Красивые стихи о горах

Горы, сквозь облака,
Тянутся к россыпям звёзд.
Задумчиво, через века,
Шлют молчаливый вопрос.
И однажды, оставив покой,
Срывается вниз звезда,
К вершине стремясь одной,
И меркнет в ней — навсегда.

Раевский Олег

*****

Горы, что вы сделали со мной?
Чем заворожили? Властным зовом
К подвигам горячим и суровым
Или мудрой снежной сединой?
Ваша твердость мне передается,
Я держусь на ваших скользких тропах.
Чем пытливей вглядываюсь в пропасть,
Тем ровней, спокойней сердце бьется.
И встречая блеск вершин бесстрашных,
В самом риске чую твердь опоры.
Горы любят сильных и отважных.
Горы любят тех, кто любит горы.

Байрамукова Х.
(Перевод Н. Матвеевой)

*****

Не всегда покрыта лесом,
Чаще возрастом стара,
Бок полог или отвесом —
Так устроена гора.

Талызин Владимир

*****

В суету городов и в потоки машин
Возвращаемся мы — просто некуда деться!
И спускаемся вниз с покоренных вершин,
Оставляя в горах, оставляя в горах свое сердце.

Так оставьте ненужные споры!
Я себе уже все доказал —
Лучше гор могут быть только горы,
На которых еще не бывал.

Кто захочет в беде оставаться один?
Кто захочет уйти, зову сердца не внемля?
Но спускаемся мы с покоренных вершин —
Что же делать, и боги спускались на землю.

Так оставьте ненужные споры!
Я себе уже все доказал —
Лучше гор могут быть только горы,
На которых еще не бывал.

Сколько слов и надежд, сколько песен и тем
Горы будят у нас и зовут нас остаться.
Но спускаемся мы — кто на год, кто совсем,
Потому что всегда, потому что всегда мы должны возвращаться.

Так оставьте ненужные споры!
Я себе уже все доказал —
Лучше гор могут быть только горы,
На которых никто не бывал.

Владимир Высоцкий

*****

Красивы горы, что и говорить,
Осеннею порою в ярких платьях.
Кто видел их — навеки не забыть,
Таинственность, влекущую в объятия.

Там снег-художник, лёгкий штрих внося,
К багряности дарует головной убор.
И ветер хулиганит, паутинки в даль неся,
И у подножия лежит из чабреца ковер.

Или туманом, словно шапкой-невидимкой,
Укроет лица от пытливых взоров.
Но солнце, щекоча лучом-улыбкой,
Заставит шутника — явить красот просторы.

*****

Я помню тот край окрыленный,
Там горы веселой толпой
Сходились у речки зеленой,
Как будто бы на водопой.
Я помню Баксана просторы,
Вершины в снегу золотом.
Ой горы, вы синие горы,
Вершины, покрытые льдом,
Вершины, покрытые льдом.

Здесь часто с тоской небывалой
Я думал, мечтал о тебе.
Туманы ползли с перевалов
Навстречу неясной судьбе.
Звенели гитар переборы,
И слушали их под окном
Ой горы, ой синие горы,
Вершины, покрытые льдом.

Пусть речка шумит на закатах
И плещет зеленой волной.
Уходишь ты вечно куда-то,
А горы повсюду со мной.
Тебя я увижу не скоро,
Но твердо уверен в одном:
Полюбишь ты синие горы,
Вершины, покрытые льдом.

Юрий Визбор

*****

Великолепные картины!
Престолы вечные снегов,
Очам казались их вершины
Недвижной цепью облаков,
И в их кругу колосс двуглавый,
В венце блистая ледяном,
Эльбрус огромный, величавый
Белел на небе голубом.

Александр Пушкин

*****

Здесь вам не равнина, здесь климат иной —
Идут лавины одна за одной,
И здесь за камнепадом ревет камнепад.
И можно свернуть, обрыв обогнуть,
Но мы выбираем трудный путь,
Опасный, как военная тропа.

Кто здесь не бывал, кто не рисковал,
Тот сам себя не испытал,
Пусть даже внизу он звезды хватал с небес.
Внизу не встретишь, как ни тянись,
За всю свою счастливую жизнь
Десятой доли таких красот и чудес.

Нет алых роз и траурных лент,
И не похож на монумент
Тот камень, что покой тебе подарил.
Как вечным огнем, сверкает днем
Вершина изумрудным льдом,
Которую ты так и не покорил.

И пусть говорят, да, пусть говорят,
Но нет! Никто не гибнет зря.
Так лучше, чем от водки и от простуд.
Другие придут, сменив уют
На риск и непомерный труд,
Пройдут тобой не пройденный маршрут.

Отвесные стены — а ну не зевай!
Ты здесь на везение не уповай.
В горах ненадежны ни камень, ни лед, ни скала.
Надеемся только на крепость рук,
На руки друга и вбитый крюк
И молимся, чтобы страховка не подвела.

Мы рубим ступени — ни шагу назад!
И от напряженья колени дрожат,
И сердце готово к вершине бежать из груди.
Весь мир на ладони — ты счастлив и нем
И только немного завидуешь тем,
Другим, у которых вершина еще впереди.

Владимир Высоцкий

*****

Среди седых высоких гор,
Бесстрастных мрачных исполинов,
Звучит ветров небесный хор,
Маня к заоблачным вершинам.

Здесь свой у времени отсчёт,
Здесь в миг спрессованы столетья.
Здесь эра длится, словно год,
И в душах гор нет страха смерти.

Не знают боли и любви,
Их не волнуют наши беды.
Живут отдельно от земли
И с Космосом ведут беседы.

В них скрыты тайны Бытия,
Рожденье звёзд и смерть созвездий.
Как важно нам понять себя —
Что нас влечёт к вершинам этим.

Быть может слава и почёт
Иль может чувство превосходства.
А где-то там, внизу, народ
Тобой любуется, как солнцем.

Опасна на вершине спесь,
Мгновенье — и тебя не стало.
Ты никому не нужен здесь,
Лишь только службе ритуалов.

А горы, обретя покой,
Вновь приступили к диалогу.
Они, как Бог, для нас с тобой.
Нельзя подняться выше Бога.

*****

Я снова ухожу туда,
Где в одиночестве горит звезда.
Где ветер песню мне поёт,
И где меня никто не ждёт.
Где эхо отмеряет путь,
Где ничего нельзя вернуть.
Где с небом сходится земля,
Где можно всё и всё нельзя.
Где оглушает тишина,
Где с камнем говорит вода.
Где мысли убивают страх,
Где гром смеётся в облаках.
И где печаль мне не нужна.
Я снова ухожу, туда.

Раевский Олег

*****

Я прикасаюсь к Вечности рукой.
В горах так близко можно встретить Вечность…
Боясь нарушить неземной покой,
Я ввысь смотрю и вижу бесконечность.
Так далека отсюда суета,
Так мимолетны чаянья людские…
Здесь только гор немая красота
И неба величавая стихия.
Когда стоишь над небом высоко
На крыше мира крохотной букашкой —
То дышится свободно и легко,
И перед Вечностью предстать совсем не страшно…

*****

Мечта горы — летать;
Несбыточен полет,
Но в виде облака
Мечта ее плывет.

Тагор Р.

*****

Разрушенной вечностью грезит сумятица скал,
Стыдливо прикрывшись обрывками ярко-зелёного…
И горы собою порадуют только влюблённого
В их резкую ломкость… того, кто всё это искал,

Того, кому горы уже подарили душевный покой,
Забив неисправности душ нелюдскою усталостью…
И только того, кто нуждается в их шалой радости —
Стоять на вершине и видеть, что мир — под тобой…

*****

То ли во сне, толь наяву
Увидел я прекрасную страну.
Там воздух чистотой пьянит,
Родник хрустальный с гор бежит.
Там звёзды падают с небес,
Там у озера растёт волшебный лес.
Там в облаках огромная гора
Сверкает как обломок серебра.
Там на лугах растут цветы
Невиданной, чудесной красоты.
Орёл парит в далёкой вышине.
Увидел наяву, казалось, что во сне.

Раевский Олег

*****

Когда всё надоест в этом мире
Когда дома уют сменят ссоры
Мы тогда все последние деньги
Соберём и уедем в горы.

Будем шастать над облаками
Как смешные горные троли
Трогать ветер свободы руками
Натерать на ногах мозоли.

Жечь костёр,промокать до нитки,
Собирать цветы только взглядом
Улыбаться жукам и улиткам
Больше нам ничего не надо.

Когда наши сердца устанут
Когда нам надоест весь город
Тихо утром одныжды встанем,
И уедем с тобою в горы.

Пусть считают нас глупыми люди
Пусть смеются и нас жалеют
Мы с тобой и не против будем,
Каждый сходит с ума как умеет.

Когда космос доступным станет
Когда будут летать на ракете
Мы с тобой тихо утром встанем
Соберёмся и в горы поедем.

Когда вырастут наши дети
Будут жить как решают сами
Утром встанем и в горы поедем
И быть может они тоже с нами.

*****

Седая голова планеты древней нашей,
Колонна, на которую оперся небосвод,
В тебе — источник рек, ты — каменная чаша,
Ты — великан, что облака пасет.
Горда твоя вершина, непреклонна,
Над нею только синева и тишь,
Твои столпы — крутых отрогов склоны.
Ты ни пред кем колен не преклонишь.
С гранитной кручи, с высоты надменной
Ты смотришь вниз, угрюмый исполин,
На жалкий мир, ничтожный, мелкий, бренный,
Таким порой он кажется с вершин.
Захочешь — в клочья изорвешь ты тучи
И как коня, стреножишь вихрь летучий…
И снова над вершиной непреклонной
Царят, как прежде, синева и тишь…
Твои столпы — крутых отрогов склоны,
Ты ни пред кем колен не преклонишь.
Но на уступах, в небо устремленных, —
Упрямый жгут протоптанной тропы,
И на челе, на глыбах раскаленных —
След человечьей маленькой стопы.

Лодонгийн Тудэв,
(Перевод Я. Белинского)

*****

Если друг оказался вдруг
И не друг, и не враг, а так,
Если сразу не разберешь,
Плох он или хорош, —
Парня в горы тяни, рискни,
Не бросай одного его,
Пусть он в связке в одной с тобой —
Там поймешь, кто такой.

Если парень в горах — не ах,
Если сразу раскис и — вниз,
Шаг ступил на ледник и сник,
Оступился — и в крик, —
Значит, рядом с тобой — чужой,
Ты его не брани — гони, —
Вверх таких не берут, и тут
Про таких не поют.

Если ж он не скулил, не ныл,
Пусть он хмур был и зол, но шел,
А когда ты упал со скал,
Он стонал, но держал,
Если шел за тобой, как в бой,
На вершине стоял хмельной, —
Значит, как на себя самого,
Положись на него.

Владимир Высоцкий

*****

Горы. Тишина.
Только сердца стук
Тук-тук
Только белый снег
В ногах хрустит
Облака летят
И куда-то день бежит.

Горы. Тишина.
Я закрыв глаза
Пшшш… пшшшш
Ветер бьет лицо
Только сердце жгет
Чувства все обнажены
Эмоции напряжены.

Горы. Тишина.
Там любовь моя
Ла-ла, ла-ла
Снегом заметена
И оставлена
На покой души
Что бы не спешить.

*****

Я сердце оставил в Фанских горах,
Теперь бессердечный хожу по равнинам,
И в тихих беседах, и в шумных пирах
Я молча мечтаю о синих вершинах.

Припев:
Когда мы уедем, уйдем, улетим,
Когда оседлаем мы наши машины, —
Какими здесь станут пустыми пути,
Как будут без нас одиноки вершины.
Какими здесь станут пустыми пути,
Как будут без нас одиноки вершины.

Лежит мое сердце на трудном пути,
Где гребень высок, где багряные скалы,
Лежит мое сердце, не хочет уйти, —
По маленькой рации шлет мне сигналы.

Припев:
Когда мы уедем, уйдем, улетим,
Когда оседлаем мы наши машины, —
Какими здесь станут пустыми пути,
Как будут без нас одиноки вершины.
Какими здесь станут пустыми пути,
Как будут без нас одиноки вершины.

Я делаю вид, что прекрасно живу,
Пытаюсь на шутки друзей улыбнуться,
Но к сердцу покинутому моему
Мне в Фанские горы придется вернуться.

Припев:
Когда мы уедем, уйдем, улетим,
Когда оседлаем мы наши машины, —
Какими здесь станут пустыми пути,
Как будут без нас одиноки вершины.
Какими здесь станут пустыми пути,
Как будут без нас одиноки вершины.

Я сердце оставил в Фанских горах…

Юрий Визбор

*****

Горизонт изломали горы,
Где в ущельях глубоких тьма,
Эдельвейсы цветут на склонах,
На вершинах всегда зима.

Облака ниже ног клубятся,
Беркут ловит паря поток,
Руки крылья, смешно смеёшься,
Нам до вершины один бросок.

Промежуточный лагерь-палатка,
Вымпел пламенем на ветру,
Подстраховки-страховки скатка,
Кружка чаю-идти по утру.

Шаг за шагом, толкая небо,
Cнизу вверх, мы толкаем себя,
Вот и гребень, пьянее не был,
Пьян за них, за себя, за тебя!

*****

Мы идём по дороге, рюкзак давит плечи,
Но от песни походной становится легче.
Не мозоли тревожат, не мокрые спины,
А лишь то, что ещё далеко до вершины.

Мы идём без оглядки, вперёд не иначе
Кто то может смеётся, а может и плачет,
Только это никак отражаться не будет
Мы идём на вершину, мы сильные люди!

Даже тот, кто последний в цепочке идущих
Он сильнее сидящих и вечно жующих
Он сильнее того, кто остался бояться,
И счастливее тех, кто не стал подниматься.

Мы идём ощущая всю силу природы,
И в душе поселяется чувство свободы
Кто в горах не бывал, тот такого не знает
И понять не поймёт, пока не побывает.

Мы идём к своей цели чужой нам не надо
Не нужна похвала, не нужны и награды
Ничего, что болят уже ноги и плечи
Нам в горах тяжело, но без них и не легче…

*****

На фоне рассветной поры,
Сверкающей, искренней, ранней,
Серебряный панцирь горы
На черной скалы филиграни.

Белиловский В.

*****

В далёком краю,
Где в чистые воды глядятся
Высокие горы,
Исчезнет, я знаю, бесследно
Вся скверна, осевшая в сердце.

*****

Уж я потерянным не буду,
Разочарованным — едва ли.
Ведь я притрагивался к чуду,
Встречал восход на перевале.
Прекрасна жизнь, и даже в горе
Ее бранить навряд ли стоит —
Все зачеркнуть,
уехать в горы
И захлебнуться высотою.

Замятнин Леонид

*****

Среди кавказских гор, снега лежат
С них по весне стекает талая вода,
Под солнцем жарким, бурными ручьями
И реки наполняя, убегает вдаль

На склонах, виноградную лозу питая
Где свежий ветер, листья обдувает неспеша
И каждому плоду, закладывает вкус
Прекрасным ароматом дополняя

И дым костра, что усыплял их на закате
И звуки флейты пастуха, что пас овец
И темный небосвод, откуда млечный путь
Смотрел на эту благодать, с небес

И чистый вкус воды и ароматы трав
И песни сборщиц и тепло их рук
Хранит в себе душистый терруар
И аромат дубовых бочек вековых

Когда бокал рукою согреваю
Я чувствую в его янтарном блеске
И дивный аромат и терпкий вкус
Он словно солнце, греет мое сердце

И будто слышу я мотив той флейты
И вижу небо чистое и млечный путь
И ветер по щекам моим колышет
И слышно дуновение чуть-чуть

За это наслажденье и вкус игривый
Мне хорошо становится, до слез
Нет, не любить его нельзя, ей богу
Коньяк армянский. Арарат 5 звезд.

*****

Ночь в горах
как набег,
сникло небо
к траве
и — ни шагу!
Каждый станет
каким-нибудь магом —
кто на миг,
и — навек.
Сырость пряная. Рвется костер.
Щедро чиркают звезды,
как отсырелые спички.
Обними — и впечатай! — восторг.
Искры скачут,
ожившего прошлого вспышки.
Не любить тебя — сил нет,
и больше нельзя…
Остывает неистовство дикое.
Горы
изредка вздрагивают
ушами уснувшего пса.
Август. Время
притихло!

Самарцев Александр

*****

Снежные вершины — купола России,
Любоваться ими можно целый век, —
Зимние седины — в золоте красивы,
Сколько бы ни падал с неба новый снег.

Затихает ветер в полумраке белом,
На душе спокойно в светлой тишине, —
И дышу с надеждой, с помыслом несмелым —
Воспарить на крыльях в горней вышине.

Чтоб с Небес высоких, и со снегом чистым —
Окунуться в вечность дивных куполов, —
Солнечным сияньем, золотом искристым, —
Переполнить строки неземных стихов.

*****

Всему на свете — свой простор,
Всему есть место в том просторе.
Пусть будет небо выше гор,
А горы будут выше моря…
Но есть негласный уговор:
Своею высью не кичиться…
Пусть ниже туч летают птицы,
Пусть море будет ниже гор!

Риза Халид
(Перевод С. Лаевского)

*****

Но менЯ ждёт — лишь гора!
Она — одна, она — моя!
Как будто любит навсегда,
Хоть и не видела меня…

Отпустит ли она меня?
Когда — Решу её покинуть?
Когда наскучит мне она?
Как женщину — её не кинуть!

А я хочу — «прийти-уйти»,
Чтоб больше вовсе не увидеть!
Ведь мне-то — Женщина нужна!
Которую мне — не покинуть!

Которая в душе моей,
И в сердце, и в сознанье…
И думаю я лишь о ней,
Она одна — моё призванье

Всё остальное — ерунда
Велосипеды, реки, горы…
Ведь мне лишь Женщина н…

Share Facebook Twitter Pinterest

Альпы (Ф. Тютчев)

Сквозь лазурный сумрак ночи
Альпы снежные глядят;
Помертвелые их очи
Льдистым ужасом разят.
Властью некой обаянны,
До восшествия Зари,
Дремлют, грозны и туманны,
Словно падшие цари!..

Но Восток лишь заалеет,
Чарам гибельным конец —
Первый в небе просветлеет
Брата старшего венец.
И с главы большого брата
На меньших бежит струя,
И блестит в венцах из злата
Вся воскресшая семья!..

В Альпах (В. Соловьёв)

Мыслей без речи и чувств без названия
Радостно-мощный прибой.
Зыбкую насыпь надежд и желания
Смыло волной голубой.

Синие горы кругом надвигаются,
Синее море вдали.
Крылья души над землей поднимаются,
Но не покинут земли.

В берег надежды и в берег желания
Плещет жемчужной волной
Мыслей без речи и чувств без названия
Радостно-мощный прибой.

Август 1886

В горах (П. Соловьёва)

Незаметная тропинка
Чуть змеится по камням.
Пёстрой ящерицы спинка
Вдруг мелькнёт то здесь, то там.

Свесив веток град зелёный
По морщинистой скале,
Белизной осеребрённой
Каперс льнёт к седой земле.

А орёл, забыв движенье
И вонзая в солнце взгляд,
Как полдневное виденье,
В синем воздухе распят.

Вам, кавказские ущелья (Н. Гумилёв)

Вам, кавказские ущелья,
Вам, причудливые мхи,
Посвящаю песнопенья,
Мои лучшие стихи.

Как и вы, душа угрюма,
Как и вы, душа мрачна,
Как и вы, не любит шума,
Ее манит тишина.

Буду помнить вас повсюду,
И хоть я в чужом краю,
Но о вас я не забуду
И теперь о вас пою.

Вершина (И. Бунин)

Леса, скалистые теснины –
И целый день, в конце теснин,
Громада снеговой вершины
Из-за лесных глядит вершин.

Селений нет, ущелья дики,
Леса синеют и молчат,
И серых скал нагие пики
На скатах из лесов торчат.

Но целый день, – куда ни кину
Вдоль по горам смущенный взор, –
Лишь эту белую вершину
Повсюду вижу из-за гор.

Она полнеба заступила,
За облака ушла венцом –
И все смирилось, все застыло
Пред этим льдистым мертвецом.

Горная высь (А. Фет)

Превыше туч, покинув горы
И наступи на темный лес.
Ты за собою смертных взоры
Зовешь на синеву небес.

Снегов серебряных порфира
Не хочет праха прикрывать;
Твоя судьба на гранях мира
Не снисходить, а возвышать.

Не тронет вздох тебя бессильный,
Не омрачит земли тоска:
У ног твоих, как дым кадильный,
Вияся, тают облака.

Горы (А. Майков)

Люблю я горные вершины.
Среди небесной пустоты
Горят их странные руины,
Как недоконченны мечты
И думы Зодчего природы.
Там недосозданные своды,
Там великана голова
И неизваянное тело,
Там пасть разинутая льва,
Там профиль девы онемелый…

Горы (Н. Некрасов)

Передо мной Кавказ суровый,
Его дремучие леса
И цепи гор белоголовой
Угрюмо-дикая краса.
Мой друг, о сей стране чудесной
Ты только слышал от молвы,
Ты не видал в короне звездной
Эльбруса грозной головы.
Вот он. Взгляни, его вершина
Одета глыбами снегов,
Вокруг седого исполина
Стоят ряды его сынов.
Великолепные творенья!
Блистая гордой красотой,
Они вселенной украшенья,
Подпора тверди голубой.
Взгляни на них бесстрашным взором!
Но ты дрожишь: что видишь ты?
Или сравненьем, как укором,
Смутились дерзкие мечты?..
Да, да… наследник разрушенья,
Я понял ясно мысль твою
И, не без тайного крушенья,
Ее правдивой признаю:
Здесь от начала мирозданья
Водворены громады гор,
И полон гордого сознанья
Могучих сил их бурный взор;
Всеразрушающее время
Им уступать осуждено,
А между тем земное племя
В гробах истлело не одно.
Они всё те ж… основы твердой
Ничто разрушить не могло.
О, как торжественно, как гордо
Их величавое чело!
Всегда и холодно и бурно
Оно, закованное в лед;
Как опрокинутая урна,
Над ним висит небесный свод,
И солнце в отблесках узорных
На нем горит, как на стекле,-
Хребет возвышенностей горных,
Не чуждый небу, чужд земле.
Лишь изредка, под небосклоном
Наскуча праздностью немой,
Сорвется с грохотом и стоном
Осколок глыбы вековой
И, весь рассыпясь мелким снегом,
Привет их долу принесет,
А дол туда же громким эхом
Благоговейный ужас шлет.

Картиной чудной вдохновенный,
Стою недвижим перед ней
Я, как ребенок умиленный.
Святой восторг души моей
И удивленья полны взоры
Шлю к тем же грозным высотам –
Чтобы заоблачные горы
Их передали небесам.

Гроза в горах (А. Белый)

Какой-то призрак бледный, бурный,
В седом плаще оцепенев,
Как в тихий пруд, в полет лазурный
Глядит, на дымный облак сев.

А в дымных клубах молньи точит
Дробящий млат на ребрах гор.
Громовым грохотом хохочет
Краснобородый, рыжий Тор.

Гудит удар по наковальне.
И облак, вспыхнув, загремел.
И на утёс понесся дальний,
Змеясь, пучок огнистых стрел.

В провал летит гранит разбитый
И глухо ухает на дне,
И с вольным воем вихрь несытый
Туманы крутит в вышине.

К Арарату (В. Брюсов)

Благодарю, священный Хронос!
Ты двинул дней бесценных ряд, —
И предо мной свой белый конус
Ты высишь, старый Арарат,

В огромной шапке Мономаха,
Как властелин окрестных гор,
Ты взнесся от земного праха
В свободно-голубой простор.

Овеян ласковым закатом
И сизым облаком повит,
Твой снег сияньем розоватым
На кручах каменных горит.

Внизу, на поле каменистом,
Овец ведет пастух седой,
И длинный посох, в свете мглистом,
Похож на скипетр вековой.

Вдали — убогие деревни,
Уступы, скалы, камни, снег…
Весь мир кругом — суровый, древний,
Как тот, где опочил ковчег.

А против Арарата, слева,
В снегах, алея, Алагяз,
Короной венчанная дева,
Со старика не сводит глаз.

Кавказ (М. Лермонтов)

Хотя я судьбой на заре моих дней,
О южные горы, отторгнут от вас,
Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз:
Как сладкую песню отчизны моей,
Люблю я Кавказ.

В младенческих летах я мать потерял.
Но мнилось, что в розовый вечера час
Та степь повторяла мне памятный глас.
За это люблю я вершины тех скал,
Люблю я Кавказ.

Я счастлив был с вами, ущелия гор,
Пять лет пронеслось: всё тоскую по вас.
Там видел я пару божественных глаз;
И сердце лепечет, воспомня тот взор:
Люблю я Кавказ!..

Кавказ (А. Пушкин)

Кавказ подо мною. Один в вышине
Стою над снегами у края стремнины;
Орёл, с отдаленной поднявшись вершины,
Парит неподвижно со мной наравне.
Отселе я вижу потоков рожденье
И первое грозных обвалов движенье.

Здесь тучи смиренно идут подо мной;
Сквозь них, низвергаясь, шумят водопады;
Под ними утесов нагие громады;
Там ниже мох тощий, кустарник сухой;
А там уже рощи, зеленые сени,
Где птицы щебечут, где скачут олени.

А там уж и люди гнездятся в горах,
И ползают овцы по злачным стремнинам,
И пастырь нисходит к веселым долинам,
Где мчится Арагва в тенистых брегах,
И нищий наездник таится в ущелье,
Где Терек играет в свирепом веселье;

Играет и воет, как зверь молодой,
Завидевший пищу из клетки железной;
И бьётся о берег в вражде бесполезной
И лижет утесы голодной водной…
Вотще! нет ни пищи ему, ни отрады:
Теснят его грозно немые громады.

Люблю я цепи синих гор… (М. Лермонтов)

Люблю я цепи синих гор,
Когда, как южный метеор,
Ярка без света и красна
Всплывает из-за них луна,
Царица лучших дум певца
И лучший перл того венца,
Которым свод небес порой
Гордится, будто царь земной.
На западе вечерний луч
Еще горит на ребрах туч
И уступить всё медлит он
Луне — угрюмый небосклон;
Но скоро гаснет луч зари…
Высоко месяц. Две иль три
Младые тучки окружат
Его сейчас… вот весь наряд,
Которым белое чело
Ему убрать позволено.
Кто не знавал таких ночей
В ущельях гор иль средь степей?
Однажды при такой луне
Я мчался на лихом коне
В пространстве голубых долин,
Как ветер волен и один.
Туманный месяц и меня,
И гриву, и хребет коня
Сребристым блеском осыпал;
Я чувствовал, как конь дышал,
Как он, ударивши ногой,
Отбрасываем был землей,
И я в чудесном забытьи
Движенья сковывал свои,
И с ним себя желал я слить,
Чтоб этим бег наш ускори?ть.
И долго так мой конь летел…
И вкруг себя я поглядел:
Всё та же степь, всё та ж луна…
Свой взор ко мне склонив, она,
Казалось, упрекала в том,
Что человек с своим конем
Хотел владычество степей
В ту ночь оспоривать у ней!

Норвежские горы (Н. Гумилёв)

Я ничего не понимаю, горы:
Ваш гимн поёт кощунство иль псалом,
И вы, смотрясь в холодные озёра,
Молитвой заняты иль колдовством?

Здесь с криками чудовищных глумлений,
Как сатана на огненном коне,
Пер Гюнт летал на бешеном олене
По самой неприступной крутизне.

И, царств земных непризнанный наследник,
Единый побежденный до конца,
Не здесь ли Бранд, суровый проповедник,
Сдвигал лавины именем Творца?

А вечный снег и синяя, как чаша
Сапфирная, сокровищница льда!
Страшна земля, такая же, как наша,
Но не рождающая никогда.

И дивны эти неземные лица,
Чьи кудри — снег, чьи очи — дыры в ад,
С чьих щёк, изрытых бурями, струится,
Как борода седая, водопад.

Осень в горах (Саша Чёрный)

Как в бёклиновских картинах,
Краски странны…
Мрачны ели на стремнинах
И платаны.

В фантастичном беспорядке
Перспективы —
То пологие площадки,
То обрывы.

Лес растет стеной, взбираясь
Вверх по кручам,
Беспокойно порываясь
К дальним тучам.

Желтый фон из листьев павших
Ярче сказки,
На деревьях задремавших
Все окраски.

Зелень, золото, багрянец —
Словно пятна…
Их игра, как дикий танец,
Непонятна.

В вакханалии нестройной
И без линий
Только неба цвет спокойный,
Густо-синий,

Однотонный, и прозрачный,
И глубокий,
И ликующий, и брачный,
И далекий.

Облаков плывут к вершине
Караваны…
Как в бёклиновской картине,
Краски странны!

1907, Оденвальд

Синие горы Кавказа, приветствую вас! (М. Лермонтов)

Синие горы Кавказа, приветствую вас!
вы взлелеяли детство мое;
вы носили меня на своих одичалых хребтах,
облаками меня одевали,
вы к небу меня приучили,
и я с той поры все мечтаю об вас да о небе.
Престолы природы, с которых как дым улетают громовые тучи,
кто раз лишь на ваших вершинах творцу помолился,
тот жизнь презирает,
хотя в то мгновенье гордился он ею!..

Часто во время зари я глядел на снега и далекие льдины утесов;
они так сияли в лучах восходящего солнца,
и в розовый блеск одеваясь, они,
между тем как внизу все темно,
возвещали прохожему утро.
И розовый цвет их подобился цвету стыда:
как будто девицы,
когда вдруг увидят мужчину купаясь,
в таком уж смущеньи,
что белой одежды накинуть на грудь не успеют.

Как я любил твои бури, Кавказ!
те пустынные громкие бури,
которым пещеры как стражи ночей отвечают!..
На гладком холме одинокое дерево,
ветром, дождями нагнутое,
иль виноградник, шумящий в ущелье,
и путь неизвестный над пропастью,
где, покрываяся пеной,
бежит безымянная речка,
и выстрел нежданный,
и страх после выстрела:
враг ли коварный иль просто охотник…
все, все в этом крае прекрасно.

Воздух там чист, как молитва ребенка;
И люди как вольные птицы живут беззаботно;
Война их стихия; и в смуглых чертах их душа говорит.
В дымной сакле, землей иль сухим тростником
Покровенной, таятся их жены и девы и чистят оружье,
И шьют серебром – в тишине увядая
Душою – желающей, южной, с цепями судьбы незнакомой.

Снежные горы (Ф. Тютчев)

Уже полдневная пора
Палит отвесными лучами, —
И задымилася гора
С своими черными лесами.

Внизу, как зеркало стальное,
Синеют озера струи,
И с камней, блещущих на зное,
В родную глубь спешат ручьи.

И между тем как полусонный
Наш дольний мир, лишенный сил,
Проникнут негой благовонной,
Во мгле полуденной почил, —

Горе, как божества родные,
Над издыхающей землей
Играют выси ледяные
С лазурью неба огневой.

Тебе, Кавказ, суровый царь земли (М. Лермонтов)

Тебе, Кавказ, суровый царь земли,
Я снова посвящаю стих небрежный.
Как сына, ты его благослови
И осени вершиной белоснежной.

Еще ребенком, чуждый и любви
И дум честолюбивых, я беспечно
Бродил в твоих ущельях, — грозный, вечный,
Угрюмый великан, меня носил
Ты бережно, как пестун, юных сил
Хранитель верный, (и мечтою
Я страстно обнимал тебя порою.)

И мысль моя, свободна и легка,
Бродила по утесам, где, блистая
Лучом зари, сбирались облака,
Туманные вершины омрачая,
Косматые, как перья шишака.
А вдалеке, как вечные ступени
С земли на небо, в край моих видений,
Зубчатою тянулись полосой,
Таинственней, синей одна другой,
Всё горы, чуть приметные для глаза,
Сыны и братья грозного Кавказа.

Утёс (М. Лермонтов)

Ночевала тучка золотая
На груди утеса-великана,
Утром в путь она умчалась рано,
По лазури весело играя.

Но остался влажный след в морщине
Старого утеса. Одиноко
Он стоит, задумался глубоко,
И тихонько плачет он в пустыне.

Утро в горах (Ф. Тютчев)

Лазурь небесная смеётся,
Ночной омытая грозой,
И между гор росисто вьётся
Долина светлой полосой.

Лишь высших гор до половины
Туманы покрывают скат,
Как бы воздушные руины
Волшебством созданных палат.

Что такое горы? (В. Степанов)

Что такое горы?
С ветром разговоры.
Снежные вершины,
Грозные лавины.
Тропы каменистые,
Антилопы быстрые,
Пропасти бездонные
И пещеры тёмные.
Колючие кустарники,
Змеи и лишайники,
Козы-скалолазы,
А под землёй алмазы.
Реки, как хрусталь,
В синей дымке даль,
Где парит орёл –
Страж высоких гор.

Эльбурс (И. Бунин)

На льдах Эльбурса солнце всходит.
На льдах Эльбурса жизни нет.
Вокруг него на небосводе
Течет алмазный круг планет.

Туман, всползающий на скаты,
Вершин не в силах досягнуть:
Одним небесным Иазатам
К венцу земли доступен путь.

И Митра, чье святое имя
Благословляет вся земля,
Восходит первый между ними
Зарей на льдистые поля.

И светит ризой златотканой,
И озирает с высоты
Истоки рек, пески Ирана
И гор волнистые хребты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *