Девушка обмочилась в штаны

Эта девушка тоже участника форума omorashi.ru. Брать интервью у неё было сплошное удовольствие. Мне понравилось, с какой лёгкостью она относится к этой теме, спокойно признаётся в своём интересе, и сожалеет о том, что многие люди с опаской и непониманием относятся к любителям такой темы. Побольше бы таких девушек, как Ириша!
TBrass
Мне кажется, что девушки гораздо чаще сталкивались в своей жизни с такой проблемой, когда захотелось в туалет, но они терпели. Я прав?
Irisha
Гораздо чаще, чем кто? Если чем парни, то да, мне всегда было сложнее сходить в туалет, поэтому приходилось терпеть.
TBrass
Да. Разумеется, чаще чем парни. Сейчас на самом деле девушки в основном не стесняются признаться в своём желании, и пойдут не просто в кустики, а найдут место получше. Многие девушки мне говорили: «Сейчас нет такой проблемы, потому что полно мест, где можно без проблем сходить в туалет: в кафе, торговых центрах, магазинах и т.д». А ты что думаешь по этому поводу? Почему, на твой взгляд, девушки чаще рискуют столкнуться с такой проблемой?
Irisha
Потому что нам нужно больше времени, чтобы всё сделать, как положено. Мне иногда чуть ли не раздеваться приходилось, чтобы писать, особенно если платье тесное или зимняя одежда. Поэтому часто очереди, всем ведь надо так же.
TBrass
Расскажи о самых первых твоих воспоминаниях: когда и как ты столкнулась с такой ситуацией впервые, когда очень сильно хотела в туалет?
Irisha
Лет в 5, наверное. Мы осенью ехали с мамой в автобусе от бабушки из другого города, это было впервые за два года, поэтому мама мне не надела уже подгузник, как раньше. Пришлось очень сильно терпеть. Когда с автобуса шли домой, мама мне разрешила описаться, чтобы не мучиться.
TBrass
По твоим сообщениям на форуме я понял, что твоя мама во многом поспособствовала формированию у тебя интереса к этой теме. Я правильно понимаю, что у тебя из-за отношения твоей мамы, никогда даже в критических ситуациях не возникало чувство стыда, даже если ты писалась?
Irisha
Возникал страх, что ко мне окружающие плохо отнесутся из-за этого. И мне всегда было очень досадно, что люди так к этой теме относятся.
TBrass
Тема, на мой взгляд, очень табуированная. Тебе вообще часто до совершеннолетнего возраста доводилось терпеть и не успевать? Было ли такое не потому что мама не разрешала, а когда каким-то образом сама не рассчитала силы?
Irisha
Конечно, много раз. Я обычно расслаблялась, как только становилось ясно, что окружающие либо не заметят, либо их нет рядом. Было и так, что действительно на людях не утерпевала
TBrass
Можешь рассказать о том, как у тебя возник интерес к этой теме, и как он в тебе развивался?
Irisha
Я ещё лет в 5 поняла, что когда писаешься, становится очень приятно и легко. Для меня всегда возможность описаться была связана со свободой и с приятными телесными ощущениями. Я часто так делала, например, возвращаясь с прогулки, или даже сидя дома за уроками, потом одежду просто складывала в стиральную машину. Лет в 12-13 стала много общаться с окружающими, поняла, что вообще почти никто так не делает, стало очень неприятно, что оно так, что люди не такие. Но продолжала втайне так делать. Иногда надевала подгузник, когда шла гулять или ехала куда-то в другой город на автобусе. Для меня и тогда и сейчас это состояние связано со свободой, приятными ощущениями в теле, а также с ощущением себя маленькой. Мне очень нравится
TBrass
То есть тебе изначально нравится терпеть, пока не описаешься?
Irisha
Нет, мне не нравится терпеть. Мне нравится иметь возможность описаться в любое время и в любом месте, и чтобы окружающим это нравилось, или чтобы, как минимум, они к этому спокойно отнеслись
TBrass
Наверное, реальных случаев, когда ты действительно не хотела опозориться, но не смогла сдержаться, у тебя и не было?
Irisha
Однажды я всё-таки не выдержала в автобусе, когда ехала домой, напрудила там лужу. Дело было осенью, поэтому лосины впитали, и не так заметно было, но всё равно. Сначала сильно испугалась, что окружающие подумают, на остановке из автобуса выбежала, а потом прикольно было, что они видели.
Ещё я в 10-м классе описалась на выпускном балу. Не хотела писаться, но не утерпела, когда смеялась. Но я была в длинной юбке, под средние века, и дело было на улице, поэтому никто не заметил, но я испугалась.
TBrass
Но получается, что так или иначе ты всё равно это делала специально: специально какое-то время не ходила в туалет, чтобы потом почувствовать свободу. В этом смысле традиционные реальные случаи, когда девушка очень хотела в туалет и испытывала страх, что может не успеть – совсем не твой случай. Или у тебя всё-таки было так, что ты очень сильно хотела в туалет, дотерпела, но испытывала страх и стыд, что можешь не дотерпеть?
Irisha
Да нет же! Я никогда не терпела специально. Мне просто нравится писаться. Случаи, когда я боялась, что описаюсь не там, у меня бывали, но не часто. А что просто описаюсь, конечно, никогда не боялась — напротив, как только никто не мешал, сама это делала.
TBrass
Просто у меня есть такое предположение: что те девушки, которым эта тема каким-либо образом нравится, на самом деле борются со страхом перед этой ситуацией. То есть с одной стороны им очень страшно реально оказаться в положении, когда очень нужно в туалет и нет возможности сходить, а с другой — представлять мысленно себя в такой ситуации их возбуждает. У тебя же всё происходит совсем иначе. Ты не боишься подобных ситуаций, потому что намеренно делаешь то, что с общественной точки зрения считается стыдным.
Irisha
Нет. Мне нравится сам процесс и то, что это удобно и приятно. И мне очень досадно, что остальные люди этого не понимают и не принимают. А жаль, если бы описаться было бы так же естественно, как, например, чихнуть, мир был бы куда как лучше.
TBrass
Девушки в большинстве своём часто сталкивались с проблемой, когда сильно хотелось по маленькому. А тебе случалось когда-нибудь хотеть сильно и терпеть по крупной нужде?
Irisha
Когда мне было 11, мы с мамой однажды три дня прожили в самую летнюю жару на островке на реке, в палатке. Настоящий необитаемый остров, только мы. Когда ехали туда, я надела купальник и небольшую юбку, и все три дня заморачивалась насчёт туалета, только если по большому, а всё остальное решала прямо там, где захотелось, даже в палатке на надувном матраце (просто полотенце на него положила). Конечно, постоянно купалась, из воды почти не вылезала, ну и в воду тоже. Это были одни из лучших каникул в моей жизни!
По большому бывало, и я всегда терпела. Чтобы не дотерпеть, только один раз случилось в 17 лет, ну и ещё в самом детстве года в 4.
TBrass
расскажи про эти два случая.
Irisha
В детстве как все дети, просто помню, что сначала что-то сзади лезет, а потом мама меня купает. А во второй раз я бежала домой, уже описалась, но сильно хотела по большому, чувствовала, что уже всё сейчас, и около подъезда расслабилась — надоело трястись
TBrass
А были у тебя просто такие ситуации, когда сильно хотела в туалет, и в принципе рисковала наложить в штаны?
Irisha
Ситуации пару раз бывали
TBrass
А можешь рассказать о них, и постараться подробней описать о самой физиологии процесса: как и что ты чувствуешь от начала до конца?
Irisha
Ну как тут сказать, просто чувствую давление внизу сзади и то, что это давление может вырваться наружу, нужно сжимать попку, лучше сесть на что-то и прижаться туда, пояс лучше развязать, штанишки расстегнуть. Иногда при этом ещё тошнит, совсем плохо тогда. Через какое-то время можно перехотеть, тогда уже не так давит, но тошнит сильнее.
Сделать всё в штанишки мне не понравилось. Тогда, в 17 лет, я, конечно, почувствовала облегчение и довольно приятное ощущение в первые пару минут сзади, но потом мыться было очень неприятно.
Я потом летом в том же году для интереса однажды вывалила себе сзади в купальник примерно 2 килограмма яблочного жмыха от соковыжималки, и так ходила пару часов. Оригинальное ощущение, но только если это именно жмых, а не каки, которые пахнут и мерзкие.
TBrass
Да, я полностью соглашусь с тобой, что последствия после того, как обкакаешься, устранять сложнее и неприятнее, чем когда описаешься. Ну вот само ощущение, когда сильно хочется по большому мне почему-то нравится, в отличие от того, когда хочется по маленькому.
Irisha
А мне ни то, ни то не нравится. Куда как приятнее им следовать: по большому как положено, а по-маленькому — в купальник, в постельку или в штанишки
TBrass
А в каких обстоятельствах у тебя были те два случая, когда ты вот так терпела, когда давило внизу. Где ты сама в это время находилась? Была ли возможность сходить и т.д?
Irisha
Один раз в автобусе ехала, другой раз в школе на уроке. Когда приехали, на вокзале сходила, а во втором случае на перемене. Ничего интересного
TBrass
А если бы всё-таки произошла такая история, что ты бы в городе, в людном месте сильно захотела какать и поняла, что не дотерпишь, спокойно бы сделала это в штаны? И не чувствовала бы стыд?
Irisha
Сделала бы. Испугалась бы, что другие увидят, было бы неприятно.
TBrass
А тебе нравится только самой писаться? У тебя возникает интерес смотреть на других, читать рассказы, слушать или читать реальные истории, как кто-то не дотерпел?
Irisha
Нравится, но только если кто-то писается, или может описаться. Если специально терпят — не люблю, когда этого боятся.
Irisha
Скажи, а вот ты девушек спрашивал, а много ли таких же, как я? Которым тоже нравится именно описаться, а не там терпеть или что ещё? У меня была подруга в школе в 4 и 5 классах, ей тоже это нравилось, но её мама очень сильно наказывала.
TBrass
Честно говоря, те несколько девушек, которым нравится эта тема, в основном любят терпеть, и не все предпочитают писаться в одежду.
TBrass
А тебе самой приходилось быть свидетельницей того, как кто-то хотел в туалет сильно?
Irisha
Да. И я всегда сетовала, что люди такие глупые, надеялась, что, в конце концов, тот, кто хочет, просто спокойно описается. Но такое было только с родными и близкими друзьями! Однажды мы ехали на машине с мамой и её подругой, и они обе очень хотели в туалет, а была пробка. Они уже не выдерживали, и обе мне прямо-таки приказали описаться прямо в машине у них на глазах, чтобы им не было так неудобно, что они описались, а ребёнок нет. Я последовала их словам, потом мама всё-таки описалась, а её подруга дотерпела. Тогда лето было, а мы ехали к подруге мамы. Когда приехали, у нас не было запасной одежды, поэтому мы вместе с мамой пошли в одежде купаться в ванной, а потом и Маша (это подруга мамы) к нам присоединилась. Там я ещё раз перед всеми описалась, но они уже не заметили, все мокрые были.
TBrass
У меня создается впечатление, что у тебя мама сама любила описаться и приучила тебя к этому. Это так?
Irisha
Да, но она, похоже, стеснялась так уж часто это делать, а с возрастом и вообще перестала. Но любила смотреть на меня описанную или как я писаюсь, часто разрешала мне это делать, или даже говорила специально описаться.
TBrass
Немало людей считают интерес к этой теме нездоровым, а людей интересующимся этим — неадекватными. А как ты считаешь, насколько они правы или не правы, и почему?
Irisha
Я считаю их самих нездоровыми и неадекватными. Это комплексы, одно из самых больших зол в нашей жизни. Почему-то тех, кто интересуется анальным сексом, называют «ценителями», хоть это совершенно неестественное, антиэстетичное и вредное действие, а тех, кому нравится писаться, осуждают, хоть все дети это делают естественным образом и это совершенно не вредно.
Вообще, когда человек гораздо больше боится описаться в штаны, чем писать безграмотно или не уметь правильно считать, то это признак больного общества.
TBrass
Одна девушка мне написала, что я маньяк, если мне нравится, как девушки хотят в туалет. И что только больные люди считают больным общество, которое не принимает их «извращенские»пристрастия.
Irisha
Она зря себя ассоциирует с обществом. Я не меньшее общество, чем она. И посмотрим, куда кривая вывезет. Некоторое время назад девушек, которые общались с чужими мужчинами, такое же общество пыталось в перьях вываливать, а потом наоборот — за такие попытки вывалять стали в тюрьму сажать. Посмотрим, авось и тут если не так, то похоже получится
Лично мне представляется извращенским пристрастие к анальному сексу, высоким каблукам (терпеть их не могу) и к стриптизу. И я точно так же могу сказать, что те, кто имеет такие пристрастия — маньяки и больные. Понравится это им?
TBrass
Я ей тоже пытался донести эту мысль, но в конце у нее была довольно агрессивная реакция.
Irisha
Так понятно, почему агрессия — ума не хватает разумно ответить, вот и злится. А разумный ответ тут может быть только один — «всё это нормально»
TBrass
Есть такое мнение, что если долго терпеть, то может лопнуть мочевой пузырь. Ты с этим согласна?
Irisha
Может разорваться, если при этом сильно удариться животом. Это частая причина смерти в автоаварии. Поэтому если я вдруг на машине или на самолете увижу, что назревает катастрофа, я тут же описаюсь. Хоть от этого мучиться не буду. А если просто терпеть, то почки заболят.
TBrass
Есть такая байка, что в войну многие чеченские женщины погибли от разрыва мочевого пузыря, потому что долго терпели. Такое возможно, как ты считаешь?
Irisha
Нет, невозможно. Но можно получить пиелонефрит.
TBrass
Кстати, та девушка, которая осуждающе и довольно агрессивно была настроена против такого интереса, среди прочего написала следующее: «Так вот я тебе расскажу одну историю которую рассказали мне про одну женщину в возрасте, которая попала в больницу, не помню всей правды с чем и почему, ну в общем то ей нужно было подставлять туалет — сама она не могла. И получилось так, что медсестра забыла зайти к этой женщине, а она умерла от того, что не смогла сходить в туалет. Её моральные качества не позволили ей сходить под себя»
Как бы ты прокомментировала это сообщение?
Irisha
Если это «мораль» — то нафиг такую мораль, никакой пользы она не приносит, а значит, и не нужна.
TBrass
Тебе больше нравится писаться специально дома, или ты делаешь это публично?
Irisha
Дома.
TBrass
А почему все-таки ты предпочитаешь делать в штаны, а не сходить в кусты, как поступили бы многие?
Irisha
Девушка, оголившая свой зад в месте, где есть много других людей, выглядит отвратительно. Вот это действительно стыдно! Когда я вижу женщин, которые снимают одежду и писают по кустам, мне просто противно! Мужчины ещё ладно, а для женщин и тем более девушек — это недопустимо.
TBrass
Кто-нибудь, кроме мужа и мамы, знает еще о твоем увлечении?
Irisha
Да, несколько подруг.
TBrass
А они как к этому относятся?
Irisha
Нормально относятся, заодно знают, что если что, при мне вполне можно описаться. Я при них неоднократно писалась.
TBrass
А ты читала переписки, которые я выкладывал на форуме?
Irisha
Да. Странные девушки, жаль, что они такие.
TBrass
А в чем их странность? Ведь как раз те девушки наоборот считают, что люди, которым нравится смотреть, как кто-то терпит или писается, и есть странные
Irisha
Странно то, что такое естественное действие для них столь неприятно. К тому же им говорят, что есть мужчины, для которых это интересно и возбуждающе. Это ведь значит, что такую фишку можно использовать для соблазна и стоит запомнить, а не противоречить.
TBrass
Ну и напоследок, расскажи ещё о каком-нибудь случае, когда писалась вне дома?
Irisha
Один раз в 18 лет совсем смешно получилось — шла с занятия по гимнастике (первый и последний раз туда отправилась, не понравилось), была в закрытом гимнастическом купальнике с рукавами, так как не переоделась после занятия и не сообразила, что если что, пописать-то с ним так просто не получится — придётся полностью раздеваться, платье снимать. В туалет в Макдональдсе зашла, и пришлось снова удовольствие получить: платье в кабинке снимать не стала, купальник потому тоже.

Родители десятилетней Светы уехали в командировку и оставили дочку дома одну. Утром в субботу мама в тридцатый раз объяснила Свете, где в холодильнике находятся щи, а где котлеты, в пятидесятый раз напомнила, что нельзя открывать незнакомым, смотреть телевизор и сидеть за компьютером после десяти, заходить в папин рабочий кабинет, в сотый раз показала, как открывать газ и что делать, если вдруг выбьет пробки. Наконец мама, поцеловав на прощание дочку, поспешила на поезд.

Закрыв за мамой дверь, Света наконец-то ощутила себя полноправной хозяйкой квартиры. Вопреки наставлениям мамы, она первым делом пошла не на кухню, где на столе стоял заботливо приготовленный завтрак, а в зал, к компьютеру. Пока компьютер включался, Света принесла из холодильника двухлитровую пачку сока и стакан. Затем она залезла в свой любимый чат и углубилась в общение. Обычно родители не разрешали Свете сидеть за компьютером дольше часа, но сейчас она могла делать всё, что хотела. Удобно устроившись с ногами в кресле (чего папа никогда не позволял) и попивая ананасовый сок, Света общалась в чате, одновременно успевая играть в две онлайн-игры и отвечать подружке в аське. Уж в интернете-то, думала Света, предки по сравнению со мной вообще ничего не понимают…

К полудню Света стала ерзать на кресле, сжимая ноги, но делала это неосознанно, так как целиком была поглощена интернетом. Так же неосознанно она и пила сок, стакан за стаканом. Наконец Света поняла, что сильно хочет писать. Каким бы сильным ни было желание продолжить играть, мочевой пузырь давал о себе знать сильнее. Света хотела уже бежать в туалет, но вдруг подумала:

«А почему это я должна в туалете писать? Это взрослые так заставляют, а сегодня я одна, что хочу — то и делаю».

Недолго думая, Света расслабилась и начала писать прямо в той позе, в которой была — с ногами, поджатыми под себя. Теплая моча мгновенно пропитала трусики, штанишки, дальше потекла по пяткам на стул и потом на пол. Когда Света закончила писать, штаны и носки промокли чуть ли не насквозь, а под стулом была довольно большая лужа.

Такой способ опорожнения мочевого пузыря девочке очень понравился. Мало того что не надо было бегать через всю квартиру в туалет и отрываться от любимого занятия, так ещё и пропитанные теплой жидкостью брюки, прилипая к ногам, создавали удивительно приятные ощущения. Света потянулась к пачке сока, чтобы налить себе еще стакан, но сока осталось всего на треть стакана.

Света, надо сказать, очень любила пить — не только сок, но и любую другую жидкость: хоть кока-колу, хоть чай, хоть компот. Из-за этого мама год назад вообразила, что у дочки сахарный диабет, и долго водила её по разным врачам, которые, разумеется, назначили кучу анализов и обследований. Однако все исследования показали, что девочка совершенно здорова. Тем не менее, мама не разрешала Свете слишком много пить, упрекая её «Опять ночью будешь пять раз в туалет бегать!»

Но сейчас мамы не было, и Света, просидев за компьютером два часа с небольшим, незаметно выпила двухлитровую пачку сока. Допив последнюю треть стакана, она решила, что хочет ещё, тем более, что мама, хоть и ограничивала дочку в питье, на выходные еды и напитков оставила с избытком. Света направилась к холодильнику и, к своему огромному удовольствию, увидела там две двухлитровые бутылки «кока-колы», запотевшие от холода. Света взяла одну из них и снова поспешила к компьютеру. Есть ей пока не хотелось.

Меньше чем через полчаса мочевой пузырь Светы снова стал сигнализировать, что пора пописать. Света опять сходила под себя, ухитрившись одновременно писать и пить кока-колу. Лужа под стулом увеличилась, а сам стул промок настолько, что хлюпал, когда Света ерзала по нему. Света встала и прошлась по комнате, заодно осмотрев свои синие штаны. Весь их перед между ног и втутренние стороны штанин были мокрыми, промок и самый низ штанов — Света описала его, когда писала с поджатыми под себя ногами. Носки тоже были хоть выжимай. Света прошлась по ковру, оставив за собой несколько мокрых следов. Писать прямо там, где захочется, ей очень понравилось. Из-за своей любви к напиткам Свете приходилось ходить в туалет довольно часто, а порой, выпив на ночь трёхлитровую банку бабушкиного компота, она до утра бегала «по-маленькому» три-четыре раза. Играя во дворе с подружками, Света порой тоже вынуждена была бежать в туалет или присаживаться вдалеке от двора, за гаражами. Она не понимала, почему нельзя пописать при всех, прямо во дворе, и продолжить играть, или почему нельзя ночью сделать свои дела в постель, чтобы не перебивать сон. Конечно, думала Света, это взрослые выдумали все нелепые ограничения. Но теперь, оставшись дома одна на целую неделю, она вовсе не собиралась следовать их нелепым запретам.

Перед тем как вернуться к компьютеру, Света подумала, а что будет, если попробовать пописать прямо сейчас, через пять минут после того, как она уже описалась. Света немного расставила ноги и расслабилась. К её удивлению, на ковер полилась небольшая струйка, потом закапало, а между ног в очередной раз разлилось тепло. Даже за каких-то пять минут у неё набралось достаточно много мочи!

Света вернулась за компьютер и залпом выпила два подряд стакана кока-колы, чтобы скорее захотеть писать и попробовать ещё раз. Но тут её стало клонить в сон. Света посмотрела на часы — было четыре двадцать дня. Неудивительно, что ей захотелось спать — обычно в субботу она вставала не раньше одиннадцати, а сегодня мама подняла её в начале девятого.

Света выключила компьютер, выпила ещё стакан «кока-колы» и отправилась в спальню. Она сняла насквозь мокрые штаны, залезла в кровать в не менее мокрых трусиках и, удобно устроившись в мягкой постели, тут же заснула.

Проснулась Света от чувства переполненного мочевого пузыря. Она по привычке хотела отправиться в туалет и, пописав, продолжить спать, но вдруг с огромной радостью вспомнила, что сегодня можно не ходить в туалет, вообще не ходить! Света улеглась на спину, слегка раздвинула ноги и всласть пописала. Затем она уснула в луже собственной мочи. Второй раз Света проснулась в половине восьмого вечера от звонка в дверь. Она торопливо вскочила и хотела было надеть штаны, но те, конечно, ещё не высохли. Света отыскала в шкафчике легкие светло-зелёные шорты и, натянув их поверх мокрых трусиков, побежала к двери. Подвинув к двери табуретку, Света вскочила на неё и посмотрела в глазок. Звонила её лучшая подруга Аня.

Света открыла дверь.

— Привет, где пропадаешь? — сказала Аня, входя в квартиру.

— Да так, — ответила Света, — в инете висну, а сейчас спала.

— Ой, я тебя разбудила?

— Да не, всё нормально.

Света лихорадочно думала — скрыть от подруги то, чем она сегодня занимается — или признаться. После минутного раздумья она склонилась ко второму варианту. Во-первых, Ане можно было довериться, а во-вторых, насколько помнила Света, Аня никогда не стеснялась писать при ней — хоть в песочнице, хоть во время игры в снежки.

Тем временем Аня уже прошла в зал.

— Ой, Светка, а чё это у тебя тут так всё мокро? — удивилась она.

— Да я тут развлекаюсь, — ответила Света. — Хочешь, покажу?

Не дожидаясь ответа, она встала посреди зала и принялась писать стоя прямо в свеженадетые шорты. Мочи за вторую половину дневного сна накопилось порядочно, и Света в который уже раз за сегодняшний день наделала большую лужу.

Аня открыла рот от изумления.

— Свет, тебя ж родители убьют! — воскликнула она.

— Ничего не будет, — ответила Света, топчась в теплой луже, — они только в ту субботу приедут, а до этого времени я всё уберу.

— А можно, и я так же попробую? — с восторгом произнесла Аня.

— Конечно, спрашиваешь!

Аня немного выгнулась назад, закрыла глаза и сосредоточилась. Несколько секунд ничего не происходило, затем её джинсы чуть-чуть намокли в области промежности.

— Не идёт что-то, — произнесла она и чуть тише добавила: — Я стесняюсь…

— Да ладно тебе, — улыбнулась Света, — смотри на меня и делай, как я! — она расслабилась и выпустила ту небольшую порцию мочи, которая уже успела накопиться в мочевом пузыре со времени последнего писа. Со Светиных шортиков снова закапало.

Аня по примеру Светы немного расставила ноги, потом закрыла глаза и попыталась полностью расслабиться. Наконец процесс пошёл. Сначала у Аниных джинсов намокли внутренние поверхности бедер, потом — голеней и, накец, под Аней начала растекаться лужа. Она, правда, была не такой большой, как под Светой.

— Класс! — заявила Аня и, сжав рукой джинсы в области промежности, выжала из них несколько капель. — Ой, блин, а как я теперь домой пойду?

— А зачем тебе домой идти? — сказала Света. — Оставайся у меня, будем развлекаться дальше. Аня прыснула от смеха, но не могла не признать, что развлечение ей очень понравилось.

— Так я теперь долго не захочу! — сказала Аня.

— Это мы мигом исправим! — Света отправилась на кухню и вскоре вернулась с двухлитровой бутылкой «кока-колы» и двухлитровой пачкой сока «мультифрукт». Она тут же налила Ане стакан сока.

— Пей! Не заметишь, как опять захочешь!

Аня выпила стакан сока. Света налила ей ещё и побежала на кухню за вторым пустым стаканом для себя. За каких-нибудь полчаса девочки прикончили сок и принялись за кока-колу.

— Ну, как? — спросила Света, допивая первый стакан.

— Пока не хочется, — пожала плечами Аня.

Аня стянула джинсы и осталась в мокрых трусиках. Писать ей пока хотелось не слишком сильно. Света запустила на компьютере «Ранеток», и девочки уселись смотреть сериал. К концу первой серии Света призналась, что ей уже тяжело терпеть. Низ её живота порядочно округлился. Света откинулась на спинку дивана, раздвинув ноги. Аня села примерно так же, хотя чувствовала, что вполне может терпеть.

Они досмотрели вторую серию, затем третью, заодно допили весь сок…

Света зевнула. — О, уже двенадцать, — заметила она. — Давай сейчас спать пойдём. Твои в курсе, что ты у меня остаёшься?

— Ага, я уже давно маме эсэмэску скинула.

Света допила очередной стакан сока. — Только ты смотри ночью в туалет не вставай, писай прямо в постель.

Аня со смехом кинулась в спальню. Девочки улеглись рядом, накрылись вдвоём одним большим одеядом и сразу же уснули.

Сказать, что наутро постель под Аней и Светой была мокрой, значило ничего не сказать. Создавалось впечатление, что на неё вылили пару ведер воды. Света точно помнила, что писалась в половине второго, потом около трёх ночи. Ещё раза два или три она описалась под утро, но делала это в полусне, даже не посмотрев время на сотовом.

Света поёрзала попой в большой луже и толкнула в бок Аню:

— Признавайся, сколько раз описалась?

— Раз пять или шесть, — ответила та. — Прямо как прорвало! Хорошо, что в туалет ходить не надо было, а то бы я и не поспала.

После этого девочки зашлись в приступе бурного смеха. Их ждал новый день, полный развлечений…

Ну вот, сугубо по теме (кто в ТЕМЕ в принципе, наверняка читал этот рассказ, потому что ему лет десять, если не больше. Как раз отвечает ситуации (в случае с мамой) — кстати, автор, я так понимаю, оставляет читателю возможность додумать, был ли у мамы собственно пис в штаны, В КАКОЙ СТЕПЕНИ и состоялся ли он вообще — но я так понимаю, он СОСТОЯЛСЯ ЧАСТИЧНО, что впрочем для мамы, взрослого человека, с которым раньше не случалось ничего даже близко — было, я так полагаю, довольно сильным стрессом. как и для сына, автора рассказа, впрочем… Далее (приключения с девушкой) — это, я так понимаю, немного из другой оперы, но эти фантазии и эксперименты паренька, без сомнения, были порождены предшествующей ситуации с мамой.

Предел терпения (рассказ из Интернета)

Извините, если кого-то это шокирует, но первый сексуальный интерес проснулся у меня к собственной матери. Однажды, когда мне было всего 10 или 11 лет, мы шли с нею домой после долгого похода по магазинам, который занял почти весь день. Мама выглядела очень хмурой, что неудивительно после стояния в огромных очередях. Но на самом деле причина была в другом. Выйдя из автобуса и пройдя метров 100, она вдруг остановилась. Я недоуменно спросил, в чем дело, но мама промолчала и пошла дальше. До дома было идти 2 квартала. Она шла очень медленно, крошечными шажками, и я опять спросил, почему. Сказать, что ее ответ меня поразил — ничего не сказать. Она буквально прошипела сквозь зубы: «В туалет так хочу, еле терплю».
Видимо, до этого она стеснялась меня, потому что, признавшись в своем состоянии, стала на ходу постоянно вполголоса причитать что-то типа «С-с-с-с, не могу, не могу», «Только бы не потекло» и т.п.
Я шел рядом ошарашенный. Я просто представить себе не мог, что мама вдруг может написать в штаны. Она еле шла, и я сказал, что пойду вперед, типа, открою квартиру или что-то в этом роде. На самом деле я просто не мог видеть маму в таком состоянии. Я прибежал домой и стал ждать ее. Дома никого больше не было. Когда она вошла в квартиру, она, уже не стесняясь меня, стала снимать пальто, бегая взад и вперед по коридору на полусогнутых ногах. Одна из пуговиц, как назло, заела и она остановилась, скрестив ноги, чтобы ее расстегнуть. И вдруг мама завизжала тонким-тонким голосом: «И-и-и-и-и», резко согнулась и бросилась в туалет прямо в пальто и в сапогах. Видимо, она написала в трусы. Она даже не закрыла дверь и я стоял в шоке и смотрел, как она задрала юбку, сорвала колготки, которые, по-моему, при этом порвались, и грохнулась на унитаз. Был хорошо слышен звук мощной струи, хлещущей из нее с неимоверным напором. Потом уже, перебирая в памяти эту сцену, я понял, что между тем, как мама уселась на унитаз и появлением звука от струи не было ни малейшего промежутка. Мама писала долго и в конце, когда из нее еще лилось, она подняла глаза и встретилась с моим сумасшедшим взглядом. Она потянулась к двери туалета, но я первый сорвался с места и стремглав бросился в свою комнату.
Я был впечатлительным ребенком. Эта скандальная история меня просто вывела из равновесия. Мне, наивному мальчишке, казалось, что с моей Мамой такого просто не могло быть, просто потому что не могло быть никогда. Я даже какое-то время стеснялся после этого смотреть ей в глаза. Но потом появилась «крамольная» мысль, которая и стала толчком к формированию моего фетиша. Я тогда подумал: «Ну а если так сложилось бы, что мама не смогла бы попасть в туалет еще полчаса? Неужели она описалась бы?» Это никак не укладывалось у меня в голове. Ну а что тогда? Может, она все равно дотерпела бы? Эти вопросы не давали мне покоя.
Листая как-то раз дома подшивку журнала «Здоровье», я наткнулся на статью, в которой упоминалось о том, что во время сталинских депортаций чеченцев везли в вагонах, не оборудованных уборными. А у чеченцев женщины очень стыдливы, и к тому же есть у них табу на то, чтобы женщина пошла в туалет на глазах у мужчины. Тем более нереально для них справить нужду прямо в присутствии мужчин. Ехали они очень долго, но большинство женщин просто терпели. В итоге мочевой пузырь лопался. Прочтя об этом, я уверовал в то, что взрослая женщина не описается никогда, как бы не хотелось. Забегая вперед, скажу, что теперь-то я знаю, что это не так.
Моя первая девушка, с которой я утратил девственность, принадлежала к тому типу женщин, для которых пописать под кустом — не проблема. Поэтому, когда я рассказал ей о своем интересе, ничего не смогла вспомнить из своей биографии на интересующую меня тему. Она просто никогда не доводила себя до такого состояния, чтобы было совсем невтерпеж. Вообще, терпеть по-маленькому она очень не любила, и когда пару раз за время нашего знакомства ей где-нибудь «приспичивало», она с легкостью отбрасывала стыдливость. Зато она позволила мне впервые в жизни увидеть в подробностях, как женщина писает. Помню, когда она, сидя в ванной, бесстыдно раздвинула свои мясистые малые губы пальцами и из ее «писательной» дырочки вырвался золотистый фонтан, я был возбужден безумно. Но увы, это все-таки было не главное, чего я хотел. Терпеть по моей просьбе она, разумеется, не стала.
После расставания с моей первой девушкой у меня была длинная череда случайных подруг, которым я ничего не говорил о своих необычных желаниях. Но судьба оказала мне все-таки услугу и я наконец-то познакомился с женщиной, которая впервые пошла мне навстречу. Ее звали Лена, ей было 30, мне тогда — 21. Она была очень худая, к тому же еще и маленького роста. Но ее щелка была очень темпераментна в постели, а главное, способна удерживать огромное количество мочи. Я рассказал ей о своих фантазиях и она с интересом поддержала разговор. Сказала, что самой ей терпеть приходилось часто, но ей это не очень тяжело, и вообще, она способна не обращать внимания на полный мочевой пузырь, если негде пописать, и спокойно отвлечься, не думать об этом. Лена рассказала, что никогда не писалась, как бы не хотелось. Но (первый раз, когда я узнал об таком случае!) у нее была подруга, которая ей рассказывала, что с ней однажды такое было. Она лет в 16 гуляла с парнем по улице, изнемогала от желания пописать, но стеснялась в этом признаться. И когда она, расставшись со своим кавалером у подъезда, бежала вверх по лестнице, у нее текло по ногам.
Лена согласилась попробовать потерпеть специально. Я попросил ее придти ко мне уже с полным мочевым, и она действительно однажды, войдя ко мне в квартиру, сказала, что давно уже хочет. Я сразу раздел ее, мы легли в кровать, я развел ей ноги, широко раздвинул гладко выбритые губки, но ее щелка выглядела вполне обычно. Меня тогда безумно интересовало, как выглядит женская щель, когда она хочет в туалет. Я вблизи рассматривал отверстие уретры, но ничего внешне не выдавало ее зажатость. Мы долго кувыркались с Леной в постели, но она не могла кончить, хотя обычно ласки клитора языком приводили ее к оргазму за считанные минуты. Я безостановочно поил Лену минералкой, которой за вечер она выпила литра два. Постепенно я стал чувствовать, как у нее внутри становится тесно. Я тогда и узнал впервые, что у женщин полный мочевой пузырь легко ощущается через верхнюю стенку влагалища. А когда она уже очень хочет, эта стенка твердая и выпуклая. Наконец Лена стала проявлять беспокойство и проситься в туалет (не слезая, впрочем, с моего члена). Она попросила меня не делать резких движений: «Ты же не хочешь, чтобы я нассала тебе в постель?». Она не стеснялась грубых выражений, но мне это нравилось. Она за тот вечер ни разу не сказала «хочу писать» или «хочу в туалет», а употребляла только слово «ссать».
«У-у-ух, ссать хочу, умираю»,- повторяла она, но как-то так игриво, что не создавалось впечатления, что ей действительно тяжко. Хотя мочевой у нее явно был уже сильно переполнен, но она спокойно терпела только силой мышц, не сжимая ноги и не зажимая рукой. Она только сказала, что секс в таком состоянии не приносит ей больше удовольствия, и просто лежала, позволяя мне наслаждаться видом ее голенькой щелки в такой щекотливой ситуации. Но природа все-таки приперла ее к стенке, и Лена уже вполне всерьез взмолилась: «Макс, я не могу. Все. Я скоро писаться буду». Тогда я надел на нее трусики, колготки, а потом и брюки. Лена призналась, что я угадал верно, в одетом виде она просто не способна пописать.
Она стала сжимать ноги, тереть себя там рукой, и твердить, что «счас польется, счас польется, ой, нет!» Она вся взмокла, причем в запахе кожи был явный оттенок мочи. Видимо, почки уже не могли сливать в переполненный мочевой пузырь новые порции.
Я, по правде говоря, чувствовал себя фашистом, но остановиться, отпустить ее в туалет не мог. Это продолжалось долго, в брюках она пробыла больше часа. Но потом она так отчаянно попросила меня хотя бы снять с нее одежду, что я не смог отказать. Хотя и понимал, что это значит по сути позволить ей пописать, ведь тогда исчезнет естественный тормоз, запрещающий это.
Я стащил с Лены одежду. Выпуклость на ее животе была просто огромна! Она легла на спину, я раздвинул ей ноги, половые губы сами разошлись в стороны. Уретра выглядела совершенно обычно, но во влагалище с трудом можно было протиснуть даже мизинец. Лена начала мелко дрожать, сначала ноги, а потом и все тело. Она без конца твердила: «Все, все, все! Не могу!» Я сказал, что она сможет пойти в туалет через полчаса. Лена взвизгнула: «Какие полчаса! Я обоссусь! Прямо здесь!». Я, не отрываясь, смотрел на ее уретру и вдруг увидел, как из нее просочилась капелька, потом еще одна. Было ясно, что это непроизвольное выделение, причем Лена его даже не замечает. «Лен, сожми мышцы! У тебя по капелькам сочится!», — сказал я и увидел, как отверстие ее влагалища сжалось, но лишь на мгновение. «Я не могу. Я уже не чувствую там ничего, все онемело», — чуть не плача сказала она, а из дырочки просочилось еще несколько капель и потекло по попе.
«Все, Макс!», — отчаянно выкрикнула она и я сдался. «Давай», — сказал я.
Самое интересное, что после этого момента она не писала еще секунд десять, не смогла сразу расслабиться. Из чего я сделал вывод, что запас прочности был еще велик. И вот мне прямо в лицо ударила тугая струя. Мне показалось, что она была горячей, как кипяток. Я ощутил на губах солоноватый привкус. Мое лицо было в каких-то пяти сантиметрах от щели, и я видел, как невероятно расширилась под напором писательная дырочка, стала диаметром чуть ли не с мизинец. Я наблюдал секунд 10, а потом прижал к щели ладонь: «Все, хватит, пошли в ванную». Лена с трудом остановила поток, для чего ей пришлось сжать ноги. Помню этот момент, как на фотографии: женщина с плотно скрещенными ногами, лежащая на постели совершенно голая, а под попой огромное мокрое пятно. Она нашла в себе силы улыбнуться: «Макс, ну теперь-то зачем вставать. Давай я выписаюсь здесь.» «Лен, да я не против. Но соседей ведь затопим.», — отшутился я и мы пошли в ванную. Писала Лена целую вечность.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *