбор: орех к ореху — чудо !
Одно лишь только худо —
Давно зубов у Белки нет.
1829

Осёл

Был у крестьянина Осёл,
И так себя, казалось, смирно вёл,
Что мужику нельзя им было нахвалиться;
А чтобы он в лесу пропасть не мог —
На шею прицепил мужик ему звонок.
Надулся мой Осёл: стал важничать, гордиться
(Про ордена, конечно, он слыхал),
И думает, теперь большой он барин стал;
Но вышел новый чин Ослу, бедняжке, соком
(То может не одним Ослам служить уроком).
Сказать вам должно наперёд:
В Осле не много чести было;
Но до звонка ему всё счастливо сходило:
Зайдёт ли в рожь, в овёс иль в огород, —
Наестся досыта и выйдет тихомолком.
Теперь пошло иным всё толком:
Куда ни сунется мой знатный господин,
Без умолку звенит на шее новый чин.
Глядит: хозяин, взяв дубину,
Гоняет то со ржи, то с гряд мою скотину;
А там сосед, в овсе услыша звук звонка,
Ослу колом ворочает бока.
Ну, так, что бедный наш вельможа
До осени зачах,
И кости у Осла остались лишь да кожа.
___________
И у людей в чинах
С плутами та ж беда: пока чин мал и беден,
То плут не так ещё приметен;
Но важный чин на плуте, как звонок:
Звук от него и громок и далёк.
1829-1830

Лиса-строитель

Какой-то Лев большой охотник был до кур;
Однако ж у него они водились худо:
Да это и не чудо!
К ним доступ был свободен чересчур.
Так их то крали,
То сами куры пропадали.
Чтоб этому помочь убытку и печали,
Построить вздумал Лев большой курятный двор
И так его ухитить и уладить,
Чтобы воров совсем отвадить,
А курам было б в нём довольство и простор.
Вот Льву доносят, что Лисица
Большая строить мастерица —
И дело ей поручено,
С успехом начато и кончено оно;
Лисой к нему приложено
Всё: и старанье и уменье.
Смотрели, видели: строенье — загляденье!
А сверх того, всё есть, чего ни спросишь тут:
Корм под носом, везде натыкано насесток,
От холоду и жару есть приют,
И укромонные местечки для наседок.
Вся слава Лисаньке и честь!
Богатое дано ей награжденье
И тотчас повеленье:
На новоселье кур немедля перевесть.
Но есть ли польза в перемене?
Нет: кажется, и крепок двор,
И плотен и высок забор —
А кур час от часу всё мене.
Отколь беда, придумать не могли.
Но Лев велел стеречь. Кого ж подстерегли?
Тое ж Лису-злодейку.
Хоть правда, что она свела строенье так,
Чтобы не ворвался в него никто, никак,
Да только для себя оставила лазейку.
1815

Мельник

У Мельника вода плотину прососала;
Беда б не велика сначала,
Когда бы руки приложить;
Но кстати ль? Мельник мой не думает тужить;
А течь день ото дня сильнее становится:
Вода так бьёт, как из ведра.
«Эй, Мельник, не зевай! Пора,
Пора тебе за ум хватиться!»
А Мельник говорит: «Далёко до беды,
Не море надо мне воды,
И ею мельница по весь мой век богата».
Он спит, а между тем
Вода бежит, как из ушата.
И вот беда пришла совсем:
Стал жернов, мельница не служит.
Хватился Мельник мой: и охает, и тужит,
И думает, как воду уберечь.
Вот у плотины он, осматривая течь,
Увидел, что к реке пришли напиться куры.
«Негодные! — кричит, — хохлатки, дуры!
Я и без вас воды не знаю где достать;
А вы пришли её здесь вдосталь допивать».
И в них поленом хвать!
Какое ж сделал тем себе подспорье?
Без кур и без воды пошёл в свое подворье.
________
Видал я иногда,
Что есть такие господа
(И эта басенка им сделана в подарок),
Которым тысячей не жаль на вздор сорить,
А думают хозяйству подспорить,
Коль свечки сберегут огарок,
И рады за него с людьми поднять содом.
С такою бережью диковинка ль, что дом
Скорёшенько пойдет вверх дном?
1821

Дерево

Увидя, что топор Крестьянин нёс,
«Голубчик, — Деревцо сказало молодое, —
Пожалуй, выруби вокруг меня ты лес,
Я не могу расти в покое:
Ни солнца мне не виден свет,
Ни для корней моих простору нет,
Ни ветеркам вокруг меня свободы,
Такие надо мной он сплесть изволил своды!
Когда б не от него расти помеха мне,
Я в год бы сделалось красою сей стране,
И тенью бы моей покрылась вся долина;
А ныне тонко я, почти как хворостина».
Взялся Крестьянин за топор,
И Дереву, как другу,
Он оказал услугу:
Вкруг Деревца большой очистился простор;
Но торжество его недолго было!
То солнцем Дерево печёт,
То градом, то дождём сечёт,
И ветром, наконец, то Деревцо сломило.
«Безумное! — ему сказала тут Змея, —
Не от тебя ль беда твоя?
Когда б, укрытое в лесу, ты возрастало,
Тебе б вредить ни зной, ни ветры не могли,
Тебя бы старые деревья берегли;
А если б некогда деревьев тех не стало,
И время их бы отошло,
Тогда в свою чреду ты столько б возросло,
Усилилось и укрепилось,
Что нынешней беды с тобой бы не случилось,
И бурю, может быть, ты б выдержать могло!»
1814

Лев и Барс

Когда-то, в старину,
Лев с Барсом вёл предолгую войну
За спорные леса, за дебри, за вертепы.
Судиться по правам — не тот у них был нрав;
Да сильные ж в правах бывают часто слепы.
У них на это свой устав:
Кто одолеет, тот и прав.
Однако, наконец, не вечно ж драться —
И когти притупятся:
Герои по правам решились разобраться.
Намерились дела военны прекратить,
Окончить все раздоры,
Потом, как водится, мир вечный заключить
До первой ссоры.
«Назначим же скорей
Мы от себя секретарей, —
Льву предлагает Барс, — и как их ум рассудит,
Пусть так и будет.
Я, например, к тому определю Кота:
Зверёк хоть неказист, да совесть в нём чиста;
А ты Осла назначь: он знатного же чина,
И, к слову молвить здесь,
Куда он у тебя завидная скотина!
Поверь, как другу, мне: совет и двор твой весь
Его копытца вряд ли стоят.
Положимся ж на том,
На чём
С моим Котишком он устроит».
И Лев мысль Барса утвердил
Без спору,
Но только не Осла, Лисицу нарядил
Он от себя для этого разбору,
Примолвя про себя (как видно, знал он свет):
«Кого нам хвалит враг, в том, верно, проку нет».
1815

Пёстрые овцы

Лев пёстрых не взлюбил овец.
Их просто бы ему перевести не трудно;
Но это было бы неправосудно —
Он не на то в лесах носил венец,
Чтоб подданных душить, но им давать расправу;
А видеть пёструю овцу терпенья нет!
Как сбыть их и сберечь свою на свете славу?
И вот к себе зовёт
Медведя он с Лисою на совет —
И им за тайну открывает,
Что, видя пёструю овцу, он всякий раз
Глазами целый день страдает,
И что придёт ему совсем лишиться глаз,
И, как такой беде помочь, совсем не знает.
«Всесильный Лев! — сказал, насупяся, Медведь, —
На что тут много разговоров?
Вели без дальних сборов
Овец передушить. Кому о них жалеть?»
Лиса, увидевши, что Лев нахмурил брови,
Смиренно говорит: «О, царь! Наш добрый царь!
Ты верно запретишь гнать эту бедну тварь —
И не прольёшь невинной крови.
Осмелюсь я совет иной произнести:
Дай повеленье ты луга им отвести,
Где б был обильный корм для маток
И где бы поскакать, побегать для ягняток.
А так как в пастухах у нас здесь недостаток,
То прикажи овец волкам пасти.
Не знаю, как-то мне сдаётся,
Что род их сам собой переведётся.
А между тем пускай блаженствуют оне,
И что б ни сделалось, ты будешь в стороне».
Лисицы мнение в совете силу взяло
И так удачно в ход пошло, что, наконец,
Не только пёстрых там овец —
И гладких стало мало.
Какие ж у зверей пошли на это толки? —
Что Лев бы и хорош, да всё злодеи волки.
1823

Соловьи

Какой-то птицелов
Весною наловил по рощам Соловьёв.
Певцы рассажены по клеткам и запели,
Хоть лучше б по лесам гулять они хотели:
Когда сидишь в тюрьме до песен ли уж тут?
Но делать нечего: поют,
Кто с горя, кто от скуки.
Из них один бедняжка Соловей
Терпел всех боле муки:
Он разлучён с подружкой был своей.
Ему тошнее всех в неволе.
Сквозь слёз из клетки он посматривает в поле;
Тоскует день и ночь;
Однако ж думает: «Злу грустью не помочь:
Безумный плачет лишь от бедства,
А умный ищет средства,
Как делом горю пособить;
И, кажется, беду могу я с шеи сбыть:
Ведь нас не с тем поймали, чтобы скушать,
Хозяин, вижу я, охотник песни слушать.
Так если голосом ему я угожу,
Быть может, тем себе награду заслужу,
И он мою неволю окончает».
Так рассуждал — и начал мой певец:
И песнью он зарю вечерню величает,
И песнями восход он солнечный встречает.
Но что же вышло, наконец?
Он только отягчил свою тем злую долю.
Кто худо пел, для тех давно
Хозяин отворил и клетки и окно
И распустил их всех на волю;
А мой бедняжка Соловей,
Чем пел приятней и нежней,
Тем стерегли его плотней.
1822

>Малоизвестные басни крылова

Малоизвестные басни крылова

В баснях поэты применяют особый язык аллегорий, иносказаний. Ещё его называют эзоповский. От имени древнегреческого философа Эзопа, родоначальника притч и басен в мировой литературе. В русской литературе таковым стал баснописец Иван Крылов.

Многие его произведения отмечены в числе «переводов или подражаний». Так, например, сюжет Ивана Андреевича «Скупой и Курица», восходит к басне Лафонтена «Курица с золотыми яйцами». А он в свою очередь перекликается с сюжетом притчи Эзопа «Вдова и курица».

Свой поступок заимствования сюжета «Скупой и курица» Крылов объясняет просто:

«Скупой теряет все, желая все достать.

Чтоб долго мне примеров не искать,

Хоть есть и много их, я в том уверен;

Да рыться лень: так я намерен

Вам басню старую сказать. »

Прошли века, тысячелетия. Переведены притчи-басни Эзопа с греческого на французский, на русский языки, а мудрость его притч не стирает ни время, ни языковые барьеры переводов. А вот сам язык изменяется со временем довольно значительно. Многие слова становятся архаичными и малопонятными, обороты речи превращаются из гибкой живой структуры в неуклюжие, неповоротливые словосочетания.

Это понял я, перечитав полное собрание басен Крылова из серии «КС» — «Классики и современники». Некоторые строфы малоизвестны, другие – «Стыдливый игрок», «Судьба игрока», «Павлин и соловей» были напечатаны Иваном Андреевичем анонимно в журнале «Утренние часы» ещё в XVIII веке, в 17888 году. При жизни баснописца они больше не перепечатывались. Теперь в XXI веке некоторые вещи классика Крылова современникам читать трудновато. И мне показалось, чтобы наследие великого русского баснописца не пропало втуне, его очередной раз следует перевести.

Но как? Лафонтену и Крылову было проще – они переводили с иностранного на свой родной язык. Если я вдруг осмелюсь сделать это – то мне придется переводить с русского языка на русский. Нелепость, глупость, несуразная. Но, подумав, решил, что переводить я буду с русского языка восемнадцатого века на русский язык века двадцать первого. Вот тут есть своя логика и целесообразность.

А как же с уважением? На творчество великого русского литератора замахнуться – нахальство необыкновенное. Ведь Крылов для многих поколений был почти обожествлен, любим. На этот вопрос опять же за меня ответил мудрый дедушка Крылов:

«Чтобы про бога всё узнать

Наверно богом нужно стать

А чтоб любить и чтить Его

Я всем сердцем люблю и чту Ивана Андреевича. Поэтому и предлагаю вам, дорогие земляки, свои скромные попытки перевода с русского языка XVIII века на язык XXI века. О необходимости такой попытки вы поймете, сравнив текст басни «Подагра и Паук» Ивана Крылова и мой перевод. Далее тексты Ивана Андреевича печатать нет надобности, их можно взять и прочитать в любой библиотеке. Мною будут опубликованы только переводы. Названия их остались классическими, без изменения. После моей попытки кто-нибудь ещё захочет сделать изложение, у него получится и лучше.

Иван Андреевич Крылов

Перевод Владимира Крайнева

Подагру с пауком ад на свет родил:

Слух этот Лафонтен по свету распустил.

Не стану я за ним вывешивать и мерить,

Насколько правды тут, и как, и почему;

Притом же, кажется, ему,

Зажмурясь, в баснях можно верить.

И, стало, нет сомненья в том,

Что адом рождены Подагра с Пауком.

Как выросли они и подоспело время

Пристроить деток к должностям

(Для доброго отца большие дети – бремя,

Пока они не по местам!),

То, отпуская в мир их к нам,

Сказал родитель им: «Подите

Вы, детушки, на свет и землю разделите!

Надежда в вас большая есть,

Что оба вы мою поддержите там честь,

И оба людям вы равно надоедите.

Смотрите же: отселе наперед,

Кто что из вас в удел себе возьмет –

Вон, видите ль вы пышные чертога?

А там вон хижины убоги?

В одних простор, довольство, красота;

В других и теснота.

«Мне хижин ни за что не надо», —

Сказал Паук. «А мне не надобно палат, — Подагра говорит. – Пусть в них живет мой брат.

В деревне, от аптек подале, жить я рада;

А то меня там станут доктора

Гонять из каждого богатого двора».

Так смолвясь, брат с сестрой пошли, явились в мире.

В великолепнейшей квартире

Паук владение себе отмежевал:

По штофам пышным, расцвеченным

И по карнизам золоченым

Он паутину разостлал

И мух бы вдоволь нахватал;

Но к рассвету едва с работою убрался,

Пришел и щеткою все смёл слуга долой.

Паук мой терпелив: он к печке перебрался,

Оттоле паука метлой

Туда, сюда паук, бедняжка мой!

Но где основу ни натянет,

Иль щетка, иль крыло везде его достанет

И всю работу изорвет,

А с нею и его частехонько сметет.

Паук в отчаянье, и за город идет

Увидеться с сестрицей.

«Чай, в селах, — говорит, — живет она царицей».

Пришел – а бедная сестра у мужика

Несчастней всякого на свете Паука:

Хозяин с ней и сено косит,

И рубит с ней дрова, и воду с нею носит.

Примета у простых людей,

Что чем подагру мучишь боле,

Избавишься от ней.

«Нет, братец, — говорит она, — не жизнь мне в поле!»

Он тут же с ней уделом обменялся:

Вполз в избу к мужику, с товаром разобрался

И, не боясь ни щнтки, ни метлы,

Заткал и потолок, и стены, и угды.

Подагра же, — тотчас в дорогу,

Простился с селом;

В столицу прибыла и в самый пышный дом

К Превосходительству селому села в ногу.

Подагре рай! Пошло житье у старика:

Не сходит с ним она долой с пуховика.

С тех пор с сестрою брат уж боле не видался;

Всяк при своем у них остался,

Доволен участью равно:

Паук по хижинам пустился непрятным,

Подагра же пошла по богачам и знатным;

И – оба делают умно.

Мы все уйдем когда-то в мир иной

Кто в трезвой памяти, а кто, впадая в детство.

Отец до смерти стал делить наследство.

Ведь каждый должен сделать выбор свой:

«В дворцах моих богатство, красота

А в хатах теснота и нищета».

-Мне даром хижину не надо, — сказал Паук, — Подагра ж будет рада.

В деревне нет аптек и нет палат.

— Согласна я, пускай живет в них брат.

Паук тенета натянул в чертоге

Всю ночь трудился…

Утром, что в итоге?

Слуга пришел и паутинку смёл

Паук свалился с потолка на пол

И радуясь, что не задет метлой

Помчался он, чтоб встретиться с сестрой.

Бежит и от испуга ему мнится,

Что на селе она живет царицей.

А бедная сестра у мужика

Ещё несчастней брата Паука.

Мужик с Подагрой сено косит,

Везет дрова и воду носит:

Ведь есть примета у простых людей,

Болезнь пройдет в движении скорей.

Сестра опять согласна с братцем

Без уговоров местом поменяться

Паук пополз по хатам неопрятным

Подагра к богачам в хоромах знатных

И участью своей довольны оба

Исчез их страх, и испарилась злоб а.

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.271

Хоть говорят, что бедность не порок

Но безрассудный наш игрок

Свое богатство все на кон поставил

Да только выиграть не смог

И без штанов и без сапог

Без денег игрока крупье оставил

И вдруг от батюшки посол

Убитый горем брат пришел:

-Отец наш умирает

И, покидая этот мир,

Махнув на карты и трактир,

Простить тебя желает».

Сюда, ведь не обидно

— А мне без шляпы и сапог

На люди выйти стыдно.

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.200

Транжира, получив наследство,

Недолго пожил не по средствам

Сумел за год наследство промотать

Остался с шубою одною

И только потому, что холодно зимою

И ему не в чем было бы гулять

— Вдруг ласточка летит, о Боже мой!

Уже запахло в воздухе весной

Зачем же кутаться мне в шубу, —

Воскликнул мот, продам её и вновь с деньгами буду

А вечером опять трещат морозы

И выжимают у бедняги слезы

Протер их мот и видит на снегу

Ту ласточку, замерзшую в пургу.

— Проклятая! Убила ты меня.

Ведь шубу я продал из-за тебя.

Слова у мота гневны и грустны

Да ласточка одна не делает весны.

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.251

Объелся барин кислых щей

И чтоб отведать свежую ушицу

Решил боярин развести лещей

В пруду с холодной, ключевой водицей.

Когда лещей веселый хоровод,

Образовался целый флот

Решил боярин расспросить народ

Послал к соседу своих слуг

Запустим в пруд зубастых щук?

Ты друг мне иль не друг?

Соседи к барину идут:

Когда лещей в пруду сожрут –

Ухи нам не хлебать

Перечить мне не смей.

Откуда, плут, ты это взял,

Что я люблю лещей?»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.236

Орел кукушечку назначил Соловьем

И вот кукушка в этом чине

Устроилась удобно на осине.

Решила песню спеть с Орлом вдвоем.

Как только грозный клекот раздавался,

Дрожали птицы в страхе на суку

А над дуэтом весь народ смеялся:

«Прекрасный шлягер, модное ку-ку!».

Кукушка жалобу направила свою

Орлу: «Не надо мной, а над тобой смеются.

Пусть ястребы с народом разберутся.

Ведь я на службе Соловьем пою».

Орел ответил: «Наши трели

Давно народу надоели,

А задарма кормить подкидышей твоих

Уж не желает ни один из них.

На должность Соловья тебе пролезть помог

А сделать Соловьем умеет только Бог.

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.125

«Мой конь послушен», — заявил Жокей.

И ипподром в восторге захлебнулся:

«Никак Жокею разум возвернулся?

Весь мир благодарит тебя, о`кей.

Коняга твой уж выбился из сил

Верни ему да побыстрей своду».

Жокей поводья тут и отпустил

А конь тотчас чуть-чуть прибавил ходу.

Вскипела кровь, и загорелся взор

И мчится он уже во весь опор

Жокей ногами сжал бока слегка

Но конь вперед рванулся

Он на земь сбросил Седока,

А сам перевернулся.

Как не заманчива свобода

Она для нашего народа

Всегда губительна была

Умей свободой управлять страна.

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.12

Крестьянам стороны лесной

Тревожно каждою весной

Их половодье часто разоряет

Бурлят ручьи и ручейки

Всех оставляет без муки

Всё из амбаров и полей смывают.

Но эти речки ручейки

На службе у большой Реки

Она об их разбое и не знает.

Пошли к Реке, она несет

Добра их целый пароход

И на волнах его своих слегка качает.

Сказал крестьянин: «Братцы, право

На младших здесь мы не найдем управу

Не стоит время тратить нам

Они со старшими все делят пополам.

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.5

Судью Лису уволили за взятки.

Лиса в курятнике? Да это сущий вздор!

Хотя у кур все яйца гладки

Но что первично – спорят до сих пор.

«Кума, тебе не намотали срок?

Благодаря лишь мне», — сказал Сурок.

Твои друзья воруют помаленьку

То домик выстроят, то купят деревеньку.

«Ты думаешь и я причастна к их греху?

Подумай, вспомни хорошенько.

Уймись, — видал ведь я частенько,

Что рыльце у тебя в пуху».

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.170

Бывает, что скупой не просто скуп,

Он беспредельно, баснословно глуп.

Нам по копейке денег накопил

И золотую курицу купил.

Несла она яички непростые

У них скорлупки были золотые.

Доходам небольшим скупой был рад,

Но кто-то слух пустил, что в квочке спрятан клад

очень актуальны

В баснях поэты применяют особый язык аллегорий, иносказаний. Ещё его называют эзоповский. От имени древнегреческого философа Эзопа, родоначальника притч и басен в мировой литературе. В русской литературе таковым стал баснописец Иван Крылов.

Многие его произведения отмечены в числе «переводов или подражаний». Так, например, сюжет Ивана Андреевича «Скупой и Курица», восходит к басне Лафонтена «Курица с золотыми яйцами». А он в свою очередь перекликается с сюжетом притчи Эзопа «Вдова и курица».

Свой поступок заимствования сюжета «Скупой и курица» Крылов объясняет просто:

«Скупой теряет все, желая все достать.

Чтоб долго мне примеров не искать,

Хоть есть и много их, я в том уверен;

Да рыться лень: так я намерен

Вам басню старую сказать. «

Прошли века, тысячелетия. Переведены притчи-басни Эзопа с греческого на французский, на русский языки, а мудрость его притч не стирает ни время, ни языковые барьеры переводов. А вот сам язык изменяется со временем довольно значительно. Многие слова становятся архаичными и малопонятными, обороты речи превращаются из гибкой живой структуры в неуклюжие, неповоротливые словосочетания.

Это понял я, перечитав полное собрание басен Крылова из серии «КС» — «Классики и современники». Некоторые строфы малоизвестны, другие – «Стыдливый игрок», «Судьба игрока», «Павлин и соловей» были напечатаны Иваном Андреевичем анонимно в журнале «Утренние часы» ещё в XVIII веке, в 17888 году. При жизни баснописца они больше не перепечатывались. Теперь в XXI веке некоторые вещи классика Крылова современникам читать трудновато. И мне показалось, чтобы наследие великого русского баснописца не пропало втуне, его очередной раз следует перевести.

Но как? Лафонтену и Крылову было проще – они переводили с иностранного на свой родной язык. Если я вдруг осмелюсь сделать это – то мне придется переводить с русского языка на русский. Нелепость, глупость, несуразная. Но, подумав, решил, что переводить я буду с русского языка восемнадцатого века на русский язык века двадцать первого. Вот тут есть своя логика и целесообразность.

А как же с уважением? На творчество великого русского литератора замахнуться – нахальство необыкновенное. Ведь Крылов для многих поколений был почти обожествлен, любим. На этот вопрос опять же за меня ответил мудрый дедушка Крылов:

«Чтобы про бога всё узнать

Наверно богом нужно стать

А чтоб любить и чтить Его

Довольно сердца одного. »

Я всем сердцем люблю и чту Ивана Андреевича. Поэтому и предлагаю вам, дорогие земляки, свои скромные попытки перевода с русского языка XVIII века на язык XXI века. О необходимости такой попытки вы поймете, сравнив текст басни «Подагра и Паук» Ивана Крылова и мой перевод. Далее тексты Ивана Андреевича печатать нет надобности, их можно взять и прочитать в любой библиотеке. Мною будут опубликованы только переводы. Названия их остались классическими, без изменения. После моей попытки кто-нибудь ещё захочет сделать изложение, у него получится и лучше.

Иван Андреевич Крылов

Перевод Владимира Крайнева

«Подагра и Паук»

Подагру с пауком ад на свет родил:

Слух этот Лафонтен по свету распустил.

Не стану я за ним вывешивать и мерить,

Насколько правды тут, и как, и почему;

Притом же, кажется, ему,

Зажмурясь, в баснях можно верить.

И, стало, нет сомненья в том,

Что адом рождены Подагра с Пауком.

Как выросли они и подоспело время

Пристроить деток к должностям

(Для доброго отца большие дети – бремя,

Пока они не по местам!),

То, отпуская в мир их к нам,

Сказал родитель им: «Подите

Вы, детушки, на свет и землю разделите!

Надежда в вас большая есть,

Что оба вы мою поддержите там честь,

И оба людям вы равно надоедите.

Смотрите же: отселе наперед,

Кто что из вас в удел себе возьмет –

Вон, видите ль вы пышные чертога?

А там вон хижины убоги?

В одних простор, довольство, красота;

В других и теснота.

И труд, и нищета».

«Мне хижин ни за что не надо», —

Сказал Паук. «А мне не надобно палат, — Подагра говорит. – Пусть в них живет мой брат.

В деревне, от аптек подале, жить я рада;

А то меня там станут доктора

Гонять из каждого богатого двора».

Так смолвясь, брат с сестрой пошли, явились в мире.

В великолепнейшей квартире

Паук владение себе отмежевал:

По штофам пышным, расцвеченным

И по карнизам золоченым

Он паутину разостлал

И мух бы вдоволь нахватал;

Но к рассвету едва с работою убрался,

Пришел и щеткою все смёл слуга долой.

Паук мой терпелив: он к печке перебрался,

Оттоле паука метлой

Туда, сюда паук, бедняжка мой!

Но где основу ни натянет,

Иль щетка, иль крыло везде его достанет

И всю работу изорвет,

А с нею и его частехонько сметет.

Паук в отчаянье, и за город идет

Увидеться с сестрицей.

«Чай, в селах, — говорит, — живет она царицей».

Пришел – а бедная сестра у мужика

Несчастней всякого на свете Паука:

Хозяин с ней и сено косит,

И рубит с ней дрова, и воду с нею носит.

Примета у простых людей,

Что чем подагру мучишь боле,

Тем ты скорей

Избавишься от ней.

«Нет, братец, — говорит она, — не жизнь мне в поле!»

А брат

Тому и рад;

Он тут же с ней уделом обменялся:

Вполз в избу к мужику, с товаром разобрался

И, не боясь ни щнтки, ни метлы,

Заткал и потолок, и стены, и угды.

Подагра же, — тотчас в дорогу,

Простился с селом;

В столицу прибыла и в самый пышный дом

К Превосходительству селому села в ногу.

Подагре рай! Пошло житье у старика:

Не сходит с ним она долой с пуховика.

С тех пор с сестрою брат уж боле не видался;

Всяк при своем у них остался,

Доволен участью равно:

Паук по хижинам пустился непрятным,

Подагра же пошла по богачам и знатным;

И – оба делают умно.

Мы все уйдем когда-то в мир иной

Кто в трезвой памяти, а кто, впадая в детство.

Отец до смерти стал делить наследство.

Ведь каждый должен сделать выбор свой:

«В дворцах моих богатство, красота

А в хатах теснота и нищета».

-Мне даром хижину не надо, — сказал Паук, — Подагра ж будет рада.

В деревне нет аптек и нет палат.

— Согласна я, пускай живет в них брат.

Паук тенета натянул в чертоге

Всю ночь трудился…

Утром, что в итоге?

Слуга пришел и паутинку смёл

Паук свалился с потолка на пол

И радуясь, что не задет метлой

Помчался он, чтоб встретиться с сестрой.

Бежит и от испуга ему мнится,

Что на селе она живет царицей.

А бедная сестра у мужика

Ещё несчастней брата Паука.

Мужик с Подагрой сено косит,

Везет дрова и воду носит:

Ведь есть примета у простых людей,

Болезнь пройдет в движении скорей.

Сестра опять согласна с братцем

Без уговоров местом поменяться

Паук пополз по хатам неопрятным

Подагра к богачам в хоромах знатных

И участью своей довольны оба

Исчез их страх, и испарилась злоба.

«Стыдливый игрок»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.271

Хоть говорят, что бедность не порок

Но безрассудный наш игрок

Свое богатство все на кон поставил

Да только выиграть не смог

И без штанов и без сапог

Без денег игрока крупье оставил

И вдруг от батюшки посол

Убитый горем брат пришел:

-Отец наш умирает

И, покидая этот мир,

Махнув на карты и трактир,

Простить тебя желает».

Сказал игрок:

— Прийти бы смог

Сюда, ведь не обидно

— А мне без шляпы и сапог

На люди выйти стыдно.

«Мот и ласточка»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.200

Транжира, получив наследство,

Недолго пожил не по средствам

Сумел за год наследство промотать

Остался с шубою одною

И только потому, что холодно зимою

И ему не в чем было бы гулять

— Вдруг ласточка летит, о Боже мой!

Уже запахло в воздухе весной

Зачем же кутаться мне в шубу, —

Воскликнул мот, продам её и вновь с деньгами буду

А вечером опять трещат морозы

И выжимают у бедняги слезы

Протер их мот и видит на снегу

Ту ласточку, замерзшую в пургу.

— Проклятая! Убила ты меня.

Ведь шубу я продал из-за тебя.

Слова у мота гневны и грустны

Да ласточка одна не делает весны.

«Лещи»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.251

Объелся барин кислых щей

И чтоб отведать свежую ушицу

Решил боярин развести лещей

В пруду с холодной, ключевой водицей.

Когда лещей веселый хоровод,

Образовался целый флот

Решил боярин расспросить народ

Послал к соседу своих слуг

Запустим в пруд зубастых щук?

Ты друг мне иль не друг?

Соседи к барину идут:

«Как это понимать?»

Когда лещей в пруду сожрут –

Ухи нам не хлебать

«Молчать», — боярин заорал, —

Перечить мне не смей.

Откуда, плут, ты это взял,

Что я люблю лещей?»

«Кукушка и Орел»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.236

Орел кукушечку назначил Соловьем

И вот кукушка в этом чине

Устроилась удобно на осине.

Решила песню спеть с Орлом вдвоем.

Как только грозный клекот раздавался,

Дрожали птицы в страхе на суку

А над дуэтом весь народ смеялся:

«Прекрасный шлягер, модное ку-ку!».

Кукушка жалобу направила свою

Орлу: «Не надо мной, а над тобой смеются.

Пусть ястребы с народом разберутся.

Ведь я на службе Соловьем пою».

Орел ответил: «Наши трели

Давно народу надоели,

А задарма кормить подкидышей твоих

Уж не желает ни один из них.

На должность Соловья тебе пролезть помог

А сделать Соловьем умеет только Бог.

«Конь и всадник»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.125

«Мой конь послушен», — заявил Жокей.

И ипподром в восторге захлебнулся:

«Никак Жокею разум возвернулся?

Весь мир благодарит тебя, о`кей.

Коняга твой уж выбился из сил

Верни ему да побыстрей своду».

Жокей поводья тут и отпустил

А конь тотчас чуть-чуть прибавил ходу.

Вскипела кровь, и загорелся взор

И мчится он уже во весь опор

Жокей ногами сжал бока слегка

Но конь вперед рванулся

Он на земь сбросил Седока,

А сам перевернулся.

Как не заманчива свобода

Она для нашего народа

Всегда губительна была

Умей свободой управлять страна.

«Крестьяне и Река»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.12

Крестьянам стороны лесной

Тревожно каждою весной

Их половодье часто разоряет

Бурлят ручьи и ручейки

Всех оставляет без муки

Всё из амбаров и полей смывают.

Но эти речки ручейки

На службе у большой Реки

Она об их разбое и не знает.

Пошли к Реке, она несет

Добра их целый пароход

И на волнах его своих слегка качает.

Сказал крестьянин: «Братцы, право

На младших здесь мы не найдем управу

Не стоит время тратить нам

Они со старшими все делят пополам.

«Лиса и Сурок»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.5

Судью Лису уволили за взятки.

Лиса в курятнике? Да это сущий вздор!

Хотя у кур все яйца гладки

Но что первично – спорят до сих пор.

«Кума, тебе не намотали срок?

Благодаря лишь мне», — сказал Сурок.

Твои друзья воруют помаленьку

То домик выстроят, то купят деревеньку.

«Ты думаешь и я причастна к их греху?

Подумай, вспомни хорошенько.

Уймись, — видал ведь я частенько,

Что рыльце у тебя в пуху».

«Скупой и курица»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.170

Бывает, что скупой не просто скуп,

Он беспредельно, баснословно глуп.

Нам по копейке денег накопил

И золотую курицу купил.

Несла она яички непростые

У них скорлупки были золотые.

Доходам небольшим скупой был рад,

Но кто-то слух пустил, что в квочке спрятан клад

Он курочку зарезал не спеша,

Но не нашел и медного гроша.

Современные басни для взрослых

КОТ И ВЕЛИКАН
Кричал Кот Великану, мол, не верю,
Что примешь облик ты любого зверя!
Меня одним лишь только убедишь —
Немедля превратишься, если в мышь!
Развеять чтоб кошачье сомненья,
Стал мышкой Великан в одно мгновенье.
Но Кот поймать её, увы, не смог,
Поскольку та, взлетев под потолок,
Обгадила Кота какой-то кучей…
Как оказалось, мышь была летучей!
Мораль: Как говорится, в назиданье —
Корректней формулируйте задание!
ПОЧТИ ПО КРЫЛОВУ
Осел, козел, проказница мартышка,
Песец, орел да косолапый мишка…
Барсук и жук, тигренок и волчица,
Хомяк, паук, котенок и тигрица,
Лиса, коза, да 33 коровы
Затеяли играть оркестр…
А дальше было все, как у Крылова,
Но более нестройно и хреново…
ВЕРБЛЮД — ЛАУРЕАТ
Один верблюд ,хоть был горбатым
Однажды стал лауреатом
И роль красавца — рысака
Он получил, но высока
была посадка на верблюда
И не нашлось в округе люда
чтоб на верблюде поскакать
И снова стал верблюд плевать…
плевать так смачно… так богато…
На всех слюной лауреата !
НЕ ЗАБЫВАТЬ
Волк Зайца вызвал как-то на «ковёр».
Кричал, что тот бездельник, плут и вор.
И получил инфаркт. От крика нету толка.
Прошу, друзья, не забывать про Волка.
СВОБОДА СЛОВА
Уже во времена Крылова
Видна несправедливость мира:
Чтоб обрести свободу слова –
Лишиться надо куска сыра !
ВОРОБЕЙ КОРОВА И КОТ
Мороз под тридцать. Воробей
Замёрз, летать не стало мочи.
Он оказался на земле,
Но вдруг согрелся, даже очень.
Причина, как всегда, проста:
Одна корова по привычке
Спустила блин из-под хвоста
И прямо на беднягу-птичку.
В тепле проказник разомлел
И, легкомыслен от рожденья,
Он зачирикал и запел
Во славу чудного спасенья.
И тут услышан был котом,
Гулявшим рядом на приволье.
Не брезгуя дурным душком,
Певца оп проглотил без соли.
Для вас мораль я повторю:
Не всяк вам враг, кто вас обделал,
Но и не всяк вам верный друг,
Кто вас из кучи тащит смело.
Ещё мораль на посошок:
Запомни — в этом мире диком,
Когда сидишь в дерьме, дружок,
По крайней мере, не чирикай!
ЯГНЕНОК КАК ТО С БОДУНА
Ягненок как то с бодуна,
Отправился к реке напиться.
И надо же беде случиться,
Стояла вроде тишина,
Но тут кусты зашевелились,
Оттуда волки появились…
Один из них ягненка увидав,
Глаза свои прищурил как удав,
К ягненку подошел с открытой пастью
И все сказал, как в старой доброй басне
«Как смеешь ты, своим нечистым рылом
Здесь чистое мутить питьё моё»
Ягненок вроде рад был испугаться,
Но вот несчастье, надо ж так нажраться,
Что вместо слезных криков о пощаде
Ягненок мордой в воду окунулся
Затем к волку нос к носу повернулся
И тихо молвил:»Ни хера себе!!!
Ты что то вякнул, драный пес вонючий»
Над ними начали сгущаться тучи
От удивления волк споткнулся аж…
Зато ягненка начал брать кураж.
При этом сильно голова болела.
Ягненок сделал даже шаг не смело,
Волк попытался показать оскал
И тут ягненка на бычняк пробило.
-«Моё лицо ты называешь рыло!»
Ну уж такого волк не ожидал.
Над ними на одной большой сосне
Ворона наблюдала ту картину
И рот открыла будто бы во сне.
Сыр выпал и упал волку на спину.
Волк в тот момент уже готов был к драке,
Но получив тем сыром по спиняке
Рванул вперед, ягненок на дыбы
И волк с размаху нос ягненку в ногу.
Разбил свой нос, отгрыз кусок губы
И про себя подумал, слава Богу
Что я вообще пока еще живу
«В чем виноват я?» волк спросил лениво
«А виноват ты в том, что хочется мне пива»
Сказал ягненок плюнув на траву…
Мораль:
Как муж проснется с бодуна
В глазах искрит и в животе паршиво
Не лайте Вы как моська на слона.
Помочь ему способно только ПИВО.
БАСНЯ О ТАБУРЕТКЕ
Однажды глупая софа пристала к табуретке:
«На мне лежать – восторг, лафа! Не то, что на банкетке.
А на тебе, без спинки стул, и вовсе несподручно.
Стоишь, как дура, на посту. Тебя я краше, лучше!!!»
И вот пришли к хозяйке в дом заявленные гости,
Софу испачкали вином, порвали рыбьей костью.
Пришлось снести её на слом, отдать в ремонт – дороже.
Приводит вот к чему апломб, когда кичишься рожей.
А табуретке – хоть бы хрен. Сподручницею служит.
Чехол ей сшили до колен, и без софы не хуже.
Мораль: Пусть не бросаетесь в глаза и простоваты с виду,
За вас на службе будут «за» и не дадут в обиду.
МУРАВЬИХА И СТРЕКОЗЕЛ
Когда подошло окончание сезона,
Приполз к Муравьихе хмельной Стрекозёл:
–Мадам, листья ясеня падают с клёна,
Впустите меня! Я измучен и зол.
Живот подвело: пропитания нехватка,
И холод пронзает меня до нутра…
А вы, говорят, муравьиная матка –
Тереза ли, боска ли – кладезь добра.
Грядёт катаклизма: кончается лето,
Осталась каких-нибудь пара недель.
Меня увольняют из кордебалета.
Прошу, предоставьте мне стол и постель!
Хозяйка скривилась:
–А как же квартплата?
За лето, поди, заработал гроши!
Тебя увольняют – а я виновата?
Ступай себе мимо – и дальше пляши!
Скажи, на фига мне чужие проблемы?
Чем дрыгать ногами – построил бы дом!
–Да я ведь, простите, служитель богемы…
–Понятно: резвился под каждым кустом!
«Служитель»! Да знаю я ваши повадки!
Ты бабочек тискал, курил анашу,
А чуть припекло –тут и вспомнил о матке!
Уж больно ты борзый, как я погляжу!
И, ветром гонимый, служитель богемы
Пополз, повторяя: «Суди её бог!»
Мораль этой басни, а может, поэмы:
Не греет зимой задирание ног!
ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНИЮ
Пошёл Емеля как-то за водицей
(Хотелось с бодуна ему напиться )…
С ведром поглубже в прорубь сунул руку
И зачерпнул с водой большую щуку!
А та плеснула пo ведру хвостом
И молвит человечьим языком:
‘Release me, and I’ll make you a rich man!’
(Как было знать ей, в чей попала плен ?)
Емеля же не понял ни словечка…
Сварил уху, сожрал и… влез на печку.
Мораль: Чтоб стать богатым и пить виски —
Необходимо всё ж учить английский!
Однажды скарабей, известный миру жук,
Катил привычно шарик из навоза.
Вдруг слышит сверху некий странный звук
И даже голос несколько нервозный.
«Как мерзко, гадко, гнусно? Ай-яй-яй.
Как самому-то, батенька не стыдно?!
Публично катишь эдакую дрянь.
Ни вкуса нет, ни совести, как видно…»
Жук присмирел, боясь поднять очей,
Лежит пристыжен, будто вдрызг расплющен.
А голос с неба громче и бойчей
(Должно, не в настроеньи Всемогущий):
«Примеры лучше б брал с трудяжек пчел,
Цветы, чай, лучше, чем навозный шарик,
Как Цокотуха б денежку нашел,
Иль подвиг совершил бы, как комарик.
Таким как ты», — небесный глас вещал:
Плевать на чистоту и гигиену.
Ты хуже кровожадного клеща,
Клопа вонючего, убитого об стену…»
«Каков же он?» Взглянуть глазком одним
Решает жук. И вот, что было духу
Воззрился вверх. А там, кружит над ним
Навозная по всем приметам муха.
КОРОВА И БУТЫЛКА СПИРТА
Корове как-то Бог послал бутылку спирту.
В хлеву корова заперлась,
И рюмочку уж было выпить собралась,
Да призадумалась — одной довольно скучно!
А мимо стадо коз бежало тучно.
Корова тут мычит-бурчит в окно,
Да морда в форточку не лезет всё равно.
Но кое-как двух Козликов к себе зазвАла…
На ту беду Коза близёхонько бежала
И видит тут раскосыми и грустными глазами,
Что ейный муж и брат бегут, вертя хвостами,
К Корове подлой в хлев за водкой гадкой!
А до халявы родичи ужасно падки.
К окну подкравшись, заглянула в хлев,
И обомлела: там, приличия презрев,
Бухают на троих! Налили по стаканам
Пока еще по 40 (Сорок) граммов.
«Намереваются они нажраться!»-
Коза подумала. Не стала ждать. Ворваться
Решила с боем. Пан или пропал!
Дверь распахнулась… и упал стакан…
…Я умолчу, что было в том хлеву…
К утру поддатая Коза была в стогу.
Косил и без того раскосый глаз,
Пустой бутылки вид ее вводил в экстаз.
Корова и Козлы остались с носом.
Предвижу я законные вопросы:
А в чем мораль подобной басни?
Уж коли вы хотите квасить,
Не нужно звать Козлов! И точка!
Бухайте только в одиночку!
КОМПЛЕКС ЖИРАФА
Жираф стеснялся длинной шеи
И, чтоб в толпе не выделятся,
По специальной он траншее
Мог целый день передвигаться.
Его к психологу водили.
Лечили методом конкретным.
А он писал в дневник: «Родили
Меня уродом несусветным!»
От возмущенья хорошея,
Бывало, весь он изогнется:
«Вон, бегемот вообще без шеи!
Как хорошо ему живется!
Мне ж так успела опостылить
Дурная шея, что я смело
Готов давно ее намылить,
Залезть в петлю и… кончить дело!»
Округу всю давно измучив,
Жираф стенал и матерился.
Слонялся он мрачнее тучи
И головой об пальмы бился.
Веревку крепкую приметил.
Представил строчки в некрологе.
И в этот миг случайно встретил
Коня, что плакал у дороги.
И в центре пальмовой аллеи
Жирафу конь шепнул тоскливо:
«Твоей завидую я шеи!
Ну, до чего ж она красива!
Да что там я! Смекнули все мы –
Олени, львы, бизоны, кони,
Плюешь ты с шеи на проблемы,
Как с той высокой колокольни!
Ты — стать сама, краса и сила!
Свезло таким тебе родиться!» —
Сказал гнедой и прочь уныло
Побрел от нашего счастливца.
А тот как будто залоснился
От похвалы и вскинув морду,
Весь подсобрался, распрямился
И зашагал легко и гордо.
Он в дневнике оставил запись.
Я ей закончу этот комикс:
«Мне помогла чужая зависть
Преодолеть дурацкий комплекс!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *