Единый бог христиан

Один ли у нас Бог?

Мнение, что все религии говорят об одном Боге, давно прижилось во многих умах и получает всё большее распространение. Как-то слышал рассуждение простой женщины, рассказывавшей о своих новых соседях из Дагестана: «Они тоже верующие, тоже молятся, правда, по-своему, не так, как мы. Ну да какая разница, Бог-то всё равно один – и у нас, и у них».

Согласен, что мы живем в таком мире, где люди разных религиозных взглядов соприкасаются друг с другом: вместе работают или просто едут в транспорте, живут в одном доме, учатся в одной школе. Религиозную традицию другого человека надо уважать, но теплохладность к своей вере проявлять нельзя.

Давайте подумаем, все ли религии говорят об одном Боге? Нет, только монотеистические. Если взять, к примеру, скандинавскую мифологию или древнегреческую, древнеримскую, то увидим достаточно сложный пантеон богов. Ни о каком «одном боге» там речи не идёт. А если говорить о монотеистических религиях ‑ иудаизме, исламе и христианстве, то возникает большой соблазн сказать, что мы верим в одного Бога, просто по-разному молимся и поклоняемся Ему, но что все эти земные человеческие перегородки до неба не доходят.

Действительно, что Бог и Творец мира – один, с этим согласится и каждый христианин, и каждый мусульманин, и каждый иудей. Другой вопрос: как мы представляем Его себе? А представляем Бога мы совершенно по-разному.

Представьте, вы говорите об одном человеке. Допустим, о генеральном секретаре Организации Объединенных Наций Антониу Гутерреш. Кто-то скажет: «Это мужчина семидесяти лет, с сединой, среднего роста, плотного телосложения». Другой возразит: «Нет, он худой, высокий, ему 40 лет». Мы говорим об одном человеке? Да. Но один его опишет так, другой – совершенно иначе. Соответственно, кто-то прав, а кто-то не прав. Но когда речь идёт о человеке, легко выяснить истину. Введи его имя в поисковик в интернете и получишь все данные о нем.

Когда же мы говорим о свойствах Бога, это проверить сложнее. С мусульманами и иудеями мы будем говорить о Боге по-разному. И это не простое разночтение, вопрос стоит так: когда мы окажемся перед Богом лицом к лицу, узнаем ли мы Его или не узнаем?

Можно привести такое сравнение: например, мы решили построить здание и стали советоваться со строителями. Но кто-то из них утверждал бы, что кирпич 75 марки, обладая такой-то плотностью, для строительства высокого здания слабый материал, а другой бы говорил, что кирпич указанной марки в десять раз прочнее и вполне подходит для данного строительства. Кто прав, кто ошибается? Если мы, при строительстве здания, будем исходить из неправильных представлений о свойствах материалов: кирпича, бетона, металлоконструкции и так далее, то здание рухнет, и мы пострадаем. Если же расчёт сделать правильный, здание устоит.

В отношении Бога, ещё более серьёзный вопрос, ведь мы призваны уподобляться Богу в Его качествах. С этим согласны и мусульмане, и иудеи. Но если мы об этих качествах говорим по-разному, то будем стремиться в разные стороны. Мусульмане и иудеи воспринимают Бога по-разному. Даже католики и протестанты говорят о Боге иначе, чем православные.

Причина разрыва евхаристического общения с католиками, как и с другими еретиками, с которыми Церковь прекратила общение в своё время, заключалась именно в том, что Церковь в лице святых отцов и Вселенских Соборов считала, что ложные взгляды на Бога недопустимы, потому что они приведут к катастрофе в духовной жизни и создадут проблемы в деле спасения.

Казалось бы, какая тут связь? Живи по совести, молись Богу, как умеешь. Но дело в том, что, если человек просто пытается делать первые шаги к Богу: жить по совести, не причинять вреда ближнему, если он учится молиться и так далее, то в этих характеристиках православные будут очень схожи и с католиками, и с протестантами. Но чем серьёзнее мы станем относиться к духовной жизни, чем дальше и глубже начнем вникать в аскетические практики, в вероучение, тем больше будет между нами расхождений.

Условно говоря, православные, лишь иногда заходящие в храм, не молящиеся дома, не соблюдающие пост и причащающиеся, может быть, раз в год, и католики, делающие то же самое, практически не отличаются друг от друга. Но, например, православный монах-аскет и монах-аскет католик отличаются уже гораздо сильнее – своими практиками, подвигами, своим отношением к Богу. А католические и православные святые отличаются радикально. Скажем, если посмотреть, к чему призывают Франциск Ассизский и преподобный Серафим Саровский, то увидим, что в этих призывах нет ничего общего.

Франциск пытался подражать Христу во всём внешнем. Например, он, так же как Христос, пытался ничего не есть сорок дней, но по смирению все же съел полпросфоры. Он жаждал претерпеть те же страдания, что и Христос. Он отказался от богатства – есть даже фреска «Женитьба Франциска на Бедности», даме худой и весьма непривлекательной. Но дело в том, что спасает нас не отсутствие или наличие богатства, спасает соединение со Христом. А чтобы соединиться со Христом, нужно уподобиться Ему. И вот здесь мы как раз видим большую разницу между Серафимом Саровским и Франциском Ассизским.

Вспомним самый известный подвиг преподобного Серафима, когда он тысячу дней и ночей стоял на камне и молился: «Боже, милостив буди мне грешному». Он видел свою греховность, своё несоответствие идеалу, к которому призывает Христос. И осознав это своё падение, молился только о милости Божией. В то время как Франциск говорил, что не знает за собой ни одного греха, которого не искупил бы исповедью и покаянием. В жизнеописании Франциска говорится, что, когда Христос встретил Франциска после смерти и вёл его к Богу Отцу, то Отец на мгновение растерялся: кто из них сын по естеству, а кто по благодати. Преподобный Серафим не дерзнул бы сказать, что не знает за собой ни одного греха, если он тысячу дней и ночей умолял Господа простить ему грехи.

Мы должны понимать, кому и в чем следует подражать в этой жизни. Выбор Франциска, или Фомы Кемпийского, или Игнатия Лойолы в подражании Христу для православного подвижника неприемлем. Это касается различий между католицизмом и православием.

Протестантизм уже гораздо дальше отстоит от православного понимания Бога, а ислам, иудаизм вообще далеки от него. Поэтому невозможно говорить об одном Боге в разных религиях. Да, Бог один. Если мы будем говорить мусульманам: «Мы молимся Богу, который сотворил этот мир», мы найдем с ними согласие. Говоря, что это Бог Авраама, Исаака, Иакова, мы встретим у них понимание. Но когда мы дойдём до конкретных свойств или характеристик Бога, тут уже мы с мусульманами разойдёмся. Их описание Аллаха совершенно не соответствует нашему описанию Бога. И здесь уже мы никак не сможем говорить о Едином Боге. Это будет, как в примере о Генеральном секретаре. Одни будут представлять его семидесятилетним, среднего роста и плотного телосложения, а другие создадут образ, похожий на их описание. И если им представится возможность встретиться с этим человеком, кто из них его узнает? Так и мы, если будем иметь правильное представление о Боге, то узнаем Его, потому что именно к Нему мы устремлялись всю свою жизнь и к Нему обращали свою любовь, пусть и случались на этом пути падения.

Един ли «единый Бог»?


Михаил Богословский
«Ибо все народы ходят, каждый во имя своего бога; а мы будем ходить во имя Господа Бога нашего во веки веков». (Мих. 4:5)
Одной из популярных сегодня среди верующих монотеистических религий идей является та, что Бог един, но у него лишь разные имена. В подтверждение этого можно привести слова президента Российского еврейского Конгресса Владимира Слуцкера, сказанные им не так давно в интервью газете «НГ-религии»: «Творец един… Сами же религии являются лишь его методами донесения этой единой системы до той или иной этнической группы или народа». Комментируя его слова, следует сказать, что иудей Слуцкер либо плохо знает Тору, либо (что более вероятно) во имя укрепления веры в своего Бога пренебрегает своим Священным писанием! Вынесенная в эпиграф к данной статье фраза из Ветхого завета совершенно однозначно определяет отношение иудеев к богам разных народов – у каждого народа свой Бог, а значит ни о каком едином Боге не может быть и речи! И тем не менее, руководители религиозных организаций и рядовые верующие упорно держатся идеи единого Бога. Сегодня она приняла форму догмы. Задача данной статьи состоит в анализе этой проблемы.
Авторы экуменической идеи, что Бог един, по сути желают решить несколько задач:
1) если Бог един, но у него имеются разные имена, то можно рассчитывать на ослабление критики неверующих в его адрес. Тем самым снимается вопрос о том, почему существуют другие боги и как к ним надо относиться;
2) доказать единство религий;
3) фактически признать наличие других единоправных богов, которые до принятия этой идеи яростно отрицались;
4) примирить противоречия между богами и учениями о них.
В силу наличия ряда священных писаний, желающих стать «единым Богом» было много. Каждый из претендентов утверждал, что только он один имеет право на этот титул. Так, племенной бог евреев Яхве устами своего пророка Исайи множество раз заявлял: «Нет иного Бога, кроме Меня, – Бога праведного и спасающего нет кроме Меня» (Исх. 45:21). Естественно, что поклоняться следует только ему (Лев. 26:1), а поклоняться другим богам – преступление, за которое следует наказание «до третьего и четвертого рода» (Исх. 20:3-5).
Мысль, что Бог у всех народов один, появилась достаточно давно. Первоначально появление этой идеи было связано с желанием отдельных народов возвысить своего бога и придать ему вселенское значение. Они и стали называть своего Бога единым (единственным). В принципе каждый народ может претендовать на то, чтобы его Бог был единственным и истинным, а потому и единым, подразумевая при этом, что их «единому» Богу должны поклоняться все другие народы. Первыми об этом заявили древние египтяне. В «Книге мёртвых», найденной в гробницах фараонов, живших за 2600 лет до н.э., сказано: «Ты един еси, Господи, от начала времён. Наследник бессмертия. Несотворённый, Саморождённый; Ты создал Землю и сотворил людей».
Интересно, что идею единого Бога провозглашали не только большие народы, но и малые. Так, у абхазов есть единый Бог Анцэа (Анцва). Они называют его Богом-Творцом и создателем всего мира. Для того, чтобы придать своему Богу мировое значение, без тени сомнения они заявляют, что их единого (и в тоже время верховного Бога) почитают последователи всех мировых религий, но только каждый по своему.

Идея единого Бога, выдвинутая египтянами, через две тысячи лет дошла до евреев и так им понравилась, что они, перестав поклоняться многим богам, оставили себе только одного (Яхве) и объявили его сначала единственным (т.е. племенным богом), а вскоре и единым Богом (т.е. Богом всех народов мира). Конечно, Яхве это очень понравилось, но он стал опасаться, что кто-нибудь сможет захотеть оспорить его единоначалие и славу как единственного Бога, поэтому он предупредил: «Я Господь (Иегова), это Моё имя, и не дам славы Моей иному…» (Исх. 42:8). Однако с его славой ему всё же пришлось поделиться с другим Богом – с тем, кого христиане называют его сыном – Христом.
Хотя из Библии и следует идентичность иудейского Яхве и христианского Бога-отца, ортодоксальные иудеи этого не признают. Впрочем, когда это выгодно, идентичность этих богов признается. Так, в начале ХХ века евреи белорусского местечка дали телеграмму в Москву купчихе-благотворительнице М.Ф. Морозовой: «Пожертвуйте столько-то, синагога сгорела, ведь Бог у нас один».
Христианство, принявшее эстафету у иудаизма, также проповедует идею единственного Бога, естественно, своего – Христа. «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, который есть и был и грядет, Вседержитель» (Откр. 1:8). В Послании к коринфянам утверждается: «нет иного Бога, кроме Единого» (1 Кор. 8:4), под которым подразумевается Иисус Христос. Причём, те, кто не согласны с этим, объявляются преступниками: «…не верующий уже осуждён, потому что не уверовал во имя единородного Сына Божия» (Ин. 3:18). Да и апостол Павел обещал небесные кары тем, кто не верит в Иисуса Христа: «В пламенеющем огне совершающего отмщения не познавшим Бога и не покоряющимся благовествованию Господа нашего Иисуса Христа, которые подвергнутся наказанию, вечной погибели, от лица Господа и от славы могущества Его …» (2 Фес. 1:8-9). Эта угроза касается в том числе и евреев (иудеев), которые не верят, что Христос – истинный Бог.
О других же богах христиане говорят презрительно – «так называемые боги». Это значит, что великие боги древности Тиамат, Мардук, а также знаменитые предшественники Христа – боги Осирис и Митра – все они лишь «так называемые», т. е. ложные боги в понимании христиан. Конечно, этим богам обидно, что их называют ложными богами, но сделать они ничего не могут – их время прошло… Сегодня только историки религии о них и помнят.
Но и с христианским представлением о едином Боге не всё так просто, так как Бог у большинства из них хотя и един, но в то же время не совсем один, потому что представлен аж… тремя Богами. Так, в «Православно-догматическом богословии» говорится, что «Бог един по существу и троичен в лицах». Автор этого богословия архиепископ Макарий писал, что этим учением «мы отличаемся от язычников и от еретиков, допускающих многих или двух богов, но и от иудеев, и от магометан, и от всех еретиков, признававших и признающих только единого Бога». Воспринятое большинством христианских конфессий учение о триединстве Бога плохо согласуется с идеей о едином Боге, носящим имена разных Богов, что позволяет христианам, когда им это нужно, рассматривать их по отдельности, а в других случаях представлять их как одно лицо – естественно, что этим лицом является Христос.
Что касается учения о едином Боге Христе, то здесь существует ещё одна трудность. Она состоит в том, что не все даже христианские церкви признают Христа Богом. Так, автор брошюры Свидетелей Иеговы «Что от нас требует Бог» пишет, что в Библии говорится, что есть только один истинный Бог, которому и надо поклоняться (1 Кор. 5:6; Откр. 4:11). По их утверждению, Иисус Христос – не Бог, а всего лишь ангел, у которого два имени – Слово и Михаил. До того, как он пришел на Землю, он жил на небе и был духовной личностью. Христос – первое творение Бога и, к тому же, единственный сын, которого Бог сотворил сам. По учению Свидетелей Иеговы, до того, как Иисус Христос стал человеком, Иегова использовал его в качестве «искусного помощника» при создании всего остального на небе и на земле. Для подтверждения своих слов, они ссылаются на Библию (Притч. 8:22-31; Кол. 1:16,17).
Последователи другой мировой религии – ислама тоже утверждают, что есть только один единый Бог, но вовсе не Яхве, не Кришна и, тем более, не Христос, который для них является не богом, а всего лишь пророком. Таким единственным Богом является Аллах. В Конституции Исламской Республики Пакистан говорится: «…власть над всем миром принадлежит одному всемогущему Аллаху». Причем неверие в Аллаха, как следует из священной книги мусульман, Корана, является преступлением, наказание за которое одно – смерть. «Сражайтесь с теми, кто не верует в Аллаха и в последний день не запрещает того, что запретил Аллах и Его посланник, и не подчиняется религии истины – из тех, которым ниспослано писание, пока они не дадут откупа своей рукой, будучи униженными» (сура 9:29).
Понятно, что если Бог только один, то и истинная религия тоже должна быть только одна. Между тем, каждая из религий «единого Бога» – иудаизм, христианство и ислам – имеет своё учение, несогласное с учениями других религий, а в главном – учении о Боге – даже противоречащее им. Пророки еврейского народа – Неемия и Ездра, а затем Иеремия и Иезекииль вдохновенно и яростно проповедовали ту идею, что все религии, кроме одной (разумеется, иудаизма) – ложны. В свою очередь представители этих «ложных религий» считают свои религии истинными, а ложными объявляют те, учения которых они не разделяют. Суровой критике при этом подвергается не только их вероучение, но и их священнослужители. Например, христианская церковь «Свидетели Иеговы» заявляет: «Нынешние иудеи суть сонмище сатанистов, что во всём мире (кроме иеговистов – М. Б.) поклоняются сатане» («Чудо-книжка или дивное предсказание Бога-богов Еговы». С.-Петербург, 1998). Достается и другим христианским церквам: «Сегодня, перед великим днём Иеговы, представители духовенства христианского мира, образно говоря, настолько напились “виноградного сока”, что едва осознают, что Всевышний вызывает их на суд» («Сторожевая башня», 1 мая 1998, с. 9).
В то же время сами религиозные учения содержат положения, противоречащие идее «единого» для всех народов Бога. Об этом, в частности, говорят представители церкви Свидетели Иеговы. «Единым истинным Богом», – пишут эти христиане об иудеях, – они называют Иегову, но никак не Христа, и, тем более, не Аллаха или других богов» («Руководство Бога указывает путь в Рай». Watch Tower Bible, 2001, – c.5).

У христиан есть ещё один «подводный камень», сильно мешающий продвигать идею единого для всех религий Бога. Ведь одно из основных положений христианского учения провозглашает, что Бог един, но он существует в трёх лицах. Понятно, что объединять единого Яхве, единого Аллаха, а также единого Кришну с состоящей из трёх частей «единой» Троицей соглашаются далеко не все.
Противоречит представлению о едином Боге и учение о том, что один из богов (а именно, племенной Бог евреев) дал преимущества одному народу перед всеми другими. По учению иудаизма, Бог выделил евреев из всех народов мира, в результате чего они стали «Богом избранным народом» со всеми вытекающими последствиями: «Я Господь Бог ваш, который отделил вас от всех народов» (Лев. 20:24). И «…вы будете… Моим уделом из всех народов: ибо Моя вся земля; А вы будете у меня царством священников и народом святым» (Исх. 19:5-6). Смысл этого избрания и особой любви Яхве к евреям состоит в том, что «святой народ» и его священники должны править, а люди других национальностей – работать, в поте лица добывая хлеб насущный для себя, святого народа и его священников.
Ничего удивительного, что идею исключительности еврейского народа поддержал Иешуа, сын простой еврейки Марии (вскоре после его гибели его еврейское имя сменили на греческое – Иисус): «Я пришёл спасти овец из дома Израилева». Т.е. он пришел, чтобы спасти только евреев! Правда, позднее один из его апостолов сделал вид, что забыл об этих словах своего Бога, и вопреки им (исказив их букву и дух!) заявил, что все народы одинаковы перед Христом: «…нет ни Еллина, ни Иудея, ни … варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всём Христос» (Кол. 3:11). Разве другие славные Боги – Осирис, Аллах, Кришна, Один, Род, Велес согласны с тем, что евреи должны иметь какой-то особый статус? Нет, конечно. Согласны с этим только христиане (которые не могут отрезать «пуповину» от иудаизма), да и то только в теории (по вероучению), а на практике они всегда были против этого, о чём свидетельствуют преследования евреев в течение всей истории христианства, требование признать ошибочность их отказа от единого Бога-Христа.
О том, что Бог не един, говорит и борьба разных церквей с «ложными богами». Так, для правоверных иудеев Христос вовсе не бог, и даже не сын их любимого бога Яхве, а самый настоящий самозванец. В Талмуде говорится, что Христос шарлатан, фокусник, совратитель и обманщик. Там сказано также, что описание распятия Христа – ложь, что он был казнён четырьмя разными способами (Санхедрин 105а-в). Учение христиан о Христе настолько неприемлемо, что «евреи должны уничтожать книги (христиан)» (Шаббат 116а).
Как пишет преподаватель современного иудаизма Дэвид Новак из университета Виржиния (США), иудеи и христиане не могут и не осмеливаются совместно провозгласить «Так говорит Господь». Слово божье и для иудаизма и для христианства неотделимо от соответствующей общины-посредника, провозглашающей это слово.
В свою очередь и мусульмане не хотят признавать единым Богом Христа. По их вероучению Христос вообще не бог, а всего лишь пророк, к тому же не главный. Называть своего Аллаха именами других богов (например, именем Яхве, он же Иегова) никому из мусульман в голову не придёт. Так правоверный поступить не может, ибо это будет прямым оскорблением Аллаха. Наказание за него – смерть. Утверждение шахады о том, что Аллах – единственный Бог, должно служить грозным предостережением любителям прихватывать имена чужих Богов или давать своему Богу чужие имена.

У верующих нет единства не только в вопросе о всеобщем едином Боге. Даже в самой христианской церкви у каждой конфессии есть своё представление о своём Боге, т.е. о Христе. Например, у православных есть своё понимание Христа и его учения, которое в ряде положений отлично от такового у католиков и протестантов. Достаточно вспомнить учение Католической церкви о филиокве (исхождение духа святого не только от Бога-отца, но и от Бога-сына), с которым категорически не согласна Православная церковь. А члены протестантской церкви «Свидетели Иеговы» заявляют, что Иегова не является Троицей, а Св. Дух – вовсе не личность, а действующая сила Бога. И сурово добавляют: «Бог не одобряет те верования, которые произошли от ложной религии («Что от нас требует Бог?» Нью-Йорк, 2005).
По сути, общим у христиан является только имя их Бога, а учения о нём у каждой христианской конфессии – разные. Более того, христиане ведут себя так, что складывается впечатление, что у каждой христианской конфессии не только своё понимание Христа, но и вообще свой Христос, который мало похож на Христа других христианских церквей.
К сказанному следует добавить, что и происхождение у всех так называемых «единых» богов разное. Все боги-творцы появились в разное историческое время на определённых этапах развития религии. Но вот что интересно: приверженцы каждого из этих богов не хотят делить своего Бога с представителями других религий; они никогда не называют своего Бога другим именем. Впрочем, их можно понять – ведь религиозные учения и священные писания у верующих в этих богов различаются, и довольно существенно. Кроме того, у каждого из этих Богов есть и своя церковь, которая также не желает отождествлять себя с другими церквами, враждует и даже воюет с ними. Есть у неё и свой штат священно- и церковнослужителей, которые не хотят иметь ничего общего с духовенством других церквей. Да и верующим в одного Бога никогда не придёт в голову молиться другому Богу, даже если он и является тем же самым богом, но имеющим другое имя (например, Яхве=Аллах=Бог-Отец).
Сторонники разных «единых Богов» не только не признают друг друга, как равноправных, но часто оскорбляют, преследуют и убивают. Так, ортодоксальные последователи Яхве, выражая свое крайне негативное отношение к христианскому Богу, заявляют, что Христос самозванец, шарлатан, фокусник, совратитель и обманщик. В Талмуде сказано, что описание распятия Христа – ложь, что иудеи ненавидели его так сильно, что казнили четырьмя разными способами. «Евреи должны уничтожать книги (христиан)», – говорится в одной из священных книг иудаизма (Шаббат 116а). Следуя этому призыву 23 марта 1980 г. в Иерусалиме иудеи публично сожгли сотни томов «Нового Завета». В «Универсальной Еврейской энциклопедии» говорится, что стало обычаем плевать (обычно три раза) при виде церкви или распятия».
В свою очередь поклонники Христа на протяжении всей своей истории воевали со сторонниками единого Бога Яхве. Об отношении христиан к тем, кто не признает их Бога единственным (единым), говорят следующие слова апостола Павла: «Кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема; маранафа» (1 Кор. 16, 22). А в другом месте Нового завета прямо говорится о том, что не считающий Христа богом является преступником: » …не верующий уже осуждён, потому что не уверовал во имя единородного Сына Божия» (Иоан. 3:18). Очень жёстко отношение христиан к иудеям выразил один из основателей протестантизма, Мартин Лютер, сказав перед смертью: «… если они (иудеи – М.Б.) откажутся от своего богохульства, то нам надлежит с радостью простить их; если же нет, то мы не должны оставлять их в живых». Гитлер, ссылаясь на его слова, оправдывал геноцид европейского еврейства.
Христиане выступают против укрепления позиции последователей ещё одного «единого» Бога – Кришны. Так, в Москве руководители Православной церкви протестуют против строительства в этом городе самого крупного в Европе центра церкви кришнаитов-вайшнавов.
Отстаивая представления об Аллахе как единственно истинном Боге, его последователи на протяжении всей своей истории преследовали поклонников других «истинных» и единых богов — Яхве и Христа. В Коране сказано: «Сражайтесь с теми, кто не верует в Аллаха и в последний день не запрещает того, что запретил Аллах и Его посланник, и не подчиняется религии истины – из тех, которым ниспослано писание, пока они не дадут откупа своей рукой, будучи униженными» (сура 9:29).
Новейшая исламская биография Мухаммеда показывает нетерпимость и готовность к насилию уже раннего ислама. Как только ислам приходил к власти, он переставал вести вежливые дискуссии с иноверцами. Языком переговоров становился язык меча. В 625 г. было выдворено еврейское племя Кайнока. В 625 г. изгнан клан Ан-Надир. В 627 г. Мухаммед приказал убить всех мужчин еврейского племени Кораица, а их женщины и дети были проданы в рабство. Как только Мухаммед укрепил своё положение в Медине, он начал вести сражение с евреями, жившими на соседних территориях.
Нетерпимое отношение к последователям других «единых Богов» продолжалось всю историю ислама. Например, в течение всего ХХ века жестоко преследовались христиане в Турции. Если в 1900 г. 20% населения страны были христианами, то сегодня это число составляет всего 0,3% и продолжает уменьшаться. До сегодняшнего дня наложено официальное табу на упоминание об истреблении 1,5 млн. армянских христиан (1915–1916 гг.). Массовые расправы происходили также в 1926 и 1928 гг. в области Тур Абдин. С 1945 г. в Турции были проведены многочисленные погромы христиан. Были разрыты могилы патриархов, а вырытые тела выброшены из них. В 60-е годы десятки тысяч ассирийских христиан изгонялись и уничтожались исламистами. Турецкая Хизболла на протяжении многих лет насильственными методами борется за «освобождение Турции от христиан». В Саудовской Аравии преследуют христианских руководителей так называемых домашних групп. Их сажают в тюрьмы и подвергают пыткам. И в Афганистане приверженцы единого Бога Аллаха талибы стремятся не допустить распространение веры в Христа. За пропаганду христианства следует жестокое наказание – публичная смертная казнь через повешение.
У идеи «единого Бога» есть и другое «слабое звено»: она распространяется только на религии единобожия, «забывая» о том, что есть ещё народные религии, верующие которых – так называемые язычники – почитают богов своего народа. Язычество не только предшествовало появлению монотеизма, но продолжает существовать на всех континентах и сегодня. Поклонники единоправящих богов предпочитает их просто не замечать. Например, рупор христианской церкви Свидетелей Иеговы журнал «Пробудитесь!» пишет о религии викингов: «Викинги поклонялись множеству вымышленных богов…» (8 дек. 2000 г). Получается, что Бог иеговистов – истинный, а боги викингов, а заодно и все остальные боги народов мира – выдуманные, ложные.

Но и это не всё. Существуют ещё и комплекс первобытных верований, куда входит анимизм, тотемизм, шаманизм, магия, мантика, фетишизм и земледельческий культ, в котором ещё нет места богам. Если сторонники «единого Бога» оскорбляют богов народов мира, дают им уничижительные эпитеты – называют их ложными, фальшивыми, то в отношении этих первобытных (первоначальных) верований они поступают проще – делают вид, что их нет, они не существуют. А напрасно, ведь есть их живые носители, и эти религиозные представления вошли в своё время во все более поздние религиозные верования, являясь сегодня составными частями развитых монотеистических религий.
И уж, конечно, не разделяют представление о существовании какого-то единого для всех народов бога сами представители языческих религий, поклоняющиеся множеству богов – больших и малых, простых и верховных. В ходе всей истории народов мира они, как правило, терпимо относились к богам других народов, городов и стран, включая их в свой пантеон или давая чужим богам имена своих богов. Например, когда Вавилон стал главным городом Месопотамии, его бог Мардук был отождествлён с древним шумерским верховным богом Энлилем. В связи с этим он получил имя Бэл-Мардук («Господь Мардук»). У древних римлян было много древнегреческих богов: Юпитер был двойником Зевса, Нептун – Посейдона, Юнона – Геры, Венера – Афродиты и т.д. А Аполлона и Диониса римляне поместили в свой пантеон с теми же именами и с теми же функциями, которые они имели у греков.
Таким образом, не приходится говорить о том, что Бог един, что у всех народов он один и тот же, но имеет всего лишь разные имена. Это всего лишь неуклюжий проповеднический, пропагандистский приём, который верующие-монотеисты пытаются использовать для сплочения своих рядов, для их защиты от еретиков (т.е. инакомыслящих), неверующих и атеистов.
Если бы Бог был действительно один, то представители разных религий не пытались бы обратить в свою веру и заставлять поклоняться своему «единому» богу верующих других конфессий. А ведь они это делают с неослабевающим упорством. Ещё и сегодня они порой готовы даже убивать приверженцев других религий, поклоняющихся другому «единому» Богу. Вся история монотеистических религий полна войн между ними, а также между ними и политеистическими религиями. Одно из последних проявлений непризнания других богов и религий со стороны христиан нашей страны – протест православных верующих во Христа против строительства в Москве храма бога Кришны, адепты которого выступают с требованиями признать за ним статус единого Бога.
Но даже тогда, когда Бог у верующих разных религий действительно один, как, например, у трёх семитических (авраамических) религий – иудаизма, христианства и ислама (Яхве, Бог-отец, Аллах), приверженцы этих религий не желают и слышать, чтобы их Бога, например, Аллаха называли Яхве. И наоборот – иудеи, верующие по сути в того же самого Бога, что и мусульмане, но называющие его другим именем – Яхве или Саваоф, никогда не назовут своего Бога Аллахом. А христиане, почитающие кроме Христа ещё и Бога-Отца, являющегося тем же самым Яхве-Саваофом, не только не желают слышать об Аллахе, но стараются отмежеваться и от иудейского Яхве, упорно называя его нейтральным именем Бог-Отец.

Что же касается индийского Кришны, которого его последователи хотели бы видеть в качестве своего единого Бога, то и у него нет шансов стать неким единым Богом, т.к. желание его последователей не совпадает со взглядами представителей названных выше семитических религий. Никто из этой троицы не захочет – не только называть своего бога Кришной, но даже и приравнять его к своему Богу.
Проведённый анализ достаточно ясно свидетельствует, что никакого «единого Бога» всех народов, которого можно было бы называть именами разных Богов, не существует. Трезвомыслящие люди давно это поняли и отразили несуразность этой идеи в известной шутке: По Голгофе ходит Будда и кричит «Аллах акбар!». А настойчивые попытки объявить своего Бога единственным в статусе единого для всех верующих могут привести только к разжиганию межрелигиозных распрей. А ведь нам этого совсем не нужно… Пусть каждый верит в своего Бога, не оглядываясь на других. Так больше шансов сохранить и гражданский, и международный мир и сотрудничество между людьми.
А трезвомыслящие могут лишний раз убедиться, что все эти боги существуют лишь в религиозном сознании верующих, столь талантливых на изобретение и защиту своих богов.
Источник: «Здравый смысл» (N 51, 2009 г.)

В одного ли Бога верят во всех религиях? (+ВИДЕО)

Эта тема сейчас становится всё более насущной в связи с целым рядом явлений, происходящих в современном мире. Обращает на себя особое внимание то, как идет стирание граней между культурами, национальными особенностями, мировоззрениями, религиями и что совсем, кажется, невероятное – сглаживание различий между полами. (Под полами разумею не те, по которым мы ходим, – а мужской и женский. Как у Гоголя в «Мертвых душах» Чичиков, приближаясь к фигуре Плющкина никак не мог разобрать: «Ай мужик, ай баба».)

Какой-то страшный вирус ворвался в мировую среду и всѐ калечит. Вспоминается библейское древо познания добра и зла, плоды которого Бог запретил есть первым людям, чтобы они не умерли. Многие толкователи считают, что под этим древом подразумевается не что иное, как потеря в сознании человека различия между добром и злом, красотой и безобразием, истиной и ложью – такое смешение, при котором стираются сами эти понятия и становятся неразличимыми для человека, так что, кажется, уже нет ни добра, ни зла. А что же остаётся? Где нет добра – там зло!

Вот такая сегодня тенденция, которая все более овладевает человеческим сознанием, поскольку пропагандируется с большой силой. Целый ряд фактов в настоящее время говорят об этом и являются своего рода предупреждающими знаками того, перед чем мы оказываемся.

Так, в 1986 году Римский папа Иоанн Павел II устраивает в Ассизи (Италия) Всемирную межрелигиозную конференцию под лозунгом «Молитв о мире». Собираются представители десятков религий: и сам папа, и патриарх Константинопольский, и русский митрополит, и архиепископ Кентерберийский, и далай-лама, и шаманы… – настоящий Ноев ковчег Произносят молитвы о мире (но что молятся, не очень-то верится). Правда, пока совершают это раздельно, каждый по-своему. Мне как-то за границей показывали в католическом костёле престол, который буддисты просили чем-то покрыть, чтобы он не мешал совершению ими своего ритуала, и они поставили на нём статую Будды.

Всерелигиозная конференция, Ассизи, 1986 г.

На «Моление о мире» приглашаются и атеисты. Интересно, какому богу они молятся о мире?

Начиная с 1986 года эти межрелигиозные собрания, созываемые для

«молитв о мире», проходят ежегодно. И не просто проходят, а идет постепенный процесс всё большего привыкания к ритуальному совмещению культов разных религий и всё большего равнодушия к вероучительным различиям в них. В 2011 году на эту конференцию «Моление о мире» – религиозную конференцию! – уже приглашаются и атеисты. Интересно, какому богу они молились о мире? Затем начинают проводиться совместные молитвы представителей всех религий – а не так, как начиналось, когда молились все по отдельности.

Еще интересный факт. В 2014 году в Бразилии, в Сан Пауло, состоялось

открытие – инаугурация – «храма Соломона». Это гигантский храм, один из самых больших в мире, и он построен, чтобы представители любых религий могли здесь совершать свои молитвы. Правда, открытие проходило очень интересно: на особых носилках шесть человек в белых одеждах торжественно несли – угадайте что? Не угадаете. В «храме всех религий» несли «ковчег завета» — знак иудейской религии. Как возможно сочетание первой заповеди закона Моисеева: «Господь Бог твой – Господь един», и возможность совершать в этом храме молитвы богам иным, против которых всегда так ревностно боролся иудаизм – остаётся загадкой для непросвещённого человека. Но факт очевидный – все религии без какого-либо отказа от своих догм могут здесь слиться воедино.

Храм был полон, на «инаугурации» были представители не знаю скольких религий, присутствовали все крупнейшие деятели Бразилии, и не только этой страны, но даже и других стран, были крупнейшие бизнесмены, культурная элита. Кстати, сама президент Бразилии также присутствовала на открытии этого храма. Это 2014 год.

Оказывается, представители всех религий исповедают одно и то же: Любовь. А что еще нужно?!

Год 2015-й. Папа Франциск издаёт книгу, в которой собрано порядка 300 вопросов. На презентации этой книги или в связи с ней был показан очень любопытный ролик. Христианин, буддист, мусульманин, иудей – четыре человека, и каждому из них задаётся один и тот же вопрос: «В кого вы верите?» Христианин отвечает: «во Христа»; иудей: «в Ягве»; буддист: «в Будду»; мусульманин: «в Аллаха». Всѐ понятно. Следующий вопрос к каждому: «Является ли почитаемый вами бог любовью?» Все отвечают: «Да, конечно». И – заключительная картина: все четверо соединяют свои руки – полное единство. Замечательно, не правда ли? Вот это уже, похоже, начало финала: оказывается, представители всех религий исповедают одно и то же: любовь. А разве есть что-то более высокое, и, следовательно, разве могут быть какие-то догмы препятствием к признанию, что все религии едины по существу, покланяются одному Богу, хотя бы и по разному Ему верили?!

Этот ролик очень симптоматичен и говорит о многом: идет процесс создания того, о чем замечательный современный христианский подвижник Америки иеромонах Серафим (Роуз) писал в своей книге «Православие и религия будущего». Речь в ней шла о слиянии религий в одно вероучительно-бесформенное явление.

Что христианству принесёт такое слияние? Ведь, оно исповедает совершенно несовместимые с другими религиями истины. Где найдется учение о единосущной и нераздельной Троице Боге: Отце, Сыне и Святом Духе; о Боговоплощении второй Ипостаси – Логоса; о Спасителе, ради спасения человечества добровольно принявшего крестную смерть; о спасении как святости, а не как избавлении от всех земных бед и др.? Нет в этой искусственной единой религии места ничему тому, что составляет саму сущность христианства! Замечательно сказал об этом апостол Павел: «Мы проповедуем Христа распятого, для иудеев соблазн, а для эллинов – безумие» (1Кор.1, 23). Христианство полностью исключается из этой единой религии, на создание которой направлены теперь мощные силы, одной из которых оказывается Ватикан.

Великая Пятница. Смерть Христа. Фреска монастыря Высокие Дечаны, Сербия. XIV в.

Бог один, конечно; но представления о Боге разные, и эти представления можно исказить так, что поклоняться уже не Богу, а бесам

Идея создания одной всеобщей религии на основе веры в единого Бога уничтожает христианство, которое невозможно без исповедания Христа как истинного Бога и единственного Спасителя. Ибо эта единая религия будущего в принципе отвергает значимость для нее безусловных истин веры и жизни, кроме самых общих, за которыми могут стоять какие угодно верования, в том числе и взаимоисключающие. В библейской книге «Второзаконие» пророк обличает евреев: «Вы поклонялись бесам, а не Богу». Апостол Павел говорит: «Я не хочу, чтобы вы поклонялись бесам». Оказывается, можно понятие о Боге довести, а точнее – низвести до такого уровня, когда вместо Бога будет поклонение дьяволу. Сравните с Христом какую-нибудь многорукую богиню Кали, богиню разрушения мира, увешенную черепами человеческими…

Идея единого Бога во всех религиях является пустой абстракцией. Поскольку для каждой религии Богом является не Сам Бог, Который есть невыразимый Дух, но тот Его образ, который в ней существует. Так, даже христианство называет Иисуса Христа Сына Божия образом Бога невидимого (2 Кор. 4,4; Кол. 1,15), образом Божиим (Флп. 2,6), сиянием славы и образом ипостаси Отца (Евр. 1,3).

На образ своего Бога ориентирован и верующий. Каковы свойства его Бога, таким должен быть и человек. И в каждой религии формируется свой менталитет, особый духовный строй и характер духовной и нравственной жизни верующего. Поэтому восклицал апостол Павел, что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и велиаром? (2 Кор. 6: 14,15).

Совет 1: В какого Бога веруют православные христиане

Христианский догмат о Святой Троице является непостижимым в полной мере для человеческого разума. Неслучайно, догматы вообще могут именоваться крестом для людского разума. Человек в полной мере не может постигнуть сущности божества, так как Бог непостижим по своей природе. Священное Писание говорит, что Господь живет во свете неприступном (1 Тим.6-16). Святитель Иоанн Златоуст это трактует так,что даже область бытия Божия неприступна человеческому разуму, тем более нельзя говорить о постижении сущности Бога. Господь, по учению святителя Григория Паламы, может быть познаваем через Свою энергию (благодать).

Многие выдающиеся богословы хотели проникнуть в тайну Святой Троицы. Например, блаженный Августин бродил как-то по берегу моря с мыслями об этом. Ему явился ангел и посоветовал сначала ложкой вырыть ямку на береге, а потом этой ложкой перелить море в ямку. Только после этого можно будет хотя бы попытаться понять сущность тайны Святой Троицы. То есть, сделать это в полной мере невозможно.

Христианин должен принимать на веру догмат о том, что Бог один, но троичен в Лицах: Отец, Сын и Святой Дух – Троица единосущная и нераздельная. Бог не только нумерически один, но и по сущности един. Все три Лица Святой Троицы обладают равным божественным достоинством. Отличаются Лица друг от друга только образом своего Личностного бытия. Так, Отец ни от кого не рождается и не происходит, Сын превечно рождается от Отца, Дух Святой превечно от Бога Отца исходит. В Троице три ипостаси, три лица, три личности, но одна (единая) природа, одно (единое) естество, одна (единая) сущность. Конечно, не понятно как в одном Боге могут быть три Лица, три ипостаси, три личности. Но в христианском богословии есть термин триединства божества. Троичность рассматривается через лицо, личность и ипостась, а единство определяется единой сущностью, природой и естеством. Необходимо понимать, что в Боге три Лица не разделяются на трех разных богов и не сливаются между собой в одно божество.

Можно привести некоторый пример. Когда человек видит солнце, ощущает свет от него и чувствует тепло, он вполне ясно представляет себе солнечное светило, как объект, отдельно лучи и тепло. Но вместе с этим, человек не разделяет все эти три составляющие на нечто отдельное и независящее друг от друга. Образно говоря, так же и в Святой Троице. Однако это сравнение не может в полной мере отобразить сути триединства божества в меру того, что весь наш мир просто не обладает такими понятиями, которые могут пролить свет на раскрытие сущности Бога. Само мышление человека ограничено…

Существуют и другие примеры из тварного мира, которые минимально отображают в себе триединство. Например, человек и его трехсоставность. В христианстве есть учение о том, что человек состоит из тела, души и духа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *