Эффект маугли

// Фото:

Кто бы мог подумать, что рассказ Редьярда Киплинга о Маугли — ребенке, воспитанном волками, — получит продолжение в наши дни. Некоторые взрослые настолько беспечны и безответственны, что не задумываются о безопасности беспомощных малышей, бросая их на произвол судьбы: оставляют одних в квартире, без еды и питья. Не все выживают, а те, кому удается спастись, вряд ли забудут об этом кошмаре. В медицине существует термин — «синдром Маугли». Это не врожденное явление: его приобретают дети, которые с ранних лет предоставлены самим себе и изолированы от общества. О них и пойдет речь.

Люба Гаращенко, пять лет

История пятилетней Любы, жительницы столичной многоэтажки на Ленинградском шоссе, всколыхнула общественность. Девочка была желанным ребенком, но потом с ее матерью что-то случилось: Ирина Гаращенко не боялась оставлять беспомощного ребенка одного на несколько дней в жутком беспорядке. Сама Ирина, в одиночку воспитывающая Любу, всегда выглядела опрятно, к соседям относилась дружелюбно, поэтому не вызывала у окружающих каких-либо подозрений.

Любу Гаращенко успели вовремя спасти // Фото: Кадр из передачи

Девочку спасли — соседи услышали непрекращающийся плач Любы, — вызвали полицию и сотрудников МЧС. По словам очевидцев, она находилась в плачевном состоянии: изнывала от жажды и голода, в детскую шею впилась резинка для волос, а одежда была грязной.

Любаше повезло, теперь она в безопасности. «У малышки не было и нет анорексии, как предполагалось. Да, в первый день она жадно ела все, что ей приносили, но как такового обезвоживания и истощения нет», — рассказала сотрудница детской городской больницы имени Башляевой, где сейчас пребывает Люба.

Девочка простужена, у нее гнойный отит, однако организм малышки работает нормально. Специалисты строят радужные прогнозы: у Любаши есть все шансы догнать сверстников по развитию. И еще одна хорошая новость: Люба, которую еще недавно называли «маугли», заговорила. Горе-мамаша под следствием, на нее заведено уголовное дело о покушении на убийство, ей грозит лишение родительских прав.

На допросе у Гаращенко взыграл материнский инстикт, о котором до этого, похоже, не было и речь. Женщина начала выражать обеспокоенность за дочь, интересоваться ее самочувствием. Ирина неумело оправдывалась, утверждая, что в ее отсутствие за Любашей присматривала няня, но в тот день она якобы отлучилась. «Мы с близким другом собирались разменять квартиру на две — одну оформить на дочку, а во второй собирались жить сами», — так Гаращенко объяснила жуткий беспорядок в трехкомнатном жилье.

Мадина, три года

// Фото:

В феврале 2009-го в одном из домов Ленинского района столицы Башкортостана перед очевидцами предстала странная картина: трехлетняя девочка по имени Мадина передвигалась на четвереньках и жадно грызла кость. Рядом с ней находился пес, — стоило животному чуть ближе подобраться к малышке, как та, словно дикий зверек, начинала отстаивать свой «обед». В это время мать преспокойно сидела за столом и ела из тарелки.

Когда Мадину забрали в больницу, родительница расплакалась и стала возмущаться, почему с ней так поступили, ведь она якобы хорошо заботилась о ребенке. Выяснилось, что женщина, растившая дочь в одиночку, часто выпивала, срывалась на дочери. Опасаясь гнева матери, Мадина в страхе убегала на улицу. Сверстники сторонились девочку, потому что та толком не говорила и постоянно лезла в драку. Тогда лучшими друзьями малышки стали дворовые псы.

В ходе обследования выяснилось, что физическое здоровье у Мадины в полном порядке, зато психическое состояние девочки вызывало у специалистов опасение. Малышку поместили в специальный реабилитационный центр.

Витя Козловцев, шесть лет

// Фото:

Юного жителя Подольска Витю Козловцева воспитали не заботливые родители, а дворняга. К шести годам Витя умел ходить только на четвереньках, скулил и рычал. Мальчика-собаку обнаружили случайно: в детской поликлинике врач обратила внимание на амбулаторную карту Козловцева, последняя запись в которой датировалась 2001 годом. Решила проверить, почему мать не водит ребенка на осмотр. Несколько раз являлась по адресу, но тщетно: дверь никто не открывал, а за стеной слышался лишь лай. Педиатр обратилась в правоохранительные органы.

Ободранные обои, экскременты, валяющиеся по всей квартире, мусор, — вот что обнаружили очевидцы, взломав дверь. В коридоре стояли две больших миски, куда бросали еду собаке и Вите. Ребенок спал не в уютной кроватке, а на подстилке. В той же квартире жила и мама ребенка Венера Козловцева. Женщина работала уборщицей на одном из предприятий, не пила.

«А что такого, я ребенка нормально воспитывала!» — недоумевала она, когда ее лишали родительских прав. Витин отец проживал в этом же доме и платил алименты. «Я несколько раз пытался навестить сына, — оправдывался он, — но бывшая супруга не пускала даже на порог. Она с кулаками и такой площадной бранью обрушивалась на меня и мою маму, что мы решили не вмешиваться».

Все изменилось, когда Витя попал в семейный детский дом. По словам директора учреждения, самым сложным был первый месяц. Витя боялся света, дрожал, услышав звук воды, капающей из крана, не умел пользоваться столовыми приборами. У него были серьезные проблемы с позвоночником, — сказались годы хождения на четвереньках. Он мог часами лежать на одном месте, а ночью прислушивался к каждому шороху. Мальчик долго не мог понять, зачем нужно ходить в туалет, поэтому до восьми лет ему надевали подгузники.

Но любовь и ласка посторонних людей сделали свое дело. Витя научился разговаривать (никого не удивило то, что первыми он произнес слова «алкоголь», «истеричка», «ПХМЗ» — именно на этом заводе работала его мать), стал понемногу осваивать буквы.

Наташа Михайлова, пять лет

// Фото:

Если некоторые дети в пятилетнем возрасте уже умеют читать, то Наташа Михайлова из Читы только хорошо лаяла и мяукала. Более двух лет она жила в квартире вместе с четвероногими и вела аналогичный образ жизни: ела с животными из одной миски, ползала на четвереньках.

Примечательно, что вместе с одичавшей Наташей проживали родственники, которым не было дела до девочки. Отец малышки не смог объяснить, почему так относился к ребенку. «Ее мне добровольно отдала бабушка моей бывшей жены Яны Михайловой. Яна оставила ей дочку, а сама была неизвестно где…» — признавался мужчина.

Показания матери девочки этому противоречили. Яна утверждала, что отец буквально выкрал у нее ребенка и не давал видеться с ним. О положении Наташи женщина якобы узнала из репортажа по местному телевидению. Однако Михайловой-старшей мало кто верил: предполагалось, что она попросту забыла о ребенке.

ваня Павлов, шесть лет

// Фото: Getty Images

В 2008-ом в Волгограде нашли шестилетнего мальчика, разговаривающего на птичьем языке. «Маугли» заинтересовались даже британские журналисты. Ваню Павлова (имя и фамилия изменены), который должен был готовиться к поступлению в начальную школу, забрали у нерадивой матери. Она предпочитала общаться не с сыном, а пернатыми: двухкомнатная квартира была заставлена клетками с птицами, всюду царил жуткий беспорядок. «Мы пытались поговорить с Ваней, но в ответ он только чирикал», — с ужасом вспоминала социальный работник.

Женщина всячески отрицала, что ее ребенок отстает в развитии. «Да, у него есть некоторые проблемы с речью, только и всего, — говорила она — Мне сделали замечание, что в доме нет занавесок. Но мы с Ваней живем одни, кто же повесит нам карнизы?! Заявляли, что Ваня слишком худой, потому что я его не кормлю? Что за чушь! Сын всегда накормлен, одет и обут». Основной причиной всех проблем горе-мамаша назвала стресс, который пришлось пережить ей и малышу: из семьи ушел отец, практически в то же время умерли дедушка и бабушка мальчика.

Оксана Малая, восемь лет

Оксана выросла в семье алкоголиков // Фото: Кадр из передачи

Оксана росла в многодетной семье. Мать с отцом беспробудно пили, так что им было не до малышей. До восьми лет Малая жила в сарае без любви и ласки родителей. Единственным другом девочки стала собака. В 1992-ом Оксану забрали у горе-родителей и поместили в детский дом.

Стоит ли говорить о том, что Малая вела себя как дикий щенок: лаяла, скулила, пыталась укусить тех, кто едва приближался к ней. Но жизнь среди неравнодушных людей сделала свое дело: Оксана научилась говорить, вести себя в обществе. С 2001 года она жила и работала в Барабойском доме-интернате, где заботилась о домашней скотине.

Марина Чапман

Пять лет Марина Чапман прожила в джунглях // Фото: Кадр из передачи

В Колумбии в 50-х годах похищение и торговля детьми были прибыльным бизнесом. В руки злоумышленников попала и Марина Чапман — девочка из вполне благополучной семьи играла во дворе, неожиданно ее схватили незнакомцы и увезли далеко от дома. По неизвестным причинам похитители бросили беспомощное дитя в джунглях. От неминуемой смерти малышку спасли обезьяны.

«Они, видимо, решили, что я не представляю опасности, и все захотели потрогать меня, чтобы познакомиться поближе, — рассказывала позже пострадавшая. — Они издавали звуки, словно переговаривались друг с другом, подбадривали друг друга и смеялись. Ко мне подошло сразу несколько обезьян, которые начали меня толкать, дергать мое грязное платье и копаться в волосах».

Марине ничего не оставалось, как влиться в обезьянью стаю. «У меня было огромное желание говорить и общаться, — продолжала она. — Я начала воспроизводить звуки, которые издавали обезьяны, для развлечения и чтобы слышать свой голос. Одна или несколько обезьян сразу отреагировали на то, что я «сказала», и у нас завязалась «беседа». Я очень обрадовалась. Это означало, что обезьяны обратили на меня внимание. Я стала имитировать производимые животными звуки, стараясь делать это максимально похоже на то, как «говорят» они».

Чапман жила с обезьянами пять лет, но не теряла надежды вернуться в цивилизованный мир. Желание девочки исполнилось, но все вышло не так, как она себе представляла: Марину поймали браконьеры и продали в бордель. Чапман была слишком мала, чтобы обслуживать клиентов, поэтому ее оставили в качестве служанки. Позже девочка стала работать в семье криминального авторитета: здесь над ней издевались, жестоко избивали. Благо, на пути Чапман попалась сердобольная женщина, которая, рискуя жизнью, помогла девочке сбежать из этого ада.

Сегодня Марина живет в Великобритании. Она вышла замуж, родила детей. Чапман работает шеф-поваром. Прошлое в джунглях дает знать себе: женщина ловко лазает по деревьям, уверенно ползает на четвереньках.

По материалам «МК.ру», «КП. ру», Cosmo.ru

Что же происходит, когда он лишён возможности быть в обществе, быть среди людей? Сейчас я расскажу вам о трёх, казалось бы, разных, но в то же время схожих психологических эффектах. Все они отражают суть психического становления человека либо в отрыве от общества, либо в недостатке социального воздействия.

1. Эффект Вудду. Он получил своё название от фамилии американского социолога, впервые обнаружившего данный эффект. Учёный в течение многих лет занимался исследованием социального, культурного уровня развития различных племён, не пользующихся благами цивилизации (электричеством, СМИ и т. д.)
Социолог выяснил, что самым страшным наказанием в племенах подобного рода является изгнание из племени. Провинившегося человека не преследуют, не умерщвляют, а просто изгоняют, то есть он подвергается всеобщему осуждению соплеменников.

Казалось бы, ну выгнали из одного племени, можно к другому прибиться, можно прожить в одиночестве, охотой, рыбалкой и собирательством добывая пропитание, так нет же! Буквально через 3−7 дней изгнанники погибали. Погибали не от голода, не от холода, а от непереносимого чувства одиночества. Симптомы были такими же, как после сильнейшего шока, стресса.
Для изгоя племя являлось единственным окружением, в котором он мог стать личностью, остальной мир был сравним в понятии изгнанника с иной планетой: чужой язык, незнакомые традиции, обычаи, культура.

2. Эффект госпитализма. Суть его состоит в том, что в детских домах, в приютах, в больницах младенцы (дети в возрасте до годика) умирали без всякой причины. На самом деле, причина, конечно, была — нехватка общения, внимания, ласки, нежности, эмоционального тепла, любви. Представьте себе, в группе 20 брошенных младенцев — отказников, с ними две или три нянечки. Малышей надо покормить, обстирать не 1 раз в сутки, погулять с ними. Понятно, что на общение, ласку у нянечек не остаётся сил или же каждому ребёнку уделяется слишком мало простого человеческого тепла. Такой недостаток эмоциональной близости и губит некоторых детей; и снова симптомы сходны с шоком, сильнейшим стрессом.

3. Эффект Маугли. Каждый читал в детстве замечательную книгу про Маугли. Все мы верили и даже не ставили под сомнение то, что в окружении животных мог вырасти такой умный, добрый, чуткий мальчик. А ведь со временем нам становилось ясно, что это невозможно. Согласитесь, ребёнок, никогда не слышавший человеческой речи, возможно, не видевший людей, не взаимодействующий с ними, не научится ни ходить, как они, ни говорить ни на одном языке, у него не разовьются навыки гигиены, моральные ценности. Ребёнок, злой волею судьбы оказавшийся вне общества, воспитываемый «семьёй» животных, будет сродни именно своим «воспитателям», но не людям. Он будет бегать на четвереньках, рычать, лаять или мяукать, лазать по деревьям, охотиться при помощи когтей, зубов и скорости «лап». Если такой Маугли попадёт в человеческую среду, то успешность его очеловечивания (социализации) будет напрямую зависеть от возраста «встречи с людьми». Иными словами, трёхлетнего малыша, воспитанного, например, волчицей, можно ещё научить ходить, говорить и т. п., но вот уже 14-летнего подростка — практически, а то и вовсе невозможно: он станет рвать на себе одежду, не примет от людей еду, будет агрессивен.

Итак, мы видим, что без общества человек либо погибает, либо уподобляется животному.

Теги: человек, люди, общество, психология

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *