Бедный ерик, что это?

Гамлет

Не знаю.

Первый могильщик

Чтоб ему пусто было, чумовому сорванцу! Бутылку ренского вылил мне раз на голову, что вы скажете! Этот череп, сэр, это череп Йорика, королевского скомороха.

Гамлет

Этот?

Первый могильщик

Этот самый.

Гамлет

Дай взгляну. (Берет череп в руки). Бедный Йорик! – Я знал его, Горацио. Это был человек бесконечного остроумия, неистощимый на выдумки. Он тысячу раз таскал меня на спине. А теперь это само отвращение и тошнотой подступает к горлу. Здесь должны были двигаться губы, которые я целовал не знаю сколько раз. – Где теперь твои каламбуры, твои смешные выходки, твои куплеты? Где заразительное веселье, охватывавшее всех за столом? Ничего в запасе, чтоб позубоскалить над собственной беззубостью? Полное расслабление? Ну-ка, ступай в будуар великосветской женщины и скажи ей, какою она сделается когда-нибудь, несмотря на румяна в дюйм толщиною. Попробуй рассмешить ее этим предсказанием. – Скажи мне одну вещь, Горацио.

Горацио

Что именно, принц?

Гамлет

Как ты думаешь: Александр Македонский представлял в земле такое же зрелище?

Горацио

Да, в точности.

Гамлет

И так же вонял? Фу!

(Кладет череп наземь.)
Горацио

Да, в точности, милорд.

Гамлет

До какого убожества можно опуститься, Горацио! Что мешает вообразить судьбу Александрова праха шаг за шагом, вплоть до последнего, когда он идет на затычку пивной бочки?

Горацио

Это значило бы рассматривать вещи слишком мелко,

Гамлет

Ничуть не бывало. Напротив, это значило бы послушно следовать за их развитием, подчиняясь вероятности. Примерно так: Александр умер, Александра похоронили, Александр стал прахом, прах – земля, из земли добывают глину. Почему глине, в которую он обратился, не оказаться в обмазке пивной бочки?

Истлевшим Цезарем от стужи
Заделывают дом снаружи.
Пред кем весь мир лежал в пыли,
Торчит затычкою в щели.
Но тише! Станем дальше! Вон король.
Входит шествие со священником во главе, за которым следует
тело Офелии, Лаэрт, провожатые, король, королева и их свита.
Вон королева. Двор. Кого хоронят?
Как искажен порядок! Это знак,
Что мы на проводах самоубийцы.
Но нас увидят. Станем в стороне
И поглядим.
(Отходит с Горацио в сторону.)
Лаэрт
Что вы еще добавите из службы?
Гамлет
Вот благородный юноша Лаэрт.

Сие крылатое выражение только у совершенного невежды может вызвать недоумение. Шекспир — выдаст осведомленный. Да, он родной. Однако для полноты картины хочется разобраться с контекстом, в котором появился фразеологизм «Бедный Йорик». И конечно, толкование и возможности употребления.

Кто такой Йорик?

Персонаж, отчетливо ассоциирующийся у среднестатистического читателя с черепом, мелодраматически попавшим в руки Гамлета, при дальнейшем, более пристальном рассмотрении, вызывает лично у меня в голове отчетливое чувство пустоты. Что ж, начнем статью с попытки ответить на сакральный вопрос.

Если обратиться к источнику, а именно первой сцене пятого акта все того же «Гамлета» Шекспира, узнаем, что Йорик — это королевский шут, с которым главный персонаж был близко знаком ранее. Сейчас же это просто череп в руках, печальный образ смерти, сжирающей каждого рано или поздно. А когда-то юмор Йорика так заражал и подвигал других радоваться жизни. Горькая песнь бренности тела. «Бедный Йорик!»

Значение фразеологизма

Концепт очевиден. Сожаление о смерти друга детства. Где эти уста, что так часто целовал? Кто развеселит в момент тяжелой думы? Гамлет невольно стал автором крылатой фразы, которую и по сей день можно услышать в контексте сожаления об уходе важного человека. Есть и шутливо-ироничный оттенок, поскольку скорбь о скоморохе. Поэтому не рекомендуется употреблять в серьезном контексте, на похоронах можно и «по рогам получить».

И в заключение. Alas, poor Yorick! I knew him, Horatio… Бедный Йорик! Я знал его, Горацио… Красивая поэтика. Шекспир выдал сонм крылатых выражений. Познакомившись здесь с небольшим отрывком великой драмы, обязательно продолжим приобщение к его творчеству в рамках цикла.

«Ёрики-лорики!» — так говорила одна волшебница в книге А. Волкова «Волшебник Изумрудного города». А у Шекспира, конечно, был не Ёрик, а Йорик — так звали шута, которого принц Гамлет знал с детства и которого сразу узнал, найдя его череп в свежеразрытой земле на кладбище. В своем известном монологе про бедного Йорика Гамлет сетует на быстротечность жизни.

Правда, не очень понятно, как именно Гамлет опознал любимого шута, когда от последнего остался лишь череп. Возможно, на черепе Йорика были какие-то особые приметы. Например, король (на тот момент, когда Гамлет держал в руках череп бедного Йорика, — тоже покойный) сильно рассердился на какую-нибудь его шутку и нанес ему такой удар, после которого умирают не сразу, но вмятина остается. А Шекспир об этом молчит как о само собой разумеющемся. К примеру, никто не пишет «она была любовницей короля, и король снимал с нее белье», про белье и так ясно, — может, вот так же во времена Шекспира могло быть ясно, что из фразы «он был шутом короля» следует «и король бил его, когда шутки были чересчур смелые»? Не знаю, только предполагаю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *