Кто такой Роберт оуэн

Сэр Роберт Оуэн

The Inquiry Chairman, Sir Robert Owen

(обсудить на форуме)

Впечатления

монгол про Оуэн: Литвиненко. Расследование (Документальная литература, Политика, Публицистика) в 13:02 (+01:00) / 29-11-2017
Факты изложены очень подробно-не поспоришь, и не менее важно: написано не суконно-казённым языком. Shirley про Оуэн: Литвиненко. Расследование (Документальная литература, Политика, Публицистика) в 15:20 (+01:00) / 14-02-2016
Было интересно прочесть как настоящий документ. poruchik_xyz про Оуэн: Литвиненко. Расследование (Документальная литература, Политика, Публицистика) в 07:31 (+01:00) / 12-02-2016
бла-бла-бла! при чем тут детство и юность литвиненко? отсутствие фактов заполняют всякой лабудой… Jolly Roger про Оуэн: Литвиненко. Расследование (Документальная литература, Политика, Публицистика) в 07:21 (+01:00) / 12-02-2016
Это русский перевод доклада, подготовленного для парламента. Оригинал написан совершенно неказённым языком и перевод полностью ему соответствует — текст читается как хороший детектив, тем более интересный, что все его участники читателю и ранее хорошо были известны, равно как и множество фактов, выдумок, гипотез, предположений и вбросов, касающихся смерти Александра Литвиненко.
И вот — финал. Подобно вымышленному Эркюлю Пуаро вышел вперед вполне реальный сэр Роберт Оуэн, завладел вниманием публики и подробно, по пунктам, с разбором всех событий, всех мнений рассказал про преступление — как оно совершалось, кто убил и почему.

Биография

Ранние годы

Роберт Оуэн родился в 1771 году в маленьком городке Ньютаун (Уэльс) в семье мелкого лавочника. В 7 лет учитель местной школы использовал его как помощника, но ещё через 2 года школьное образование Оуэна навсегда закончилось, и он отправился искать счастья в больших городах. Оуэн служил учеником и приказчиком в мануфактурных магазинах Стэмфордa, Лондона и Манчестера, однако он не получил систематического образования.

Годы жизни в Манчестере

Манчестер был в это время центром промышленной революции, особенно бурно развивалось здесь хлопчатобумажное производство. В Манчестере Оуэн сошёлся со многими членами местного философского и литературного общества, особенно дружил с доктором Парсевалем, которым впервые была высказана мысль о необходимости рабочего и санитарного законодательства. Сам Оуэн читал в этом обществе несколько докладов о рабочем законодательстве.

Сначала он, взяв у брата взаймы деньги, открыл с одним компаньоном небольшую мастерскую, изготовлявшую прядильные машины, которые в то время быстро внедрялись в промышленность. Потом завёл собственное крохотное прядильное предприятие, где работал сам с двумя-тремя рабочими.

Оуэн страстно увлекался химией и, найдя новые способы для обработки грубого американского хлопка, на 20-м году жизни стал управляющим, а затем и совладельцем хлопковой мануфактуры.

Социальный эксперимент в Нью-Ланарке

Дом Роберта Оуэна в Нью-Ланарке

Оуэн знакомится с Каролиной Дейл — дочерью Дэвида Дейла богатого владельца текстильной фабрики в посёлке Нью-Ланарк близ Глазго, и заключает с ней брак.

В 1799 году Оуэн переселяется в Нью-Ланарк, где он стал совладельцем (вместе с несколькими манчестерскими капиталистами) и управляющим бывшей фабрики своего тестя. Он уже давно задумал свой промышленный и социальный эксперимент и прибыл в Нью-Ланарк с твёрдым планом реформы производственных отношений.

На примере своей фабрики он хотел показать, что обязанность заботиться о наёмных рабочих вполне совпадает с интересами работодателя. На основании собственного опыта он выработал систему «патроната», которую впоследствии теоретически развил в сочинении «Опыты о формировании человеческого характера» (Essay on the Formation of Character, опубликовано в 1813 году), доказывая, что человек составляет продукт внешних окружающих его условий и воспитания; чем выше последние, тем более облагораживается и совершенствуется человеческая природа.

В первое десятилетие XIX века нью-ланаркская фабрика привлекала к себе толпы посетителей, равно удивлявшихся её коммерческому успеху и благосостоянию её рабочих. Посетил эту фабрику и великий князь Николай Павлович, будущий император Николай I. Удивлённый успехом Оуэна, слыша со всех сторон о бедствиях рабочего населения, которое тогда все объясняли чрезмерным его размножением, он предложил Оуэну взять с собой два миллиона излишнего британского населения и переселиться в Россию, но Оуэн категорически отказался и остался жить в Англии.

Попытка расширения эксперимента

Роберт Оуэн

В 1813 году Оуэн основал новую компанию, куда на правах пайщиков вошли, в том числе, квакер Уильям Аллен и философ Иеремия Бентам. Сутью доктрины, которую проповедовал Оуэн, было следующее: характер человека формируется обстоятельствами и социальным окружением, поэтому люди не отвечают за свои поступки. Их следует обучать и воспитывать, как можно раньше начинать прививать им правила правильного поведения. Экономические взгляды Оуэна основывались на принципе: труд — общепризнанное естественное благо.

Непосредственным толчком для превращения Оуэна в проповедника послужили дискуссии 1815—1817 годов, связанные с ухудшением экономического положения Англии, ростом безработицы и бедности населения. Оуэн представил правительственному комитету свой план облегчения этих трудностей путём создания для бедняков кооперативных посёлков, где они трудились бы сообща, без капиталистов-нанимателей. Его идеи натолкнулись на непонимание и раздражение. Тогда Оуэн обратился прямо к широкой публике. В нескольких речах, произнесённых в Лондоне в августе 1817 году при значительном стечении народа, он впервые изложил свой план. Чем дальше, тем больше перерастал скромный проект, связанный с конкретной проблемой, в систему переустройства общества на коммунистических началах. В 1817—1824 годах Оуэн объехал всю Британию, побывал за границей, произнёс множество речей, написал массу статей и листовок, неустанно проповедуя свои идеи.

Все усилия Оуэна были напрасны, хотя находились влиятельные люди, сочувствующие в той или иной мере его планам. В 1819 году был даже создан комитет по сбору средств для его эксперимента; в состав комитета наряду с герцогом Кентом входил, в частности, Давид Рикардо. Однако собрать удалось лишь малую долю необходимых денег, и затея провалилась.

Убедившись, что проповедь примером и словом не вызывает подражания, Оуэн начал деятельную агитацию в пользу фабричного законодательства, стараясь опереться на монархическую власть и земледельческую аристократию и борясь с теорией невмешательства государства. Но надежды его и в этом направлении не оправдались. Тогда Оуэн решил обратиться непосредственно к промышленному классу и побудить его к образованию производительных ассоциаций, задача которых, по словам Оуэна, «заключалась в организации всеобщего счастья при посредстве системы единства и кооперации, основанной на всеобщей любви к ближнему и истинном познании человеческой природы».

Создание теории

Теоретические основания, которые вызывают необходимость образования таких ассоциаций, он изложил в двух сочинениях. Практически он разработал план организации ассоциаций. В начале Оуэн думал об устройстве ассоциаций или колоний только для не имеющих работы, но затем пришёл к мысли о необходимости полного преобразования промышленной системы. Он явился первым социалистическим её критиком.

Промышленная система в то время, по Оуэну, была построена на трёх ложных началах: на детальном разделении труда, которое ухудшает расу, на соперничестве, которое создаёт всеобщее противоречие интересов, и, наконец, на получении прибыли, возможной только тогда, когда спрос равен или превышает предложение; реальный же интерес общества требует, чтобы предложение товаров было всегда больше спроса.

Устранение всех бедствий произойдёт только тогда, когда отдельные группы производителей, пользуясь производительными силами, почти безграничными на почве новых усовершенствований, соединятся в кооперации, для производства при помощи собственного труда и капитала и для удовлетворения собственных потребностей.

Коммуна в Америке

Вид коммуны «Новая Гармония»

В результате Оуэна стали считать опасным мечтателем, в особенности с того момента, когда он в 1817 году затеял борьбу со всеми религиями. Разочаровавшись в английском «образованном обществе», утратив даже своё влияние в Нью-Ланарке, Оуэн с сыновьями уехал в Америку. В 1825 году Оуэн покупает в Америке 30 тысяч акров земли и организовывает здесь, в штате Индиана, на реке Уобаш, коммунистическую производительную общину «Новая гармонияruen», устав которой основывался на принципах уравнительного коммунизма. В этом деле ему содействуют филантропы Маклюр и Петр Нааф, занимающиеся воспитанием; сам Оуэн, с особым выборным комитетом, ведёт все дела колонии; но попытка сразу пересоздать природу людей путём преобразования внешних условий оканчивается неудачей.

Предприятие, поглотив 40 тысяч фунтов стерлингов — почти всё состояние Оуэна, окончилось провалом. В 1829 году он вернулся на родину. Выделив некоторые средства своим детям (их было семеро), Оуэн в дальнейшем вёл очень скромный образ жизни.

Биржа трудового обмена

В 1832 году он затевает в Англии новое дело, которое тоже оканчивается неудачей, но имеет большое социально-политическое значение: он делает попытку организации «Биржи трудового обмена». Желая уничтожить всякую торговую прибыль и посредничество денег, Оуэн устраивает в Лондоне биржу, куда всякий производитель может доставлять товары, получая за них трудовые билеты, по расчёту шести пенсов за каждый час труда, вложенный в продукт. Первоначально успех биржи был очень велик; в первую неделю сюда было доставлено более чем на 10 000 фунтов стерлингов товара, и трудовые билеты стали приниматься во многих магазинах как деньги; скоро, однако, начались затруднения.

Купцы посылали на биржу свои залежавшиеся товары и торопливо разбирали с биржи всё наиболее ценное; биржа скоро была завалена товарами, не имеющими надежды на сбыт. Оценка товаров по часам труда и по шестипенсовой норме постоянно возбуждала недоразумения и споры. С нагромождением на бирже никому не нужных товаров, трудовые билеты потеряли всякую цену и биржа кончила банкротством.

Профсоюзы и рабочее движение

Монумент Роберту Оуэну в Манчестере

Оуэн стоит у истоков и другого движения рабочего класса, которому было суждено большое будущее — профсоюзного. В 1833—1834 годах он руководил попыткой создания Великого национального союза профессий, который объединял до полумиллиона членов. Организационная слабость, недостаток средств, сопротивление хозяев, имевших поддержку правительства,— всё это привело союз к распаду.

Разногласия между Оуэном и другими лидерами рабочего движения шли по двум линиям. С одной стороны, для многих из них, осторожных и настроенных на бизнес, был неприемлем подход к кооперации и профсоюзам как к методу преобразования общества. С другой стороны, Оуэн отрицал политические действия, что уже не удовлетворяло тех людей, которые вскоре образовали костяк чартизма — движения, с которым Оуэн никогда не мог найти общего языка.

Последние годы жизни

После 1834 года Оуэн не играл большой роли в общественной жизни, хотя продолжал много писать, издавал журналы, участвовал в организации ещё одной общины и неутомимо проповедовал свои взгляды. Его последователи образовали узкую секту, нередко выступавшую с довольно реакционных позиций.

Обаяние гуманистического энтузиазма в сочетании с деловитостью, которое так отличало Оуэна в молодости и в зрелые годы и привлекало к нему людей, отчасти уступило место навязчивому однообразию речей и мыслей. Сохранив до смерти большую ясность ума, он не избежал старческих странностей. В последние годы жизни Оуэн увлёкся спиритизмом, стал склонен к мистике. Но он сохранил обаяние доброты, которое отметил Герцен. Всю жизнь он очень любил детей. Взгляды Оуэна на воспитание сохраняют значение и в наше время.

Осенью 1858 года, 87 лет от роду, Оуэн поехал в Ливерпуль и на трибуне митинга почувствовал себя плохо. Отлежавшись в течение нескольких дней, он вдруг решил отправиться в свой родной город Ньютаун, где не был с детства. Там он и умер в ноябре 1858 года.

Педагогические идеи

Социально-философские основы воспитания.

  • Отрицал принцип свободы воли.
  • Человек — продукт среды. Р. Оуэн опирался на близкую философии Просвещения идею о решающем воздействии внешней среды на характер человека.
  • Во всех недостатках современных людей виновата социальная среда, то есть капитализм, являющийся источником всех социальных бедствий.
  • Надо заменить капитализм социализмом.
  • Доказывал, что основной причиной общественного зла является невежество людей. Общественные противоречия можно устранить путём распространения знаний, внедрения истины.

Воспитание. Цель воспитания — формирование самостоятельно и рационально мыслящего человека. Всечеловеческая гармония может быть положена лишь должным воспитанием людей. Для создания людей совершенных надо всех воспитывать с самого рождения с одинаковой тщательностью, без проявления каких бы то ни было пристрастий и так, чтобы никто не стремился к лучшим условиям. Содержание воспитания. Нравственное воспитание — на него главное внимание. Умственное воспитание — знания не должны противоречить здравому смыслу. Трудовое воспитание — необходимое условие для всестороннего развития человека. Ребёнок в школе наряду с общим образованием должен получить трудовые навыки. Физическое воспитание — военные упражнения.

Образование. Периоды образования. Существуют периоды — пятилетия в жизни человека, вплоть до 30-летнего возраста, — создающие основу для хорошего разделения по занятиям, причём каждая группа занята своим делом. Это способствует лучшему развитию человека.

Система 4 образовательных ступеней (основа всего коллективизм). 1. Школа — для малышей 1-5 лет: чтение, танцы, свежий воздух. 2. Дневная школа — для детей 5-10 лет: родной язык, арифметика, география, естествознание, история. Делится на общеобразовательную (учебные занятия) и индустриальную (практическая работа в мастерских, в саду и в поле. 3. Вечерняя школа — для подростков, работающих на фабрике. 4. Вечерние лекции — для взрослых.

Социальный эксперимент в Нью-Ланарке. На основании собственного опыта он выработал систему «патроната». Создаёт институт для формирования характеров. В первое десятилетие XIX века нью-ланаркская фабрика привлекала к себе толпы посетителей, равно удивлявшихся коммерческому её успеху и благосостоянию её рабочих. На фабрике в Нью-Лэнарке был запрещён труд детей до 10 лет и сокращён рабочий день до 10 часов 45 минут, что было неслыханным новшеством для того времени, когда значительную часть рабочих английской промышленности составляли дети от 5 до 10 лет, которые трудились наравне со взрослыми по 14—16 часов в день.

В 1816 г. Оуэн открыл «Новый институт для формирования характера». В него входили: дошкольное учреждение для детей от 1 до 5 лет, начальная школа для детей до 10 лет, вечерние классы для работавших на фабрике подростков, вечерний очаг культуры, где обучали неграмотных рабочих, функционировал лекторий, родители получали консультации по воспитанию детей, проводились музыкальные вечера, танцы, игры и т. д. На 1 января 1816 г. «Новый институт» охватывал своим воспитательным воздействием 759 человек в возрасте от 1 года до 25 лет.

А. И. Герцен о педагогических взглядах Р. Оуэна. Герцен высказал очень ценные суждения о педагогической теории Оуэна. Отмечая прогрессивное историческое значение этих теорий, он в то же время отчётливо показал и их недостатки. Герцен в произведении «Былое и думы» с одобрением отзывается о социальных и педагогических мероприятиях, проведённых Робертом Оуэном в Нью-Лэнарке, отмечает, что опыт его «костью стоит в горле людей, постоянно обвиняющих социализм в утопиях и в неспособности что-нибудь осуществить на практике». И в то же время он считает многие теоретические положения Оуэна неправильными, решительно выступает против его учения о том, что «главный путь водворения нового порядка — воспитание», что человек является пассивным продуктом обстоятельств и воспитания. Он говорит, что активная роль людей в истории формируется в процессе борьбы с общественным злом и несправедливостью.

Вклад в развитие мировой педагогики Развил идею соединения обучения с производственным трудом. Создал оригинальную систему воспитания (и попытался экспериментально её доказать). Осуществил уникальный социально-педагогический опыт в колониях и коммунах.

Литература

Список произведений

  • Замечания о влиянии промышленной системы (1815)
  • Дальнейшее развитие плана, содержащегося в докладе…(1817)
  • Описание ряда заблуждений и бед, вытекающих из прошлого и настоящего состояния общества
  • Доклад графству Ланарк о плане облегчения общественных бедствий… (1820)
  • Обращение Конгресса кооперативных обществ…(1833)
  • Речь Роберта Оуэна в учреждении на улице Шарлотты (1833)
  • Книга о новом нравственном мире (1842-44)
  • Революция в сознании и деятельности человеческого рода…(1850-е)
  • «Об образовании человеческого характера» (3-е изд., СПб., 1893).
  • Оуэн Роберт. Избранные сочинения в двух томах. — М., Л.: Изд-во АН СССР, 1950. — 768 с. — (Предшественники научного социализма). — 8000 экз.

Библиография

  • Андерсон К. М. Мексиканский проект Роберта Оуэна // История социалистических учений,1987. М., 1987. С. 47-68.
  • Арк. А-н. Роберт Оуэн: его жизнь, учение и деятельность. — М., 1937.
  • Аникин А. В. Глава девятнадцатая. Роберт Оуэн и ранний английский социализм // Юность науки: Жизнь и идеи мыслителей-экономистов до Маркса. — 2-е изд. — М.: Политиздат, 1975. — С. 362—373. — 384 с. — 50 000 экз.
  • Блауг М. Оуэн, Роберт // 100 великих экономистов до Кейнса = Great Economists before Keynes: An introduction to the lives & works of one hundred great economists of the past. — СПб.: Экономикус, 2008. — С. 230—232. — 352 с. — (Библиотека «Экономической школы», вып. 42). — 1 500 экз. — ISBN 978-5-903816-01-9.
  • Вознесенская В. А. Экономические воззрения великих социалистов-утопистов
  • Галкин В. В. Последователи Роберта Оуэна в Англии и их вклад в развитие социалистической мысли
  • Герцен А. И. Роберт Оуэн // Сочинения в 9 тт. Т. 6: Былое и думы. Ч. 6: Англия. Гл. IX. Роберт Оуэн. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1957. — С. 202—251.
  • Дерзновение / Д. Валовой, М. Валовая, Г. Лапшина. — М.: Мол. гвардия, 1989. — 314 c., ил. — С. 128-142.
  • Жид Ш., Рист Ш. История экономических учений — М.: Экономика, 1995.
  • Застенкер Н. Е. Роберт Оуэн как мыслитель
  • Захарова М. Н. Роберт Оуэн и оуэнисты в Соединённых Штатах Америки
  • Неманов И. Н. Некоторые итоги и проблемы изучения Роберта Оуэна
  • Оуэн, Роберт // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Оуэн Роберт / Неманов И. Н. // Отоми — Пластырь. — М. : Советская энциклопедия, 1975. — (Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 19).
  • «Роберт Овен» (Биографич. библиотека Павленкова).
  • Туган-Барановский М. И. Оуэн // Очерки из новейшей истории политической экономии: (Смит, Мальтус, Рикардо, Сисмонди, историческая школа, катедер-социалисты, австрийская школа, Оуэн, Сен-Симон, Фурье, Прудон, Родбертус, Маркс). — СПб.: Изд. журнала «Мир божий», 1903. — С. 91—109. — X, 434 с.
  • Утопический социализм: Хрестоматия. / Общ. ред. А. И. Володина. — М.: Политиздат, 1982.
  • L. Jones, «The life of R. О.» (Л., 1890)
  • Sargant, «R. Owen and his social philosophy» (1860)
  • Либкнехт В. Роберт Оуэн: его жизнь и общественно-политическая деятельность — СПб.; Молот, 1905.

Роберт Оуэн

Роберт Оуэн (англ. Robert Owen; 14 мая 1771 — 17 ноября 1858) — английский философ, педагог и социалист, один из первых социальных реформаторов XIX века.

Роберт Оуэн родился в 1771 году в маленьком городке Ньютаун (Уэльс) в семье мелкого лавочника. В семь лет учитель местной школы уже использовал его как помощника, но ещё через два года школьное образование Оуэна навсегда закончилось, и он отправился искать счастья в больших городах. Оуэн служил учеником и приказчиком в мануфактурных магазинах Стэмфорда, Лондона и Манчестера, однако он не получил систематического образования.

Научные достижения

Непосредственным толчком для превращения Оуэна в проповедника послужили дискуссии 1815—1817 годов, связанные с ухудшением экономического положения Англии, ростом безработицы и бедности населения. Оуэн представил правительственному комитету свой план облегчения этих трудностей путем создания для бедняков кооперативных посёлков, где они трудились бы сообща, без капиталистов-нанимателей. Его идеи натолкнулись на непонимание и раздражение. Тогда Оуэн обратился прямо к широкой публике. В нескольких речах, произнесенных в Лондоне в августе 1817 году при значительном стечении народа, он впервые изложил свой план. Чем дальше, тем больше перерастал скромный проект, связанный с конкретной проблемой, во всеобъемлющую систему переустройства общества на коммунистических началах. Это переустройство Оуэн мыслил через трудовые кооперативные общины, несколько напоминающие фаланги Фурье. В 1817—1824 годах Оуэн объехал всю Британию, побывал за границей, произнес множество речей, написал массу статей и листовок, неустанно проповедуя свои идеи.

Все усилия Оуэна были напрасны, хотя находились влиятельные люди, сочувствующие в той или иной мере его планам. В 1819 году был даже создан комитет по сбору средств для его эксперимента; в состав комитета наряду с герцогом Кентом входил, в частности, Давид Рикардо. Однако собрать удалось лишь малую долю необходимых денег, и затея провалилась.

Убедившись, что проповедь примером и словом не вызывает подражания, Оуэн начал деятельную агитацию в пользу фабричного законодательства, стараясь опереться на монархическую власть и земледельческую аристократию и борясь с теорией невмешательства государства. Но надежды его и в этом направлении не оправдались. Тогда Оуэн решил обратиться непосредственно к промышленному классу и побудить его к образованию производительных ассоциаций, задача которых, по словам Оуэна, «заключалась в организации всеобщего счастья при посредстве системы единства и кооперации, основанной на всеобщей любви к ближнему и истинном познании человеческой природы».

Теоретические основания, которые вызывают необходимость образования таких ассоциаций, он изложил в двух сочинениях: «An Explanation of the Cause of Distress which pervades the civilized parts of the world» (1823) и «The Book of the New Moral World». Практически он разработал план организации ассоциаций в «Report to the County of Lanark». Вначале Оуэн думал об устройстве ассоциаций или колоний только для не имеющих работы, но затем пришёл к мысли о необходимости полного преобразования промышленной системы. Он явился первым социалистическим её критиком.

Промышленная система в то время, по Оуэну, была построена на трёх ложных началах: на детальном разделении труда, которое ухудшает расу, на соперничестве, которое создает всеобщее противоречие интересов, и, наконец, на получении прибыли, возможной только тогда, когда спрос равен или превышает предложение; реальный же интерес общества требует, чтобы предложение товаров было всегда больше спроса. До изобретения машин ещё можно было поддерживать такое ненормальное положение, но с тех пор и промышленная система находится и будет находиться в критическом положении, приводя к разорению фабрикантов и голодовке рабочих.

Устранение всех бедствий произойдёт только тогда, когда отдельные группы производителей, пользуясь производительными силами, почти безграничными на почве новых усовершенствований, соединятся в кооперации, для производства при помощи собственного труда и капитала и для удовлетворения собственных потребностей.

В 1832 году он затевает в Англии новое дело, которое тоже оканчивается неудачей, но имеет большое социально-политическое значение: он делает попытку организации «Биржи трудового обмена». Желая уничтожить всякую торговую прибыль и посредничество денег, Оуэн устраивает в Лондоне биржу, куда всякий производитель может доставлять товары, получая за них трудовые билеты, по расчёту шести пенсов за каждый час труда, вложенный в продукт. Первоначально успех биржи был очень велик; в первую неделю сюда было доставлено более чем на 10000 фунтов стерлингов товара, и трудовые билеты стали приниматься во многих магазинах как деньги; скоро, однако, начались затруднения.

Купцы посылали на биржу свои залежавшиеся товары и торопливо разбирали с биржи все наиболее ценное; биржа скоро была завалена товарами, не имеющими надежды на сбыт. Оценка товаров по часам труда и по шестипенсовой норме постоянно возбуждала недоразумения и споры. С нагромождением на бирже никому не нужных товаров, трудовые билеты потеряли всякую цену и биржа кончила банкротством.

Научные труды

  • Замечания о влиянии промышленной системы (1815);
  • Дальнейшее развитие плана, содержащегося в докладе… (1817);
  • Описание ряда заблуждений и бед, вытекающих из прошлого и настоящего состояния общества;
  • Доклад графству Ланарк о плане облегчения общественных бедствий… (1820);
  • Обращение Конгресса кооперативных обществ…(1833);
  • Речь Роберта Оуэна в учреждении на улице Шарлотты (1833);
  • Книга о новом нравственном мире (1842-44);
  • Революция в сознании и деятельности человеческого рода…(1850-е).
  • Википедия

    Роберт Оуэн.

    (1771-1858)

    Роберт Оуэн считается главным представителем утопического социализма в Англии. Оуэн родился в мелкобуржуазной семье. С десятилетнего возраста самостоятельно зарабатывал себе средства к существованию. К двадцати годам он был уже директором фабрики. С 1800 Оуэн управлял в качестве совладельца крупным текстильным предприятием в Нью-Ланарке (Шотландия). Деятельность Оуэна в Нью-Ланарке принесла ему широкую известность фабриканта-филантропа. Оуэн ввел на фабрике сравнительно короткий для того времени рабочий день, в 10,5 часов, создал ясли, детский сад и образцовую школу для детей и рабочих, провел ряд мер для улучшения условий труда и быта рабочих. В 1815 Оуэн выступил с проектом закона, который ограничивал рабочий день для детей и устанавливал для работающих детей обязательное школьное обучение. В 1817 Оуэн составил докладную записку парламентской комиссии, в которой выдвинул идею трудовой коммуны как средства борьбы с безработицей. К 1820 окончательно оформились социальные идеи Оуэна: он пришел к убеждению о необходимости радикальной перестройки общества на началах общности владения, равенства в правах и коллективного труда.

    Утопические идеи Оуэна.

    Английский утопический социализм имеет некоторые особенности по сравнению с французским, так как в Англии капитализм и классовая борьба пролетариата были более развиты. Р. Оуэн выступал против всех крупных частных собственников. Он считал, что новый общественный строй может существовать и без капиталистов, ибо » частная собственность была и есть причина бесчисленных преступлений и бедствий, испытываемых человеком», она причиняет «неисчислимый вред низшим, средним и высшим классам».

    Будущее “рациональное” общество Оуэн представлял себе в виде свободной федерации небольших социалистических самоуправляющихся общин, включающих не более 3 тысяч человек. Главный вид занятий в общине — земледелие; но Оуэн был против отделения промышленного труда от сельскохозяйственного (община организует у себя также и промышленное производство). При общности владения и общем труде не может быть не эксплуатации, ни классов. Работа распределяется между гражданами в соответствии с потребностями. Считая, вслед за французскими материалистами 18 в., что человеческий характер является продуктом общественной Среды, окружающей человека, Оуэн был убежден, что в его новом обществе родится новый человек. Правильное воспитание и здоровая Среда научат его чувствовать и мыслить рационально, искоренят в нем эгоистичные привычки. Суды, тюрьмы, наказания станут не нужны.

    Оуэн был убежден, что достаточно основать одну общину, и ее преимущества неизбежно вызовут стремление к организации других. Стремясь показать практическую осуществимость и преимущества трудовых коммун, Оуэн отправился в 1824 в США, чтобы организовать там опытную колонию на началах общности владения. Однако все опыты Оуэна в США послужили лишь доказательством утопичности его планов. После ряда неудач Оуэн вернулся в Англию, где принял активное участие в кооперативном и профессиональном движении.

    Одновременно с реорганизацией обращения Оуэн пропагандировал широко задуманную утопичную реорганизацию производства, также в качестве мероприятия для мирного перехода к социалистическому строю. Оуэн предполагал, что профессиональные организации рабочих могут взять в свои руки соответственные отрасли промышленности и организовать в них производство на кооперативных началах, не прибегая ни к каким насильственным мерам. В 1834 был организован “Великий национальный объединенный союз производств”, поставивший себе задачей осуществление этого оуэнского плана. Капиталистическая действительность разбила утопичные надежды Оуэна. Ряд организованных предпринимателей локаутов, а также неудачные стачки, суровые судебные приговоры привели к ликвидации “Великого союза” в том же 1834.

    Трудовая теория стоимости Оуэна.

    Оуэн был противником классовой борьбы, обращался с планами переустройства общества к сильным мира сего. В разработке проектов будущего общественного строя Оуэн был очень скрупулезен. Он тщательно продумывал, какие рационы питания должны быть в будущем обществе, как должны распределяться комнаты для женатых, холостых и т.д. Конечно, в такой тщательной обстановке присутствовали элементы фантастики. Но Роберт выдвинул целый ряд практических предложений, стал инициатором принятия фабричного законодательства об ограничении рабочего дня, о запрещении ночного труда женщин и детей, потребовал от государства, чтобы оно активно вмешивалось в экономическую жизнь в интересах трудящихся. Фантастический элемент выражен в целом слабее, чем в учении Сен-Симона и Фурье.

    В своих произведениях Р. Оуэн выступал как критик капитализма, но в отличии от французских социалистов-утопистов опирался на классическую буржуазную политэкономию, в частности на трудовую теорию стоимости Рикардо. Оуэн был согласен с положением Рикардо, что основным источником стоимости является труд. Однако, в отличии от Рикардо Оуэн считал, что в существующем обществе этот важный закон не действует, ибо если труд является источником богатства, то оно должно принадлежать трудящимся. Р. Оуэн отмечал, что в современном ему обществе продукт труда не полностью попадает к рабочем, а распределяется между рабочими, капиталистами и земледельцами, причем рабочим достается только ничтожная доля. Такое распределения продуктов Оуэн считал несправедливым, требовал реорганизации общества, которая обеспечила бы производителю получение полного продукта его труда. В этом заслуга Р. Оуэна в том, что из теории трудовой стоимости Рикардо он сделал социалистический вывод и попытался, опираясь на эту теорию, доказать необходимость радикальных перемен в обществе.

    Р.Оуэн и его последователи утверждали, что стоимость товара измеряются не трудом, а деньгами. Деньги же искажают истинную величину стоимости, являются не естественными, а искусственным мерилом, маскируют подлинные затраты труда на производство товаров, и это создает положение, когда одни богатеют, а другие разоряются и нищенствуют. «Правильно понятые интересы общества, — писал Оуэн, — требуют, чтобы человек, производящий ценности, получал справедливую и твердо установленную их долю. Это можно сделать, только установив такой порядок, при котором естественное мерило ценности будет применяться практически». Таким естественным мерилом он считал труд, полагая, что издержки производства и ест количество труда, заключенное в товаре. Обмен одних предметов на другие должен происходить с соответствии с «издержками их производства», с помощью такого средства, которое будет представлять их ценность, и притом ценность «реальную и неизменную». «Новое мерило, — писал Оуэн, — быстро уничтожит в обществе бедность и невежество… даст возможность постепенно улучшить условия существования всех социальных групп».

    Одна из заслуг Оуэна а критике капитализма состоит в том, что он указал на ухудшение положения рабочих в связи с ведением машин. По этому вопросу он занимал правильную позицию, отмечая, что мир насыщен богатством при наличии огромных возможностей дальнейшего их увеличения. Однако повсюду царит нищета. Поскольку введение машин ухудшает положение рабочих, Р. Оуэн усматривал причину экономических кризисов перепроизводства в недопотреблении трудящихся масс, падении их заработной платы, сокращении внутреннего спроса на предметы потребления.

    Важной заслугой Оуэна стала критика мальтузианского «закона народонаселения». Опровергая концепцию Мальтуса, Оуэн с цифрами в руках доказывал, что рост производительных сил значительно превосходил рост населения, а причиной нищеты является вовсе не недостаток продуктов питания, а неправильное распределение. Оуэн писал, что «при правильном руководстве физическим трудом Великобритания и зависимые от нее страны могут давать средства существования безгранично возрастающему в численности населению, притом с большей выгодой».

    Свою критику капитализма и буржуазной политэкономии Р.Оуэн доводил до признания необходимости создания нового общественного строя, в котором не будет нищеты и безработицы. Этот строй он назвал социалистическим, а его ячейкой считал кооперативную общину, в которой население будет заниматься как сельским хозяйством, так и промышленным трудом.

    Хотя Р.Оуэн сыграл огромную роль в пропаганде коммунистических идей, его теория и практическая деятельность носили противоречивый характер. Ведь Оуэн объективно боролся за интересы рабочего класса, но выступал при этом от имени всего человечества. Он считал, что материальные блага создаются трудящимися, но отводил им пассивную роль в преобразовании общества. Оуэн клеймил буржуазные порядки и в то же время считал, что капиталисты в этом не повинны, так как плохо воспитаны.

    Глава 1. Проблемы архитектуры и градостроительства в социальных утопиях

    11. «Новая Гармония» Роберта Оуэна

    Английский социалист-утопист Роберт Оуэн (1771-1858) был сыном ремесленника. В 1800- 1829 гг. был управляющим прядильного предприятия в Нью-Ленарке (Шотландия). Он считал, что человек есть продукт среды, связывая все пороки людей с порочной средой. Программу совершенствования характера человека (влияющего на индивидуальные и исторические судьбы) путем воспитания с целью достижения всечеловеческой гармонии Оуэн изложил в работе «Новый взгляд на общество, или Опыты о формировании характера» (1812-1813). На основе этих своих идей он пытался создать в Нью-Ленарке такую идеальную промышленную общину, в которой можно было бы сочетать «перевоспитание» рабочих и повышение их благополучия с высокой производительностью труда и высокой прибылью. Эксперименты Оуэна натолкнулись на решительное сопротивление его компаньонов и встретили противодействие в кругах буржуазии и духовенства.

    Р. Оуэн. Проект коммуны («поселка единения и сотрудничества»), 1817. Общий вид Р. Оуэн. Проект коммуны («поселка единения и сотрудничества») на 2000 человек. 1833. Общий вид
    Р. Оуэн. Проект коммуны («поселка единения и сотрудничества») на 2000 человек. 1833. Перспектива (1 — закрытый спортивный зал для школы и больницы; 2 — консерватория; 3 — ванное помещение; 4 — столовая и кухня; 5 — щколы и детские учреждения (в нижних этажах разговорные комнаты» — для бесед взрослых); 6 — библиотека, читальный зал, переплетная и типография; 7- танцевальный зал и музыкальная комната; 8 — зал для лекций, выставок, дискуссий, лаборатория, небольшая библиотека и т. д.; 9 — музей, помещение каталогов, комната подготовки экспонатов; 10 — пивоваренный завод, булочная, прачечная; 11 — столовая для школ и детских учреждений; 12- иллюминаторы для освещения, башенные часы и обсерватория; 13 — гостиные и палаты для взрослых; 14 — общежитие для холостых и детей; 15 — мощеная дорожка; 16 — эспланада-площадка для прогулок; 17 — аркада и терраса; 18 — подземные тоннели в кухни) Р. Оуэн. Проект коммуны («поселка единения и сотрудничества») на 2000 человек. 1833. План
    Нью-Ленарк в 1825 г. (Англия). Здесь Р. Оуэн создал промышленную общину для «перевоспитания» рабочих и повышения их благополучия Коммунистическая колония «Новая Гармония» в Индиане (США), созданная Р. Оуэнам и просуществовавшая четыре года (1825-1828). Общий вид

    Проанализировав опыт своей деятельности в Нью-Ленарке и опираясь на ряд достигнутых там позитивных результатов (снижение преступности и пьянства, внедрение элементов самоуправления, сознательной трудовой дисциплины, соревнования, кооперации и социального планирования, преодоление национальной и религиозной вражды, соединение обучения с производственным трудом, физическим и эстетическим воспитанием), Оуэн выдвинул в 1817 г. «план» расселения безработных в «поселках общности и сотрудничества», где нет частной собственности, классов, эксплуатации, противоположности между городом и деревней, противоречий между умственным и физическим трудом.

    В 1820-е годы Оуэн создал в США и Великобритании опытные «коммунистические колонии», наиболее известная из которых — «Новая Гармония» — находилась в штате Индиана (США) и просуществовала четыре года (1825- 1828).

    Развив идеи своего «плана», Оуэн разработал утопический проект организации жизни всего человечества, наиболее полно изложенный в «Книге нового нравственного мира» (опубликована в 1836-1844 гг.). Система включала в себя «поселки общности» (добровольно организованные коммунистические общины), образующие федерацию.

    Разрабатывая идею и проект «поселка общности», Оуэн стремился, во-первых, максимально приблизить жилище к природе, а во-вторых, коренным образом реконструировать быт рабочих. Он так описывает проектируемые им поселки: «Они будут окружены садами; кругом будут обширные не застроенные пространства, благодаря чему воздух будет здоровый и приятный; внутри площади, образуемой зданиями, будут аллеи с насаждениями, а кругом по всем направлениям, насколько может охватить глаз, хорошо возделанные, содержимые в должном порядке земли»1.

    В 1817 г. к своему «Докладу Комитету Общества вспомоществования бедным, занятым в промышленности и земледелии» Оуэн приложил проект и подробное описание поселка. Окруженный сельскими угодьями поселок рассчитан на 1200 жителей. В описании поселка говорится: «Центральное здание заключает в себе общественную кухню, общие столовые и все приспособления, необходимые для экономии и комфортабельной стряпни и еды. Справа находится здание, нижний этаж которого будет занят школой для детей младшего возраста, и во втором будет находиться лекционная зала и место для богослужения. В здании налево внизу помещается школа для детей старшего возраста и комитетская комната; наверху- библиотека и помещение для взрослых. На свободном пространстве внутри прямоугольника находятся площадки для отдыха и развлечения; на них должны быть посажены деревья. Три стороны прямоугольника предполагается занять квартирами для рабочих; в каждой квартире будут помещаться муж, жена и двое детей. Четвертая сторона будет занята зданием спален для всех детей сверх двух лет или тех, которым больше трех лет.

    Позади домов, вокруг прямоугольника находятся огороды, за которыми, как показано на чертеже, идут дороги. Сейчас же за ними, по одной стороне находятся здания фабрик и заводов, бойни и т.п., отделенные от учреждения насаждениями»2.

    В 1833 г. Оуэн публикует проект коммуны на 2000 человек.

    «Новая Гармония»

    В 1824 г. Оуэн приобрел у религиозной организации благоустроенное поместье в американском штате Индиана и назвал его «Новая гармония». Впоследствии большой ошибкой реформатора считалось приглашение будущих колонистов «на готовенькое». Условия формируют характеры. Оуэну казалось, что уже сама благоустроенность будет формировать положительные характеры. Но участники эксперимента не приложили усилий к созданию «Новой гармонии». Ее стены ничего не значили для этих людей, не оставили следа в их характерах.

    Оказавшись в стартовой точке социалистического движения, Оуэн неизбежно столкнулся с одной из основных проблем, которая затем будет терзать все направления социализма – с проблемой переходного периода.

    Можно ли осуществить переход к социальному идеалу одним рывком, или для этого необходима промежуточная стадия.

    При всей уверенности в благотворности общественных условий, Оуэн понимал, что люди, воспитанные в капиталистическом обществе, не смогут сразу начать жить по законам альтруизма. Если ты все время боялся впасть в нищету, копил на черный день, то очень трудно немедленно начать работать на коллектив «просто так». Поэтому первоначально, по принятой в марте 1825 г. конституции “предварительной общины”, колонисты должны были получать «по труду». Но как измерять этот труд, в каких единицах? Этот вопрос вставал перед всеми последователями автора трудовой теории стоимости экономиста Д. Рикардо, включая младших современников Оуэна Прудона и Маркса. Если рабочий получает за труд продукты, то необходим эквивалент, позволяющий приравнять затраты труда к объемам продуктов. Поскольку при рыночных отношениях таким эквивалентом являются деньги, то соблазнительно считать деньги эквивалентом труда, а размер продукта в деньгах (стоимость, ценность) — размером затраченного труда (с учетом производственных издержек).

    Но в капиталистическом обществе деньги получают не только трудящиеся (то есть работники, непосредственно производящие осязаемый продукт). Люди, отдающие приказания или их наследники, получают гораздо больше. Причины этого оценивались социалистами по-разному. Прудон считал, что таким образом нарушаются законы свободного рынка, что приводит к монополизму, дисбалансам, кризисам и нищете. Маркс полагал, что эксплуататоры отчуждают труд рабочих, недоплачивают прибавочную стоимость. Оуэн считал, что можно исчислить объективную стоимость продукта в рабочем времени и сделать ее постоянной, освободив таким образом от случайных рыночных колебаний. Оплата должна была производиться трудовыми бонами, которые характеризуют рабочее время, а не качество труда.

    Если стоимость товаров соответствует рабочему времени, то и распределение должно осуществляться «по труду», по затратам рабочего времени. Но уже эксперимент Оуэна подтвердил подозрения скептиков о том, что время времени и труд труду рознь. Люди работают с разным «огоньком», квалификацией и эффективностью. Попытки Маркса позднее обосновать разделение на простой и сложный труд только подтвердило отсутствие методики вычисления «общественно необходимого рабочего времени». Пока качество труда обусловлено индустриальным механизмом стандартизации, а интенсивность – темпом конвейера, такие оценки возможны хотя бы приблизительно. Но как только значение приобретают качественные характеристики, вся схема рушится.

    * * *

    На приглашение Оуэна съехалось более 800 человек. Принимали всех. Ведь социальные условия должны были благотворно преобразовать характер любого человека.

    Организовать такое сообщество было нелегко. Но Оуэн поставил более величественную задачу – сообщество должно было самоорганизоваться. Оуэн стал основоположником альтернативных общин (коммун). От традиционных крестьянских общин они отличались тем, что создаваемый выходцами из социальных слоев, давно уже покинувших аграрное общество. Важно понять суть этого явления, ибо к концу ХХ оно доказало свою жизнеспособность. Альтернативные общины возникают по всему свету, и некоторые существуют в течение нескольких десятилетий. Что это – бегство из цивилизации в «идиотизм деревенской жизни», как назвал догородскую среду доктор Маркс?

    Нельзя не заметить ключевых различий между идеей Оуэна и традиционной деревней. Наиболее важным отличием общин Оуэна от традиционной аграрной общины и даже общин диггеров (сторонников Д. Уинстенли) является стремление к сочетанию коллективизма и интеллектуализма, сельской, промышленной и научно-творческой деятельности, производственного и территориального гражданского самоуправления.

    Оуэн считает, что фабричная система открыла возможность движения в направлении гармоничного социалистического общества. Из коллективного производства, возникшего в современную эпоху, логически вытекает и коллективное владение. Если все на современном предприятии и так вместе работают, то почему задачи управления этой работой нужно доверять узкой элите. Пока работники недостаточно образованы, это имеет объяснение – инженер лучше разбирается в производстве. Но если работник будет образован не хуже инженера, то уж дело-то свое он точно знает не хуже.

    Большинство участников эксперимента были лучше подготовлены к интеллектуальному труду, но должны были заниматься и физической работой.

    Ферма принадлежала самим работникам. Оуэн — сторонник полной демократии и ненасилия. Единственное возможное наказание, крайняя мера — удаление из общины. И только в том случае, если не удалось прийти к согласию конфликтующих сторон.

    Оуэн считал, что замещение должностей будет происходить автоматически — по мере достижения того или иного возраста общинниками. Но в силу небольшого размера общины Оуэн не видит необходимости в специалистах-управленцах (некомпетентное управление станет затем одной из причин разорения общин).

    В общине не должно быть никакой правящей касты, подробной регламентации – только основные гуманистические принципы, добровольно выполняющиеся всеми участниками. Община Оуэна – не государство. Таких общин в стране должно быть множество. Жители общин не должны иметь привилегий по отношению к другим гражданам.

    * * *

    Капиталистический индивидуализм превращает человека труда в нищего, в то время как узкая «паразитическая» каста живет в роскоши. Это лейтмотив социалистической критики XIX в. Для этого столетия и для нынешних стран Третьего мира она выглядит вполне оправданной. Капитализм жесток и несправедлив. Кризисы перепроизводства, нищета, расточительное расходование ресурсов доказывали (да и доказывают), что капитализм неэффективен. Но есть и более серьезная проблема. Узкая индустриальная специализация превращает человека в инструмент, однобокую функцию. Оуэн считал, что разделение труда представляет собой лишь иное проявление бедности и умственного бессилия. Индивидуумы, конкурируя друг с другом, разрушают друг друга, и в этой системе существуют лишь как пассивные инструменты.

    В Нью-Ленарке Оуэн попытался решить эту проблему, занявшись культурным развитием работников в нерабочее время. Он повел себя как альтруист и получил экономический эффект. Теперь, в Новой Гармонии, Оуэн стремился построить общество на основе альтруистической помощи людей друг другу, преодоления узкой специализации путем многостороннего развития личности. Общинник должен выполнять черную и творческую работу, вместе со всеми участвовать в материальном производстве, духовных поисках и развитии культуры.

    Специализация, уродующая личность, в то же время обуславливает необходимость элиты, управляющей трудящимися: работников, узко специализирующихся на какой-то одной операции, нужно координировать, соединять их раздробленный труд в единое целое. Такое «отчуждение» работников друг от друга из-за их однобокой специализации прямо противоречит принципу гуманизма, который отстаивает Оуэн. Человек должен быть многосторонним, гармонично развитым творцом, а не однобоким инструментом элиты, предназначенным для какой-то узкой функции. Следовательно, работник должен быть специалистом в разных областях. Начиная с Оуэна эту проблему пытались решать путем смены занятий. Как позднее напишет В. Маяковский: «попашет, попишет стихи». Но уже в Новой Гармонии необходимость заниматься не только интеллектуальным творчеством, но и уборкой навоза вызывала неприятие. И дело не только в том, что чистка сортиров вызывает меньше удовольствия, чем, скажем, музицирование. Творчество увлекательно, оно затягивает, и необходимость отвлекаться от него на нетворческий труд раздражает и разрушает творческий процесс. Оуэн не услышал предупреждения Фурье о различии функций труда и творчества. Но и предложение Фурье просто разделить тружеников и творцов противоречит гуманизму Оуэна. Выход в другом – в вытеснении нетворческого труда творчеством, в механизации работ и быта. Первые шаги в этом направлении делались уже в Новой Гармонии и особенно в других поселениях оуэнистов. Труд в Новой Гармонии был «добровольным» (хотя широко использовалось моральное принуждение). Считалось, что община будет заботиться о его привлекательности (здесь Оуэн идет за идеей Фурье). Но технические возможности для этого были невелики, особенно когда речь шла об обслуживании не себя самого, а сотен людей – большой общины, огромной семьи.

    Оуэн поставил великую задачу преодоления специализации в условиях, когда на специализации держалась вся экономико-техническая система индустриализма, позволившая человечеству добиться роста благосостояния части населения, падения смертности, снижения угрозы голода. В те времена тенденция к росту специализации набирала силу. Технические условия для отказа от специализации отсутствовали, и за гуманистический порыв «против ветра» приходилось платить падением эффективности производства и казарменным принуждением интеллектуалов к тяжелому физическому труду. Это была благородная, но низкоквалифицированная помощь чернорабочим. Но, забегая вперед, вспомним, много ли пользы принес нашей экономике труд профессоров на овощебазах.

    Попытка решить проблему специализации путем «смены труда» доказала к концу ХХ века свою бесперспективность. Как разовая помощь, добровольный порыв, проявление альтруизма это всегда вызывает уважение и эмоциональный подъем. Но экономический механизм на этой основе не может сохраняться. И все же проблема специализации остается, как и задача ее преодоления. Может быть, возможны иные пути? К концу ХХ века появляется возможность дать положительный ответ на этот вопрос.

    * * *

    Коллективизм, тем не менее, первоначально дал значительный экономический эффект. Впоследствии это явление повторялось снова и снова в ХХ веке – во время революций в России, Испании, Венгрии и других странах. Работники, становясь хозяевами предприятия, начинали трудиться за двоих. Коммунистический альтруизм здесь не при чем. Работники работали на себя, ради того, чтобы предприятие дало доход новому хозяину – самому работнику. Капитализм, часто-собственническая организация, главным основанием которого считается рыночное стимулирование производства, материальная заинтересованность – не дает этой заинтересованности работнику. Только преодоление капитализма при сохранении товарообмена могло и может дать ему такой стимул.

    Уже в Новой Гармонии стало ясно, что материальные стимулы неразрывно связаны с духовными. Ощущение, что тебя никто не угнетает, не эксплуатирует, вызывает всплеск энтузиазма. Но закрепить его обычно не удается. На место праздника труда приходят будни.

    Отсутствие у работников управленческого и тем более самоуправленческого опыта приводит к сбоям. Для одних это стимул учиться, отлаживать механизм самоуправления, накапливать опыт. Для других – стартовая точка разочарования либо радикализации (как можно скорее пробежать трудный участок и перейти к следующему). Отход от чистоты принципов часто рассматривается как начало разрушения, превращение нового общества в один из вариантов старого. Возникает соблазн осуществить все сразу и по максимуму. Если у реформаторов, почувствовавших соблазн радикализма, под рукой окажется сила принуждения, начинается кровавая конфронтация «нового» и «старого», которая все равно как правило заканчивается каким-то синтезом или компромиссом между ними.

    Оуэн, конечно, не мог прибегнуть к силе. Но он тоже был подвержен соблазну радикализации. При чем в этом случае даже не в связи с разочарованием, а от «головокружения от успехов», как выразится через сто лет теоретик и практик совсем другого социализма.

    Оуэн лишь время от времени жил в общине, создававшейся на его средства. Нужно было вести агитацию, привлекать новых людей и деньги. Увидев первые успехи, он решил, что пора переходить к коммунизму. Такова общепринятая версия. Но почему Оуэн немного не подождал, не проверил? Обычно это объясняют его наивностью – как никак утопист. Оуэна можно упрекнуть в самоуверенности, в догматизме и недальновидности, но никак не в деловой наивности. Не будем забывать, что перед нами – опытный организатор, расчетливый предприниматель, заработавший немалые капиталы на производстве, а не каких-то махинациях. Видимо, Оуэн не только радовался успехам, но видел и опасности переходного периода, который имеет собственную логику, инерцию, противоречия. Многое было непродуманно в системе стимулирования и управления. И лидер, опираясь на энтузиазм общинников, предпочел поскорее сделать следующий шаг.

    * * *

    В феврале 1826 г. по предложению Оуэна была принята конституция “Общины совершенного равенства”. Она провозгласила коммунистические принципы. “Будет общность собственности относительно… предметов, известных под именем капитала в самом обширном значении слова, т. е. всего того, что не предназначается для непосредственного потребления”, — говорилось в конституции общины.

    Теперь колонисты должны были получать поровну и трудиться, всеми силами приумножая коллективную собственность общины, “работать и получать по совести”. Разделение труда отменялось. Каждый должен был выполнять работу каждого. Решение, продиктованное успехами первого этапа эксперимента и стремлением не замечать его первые трудности, было встречено общинниками с энтузиазмом. Ради этого они и ехали в Индиану.

    Вскоре, однако, выяснилось, что совесть общинников еще долго останется прежней. Коллектив медленно преобразовывал характеры людей, и притом не обязательно в том направлении, которое ожидал Оуэн. «Переходный период» не успел выполнить своих задач.

    Общинники предпочитали интеллектуальные занятия. Демократическое устройство общины и преобладание в ней интеллектуалов способствовали этому. Выпускавшаяся в общине газета (“Нью гармони газетт”) писала об этом: “Мы все наше время проводим в спорах об отвлеченных предметах; вся наша энергия уходила на пустые усилия, каждый старается убедить других в том, что только он способен указать путь к совершенному блаженству”.

    Но так ли пусты были эти усилия. В чем предназначение человека, если не в размышлении о своем месте в мире и обществе, не в общении на эти темы. Смысл социалистической идеи заключался в спасении человека от нищеты и отупляющего труда. Что же удивляться тому, что общинники предпочитали интересные им беседы уборке скотного двора. Но плохая уборка скотного двора в условиях самообеспечивающейся общины вела к ее экономической гибели.

    Вечная проблема коммунистической идеи и социалистической практики — что делать с лентяями. Если человек делает вид, что работает, а на самом деле “валяет дурака”, то его соседу становится обидно. И принудить коллегу к работе с огоньком никак не получается. Уборка свинарника его не привлекает, а получает вознаграждение независимо от того, как трудится. Такое отношение к труду заразительно. Если он не работает — почему должен работать я? Работая на сообщество, человек вправе рассчитывать на эквивалентную отдачу. Но эквивалента нет, и замечая, что его запросы не удовлетворяются, что товарищи работают не так интенсивно, как хотелось бы (это может быть иллюзией), человек теряет стимул для собственного самоотверженного труда.

    Интересно, что такая же психология господствует и среди большинства рабочих мира, не участвующих ни в каких экспериментах. Но у них за спиной стоит целая система надсмотрщиков и стимулов. Радикальная коммунистическая идеология рассчитывает на моральные стимулы и проигрывает, потому что не может создать альтруистическую мораль прежде, чем возникнут коммунистические отношения. А отношения эти не могут работать, пока не создана соответствующая мораль. Только религиозные общины способны приближаться к коммунистическому идеалу, потому что в них объединяются люди, поглощенные сверхидеей. Но быт часто разрушает даже такие сообщества. И монастыри поглощаются бытом. Светские коммунистические общины в большинстве своем были обречены на распад еще раньше, так как объединяли людей разных взглядов.

    Но была ли обречена на распад переходная модель общины, которая была “преодолена” с провозглашением коммунистических принципов в 1826 г.? Этот эксперимент тогда не был поставлен.

    В связи с этим интересно обратиться к критике Оуэна его великим современником Фурье: “Секта, руководимая господином Оуэном, утверждает, что она основывает социетарный (здесь — социалистический — А. Ш.) строй; делает же она совсем противоположное: … она трудами своими подрывает доверие к ассоциации”. Фурье называл оуэновскую общину “монастырским режимом общности благ”. Он считал, что нужно развивать качества людей “в каждом отдельном человеке без того, чтобы задевать массу”.

    Фурье так и не смог воплотить в жизнь свою теорию, и в этом смысле в его критике чувствуется нотка зависти. Резкость критики всегда камуфлирует наиболее важные разногласия. Каково соотношение практики Оуэна и теории Фурье?

    Между двумя теоретиками есть важное противоречие, на которое обратил внимание М. Туган-Барановский: “для Оуэна человеческая природа есть нечто в высшей степени пластичное и изменчивое; цель общественного преобразования заключается в изменении человеческой природы, в создании нового человека, более соответствующего нашему нравственному идеалу.

    Цели общественной реформы для Фурье прямо противоположны. Фурье… был убежден в неизменности основных свойств человеческой природы, а с другой стороны был решительным аморалистом. Не человеческий характер должен приспосабливаться к общественному строю, а общественный строй должен быть приспособлен к неизменным свойствам человеческого характера”.

    Гуманизм и «аморализм» двух мыслителей противостоят относительно. Оуэн – радикальный гуманист. Он готов принести на алтарь братских отношений между людьми и традиционную мораль, включая семейные узы. Он выступает за единую семью в общине. Но и Фурье, при его показном аморализме, вполне гуманен, он выступает за то, чтобы люди жили счастливо и дружно, хотя и не сливаясь в единое общинное братство. Собственно, это принципиально соответствует первому, «переходному» этапу эксперимента Оуэна. Сначала следует гармонизировать отношения существующих людей, а уж потом станет меняться их натура.

    Социализм Фурье соотносится с коммунизмом Оуэна также, как социализм и коммунизм в марксизме. Но между общинным социализмом и марксизмом пролегает глубокая расселина. Общинники готовы экспериментировать на себе, в то время как коммунисты-централисты могут добиться успеха, только заставив идти с ними в ногу все общество. Близкие по взглядам идеологи часто резко критикуют именно соседей по идейному спектру, предлагающих решать проблему «не совсем так». Но общины по Оуэну и по Фурье могут сосуществовать, в то время как малейшие разногласия между марксистами приводят к смертельной схватке. Расколы общинников носят более мирный характер. Это — своего рода разводы.

    * * *

    В 1827 г. Новая Гармония раскололась. Наиболее интеллигентные и состоятельные в материальном отношении (у них оставались прежние накопления) участники эксперимента выделились в отдельную общину “Меклюрию”. Эта община положила начало движению, которое затем развивалось в Америке несколько десятилетий. Временами граждане небольших общин, состоящих преимущественно из высокообразованных людей, обеспечивали высокий уровень быта при неизменно утонченной культурной жизни.

    Оставшиеся так и не смогли наладить дела. В 1828 г. Оуэн уехал в Англию, сохранив только пятую часть своего состояния. Новая Гармония прекратила существование.

    Исследователь жизни Оуэна В. Подмарков так подвел итог этой попытке построить коммунизм в отдельно взятой ферме: “Новую Гармонию погубили не орды завоевателей и не специфические конкурентные законы капиталистического строя (видимо, они попросту не успели сработать), а эгоизм, зависть, алчность и озлобление ее членов, большинство которых стремилось именно к тому, чтобы преодолеть эти явления”. Оказалось, что община не исправляет в автоматическом порядке, а усиливает черты характера людей. Им приходится жить бок о бок, в тесном контакте, отвечать друг за друга. Коммунизм стирает перегородки между людьми, открывает двери и обнажает отношения. При всем благородстве замысла, любое неблагородство участника такого общества больно ранит окружающих. Ведь люди в коммунистическом обществе не могут защищаться друг от друга, и по замыслу Оуэна — не должны этого делать.

    Оуэн считал, что причиной неудачи эксперимента стала моральная неподготовленность участников. “Практика показала невозможность поспешного образования коммун из крайне несовершенного человеческого материала”, — писал Оуэн в самом конце эпопеи Новой Гармонии. К. Андерсон комментирует это признание: “Ни Оуэн, ни его ученики, похоже, не заметили, что их заключение противоречит одной из важнейших посылок их теории. Согласно представлениям Оуэна, человека можно изменить, только изменив окружающую его среду”. Что же, Оуэн тоже учился. Воздействие общества на человека и человека на общество – две стороны реформы.

    Оуэн понял, что нужно тщательно подбирать людей, которые будут жить в его новой общине. Она действительно была создана в 1837 г. и просуществовала до 1845 г. Затем община Гармони-холл разорилась. Вступили в действие “специфические законы капиталистического общества”. Этот эксперимент показал, что новые отношения не могут существовать в изоляции. В этом случае ячейка альтернативного общества разрушается и поглощается окружающей средой. Общины могут существовать как система.

    * * *

    Распад Новой Гармонии не означал конца движения за создание общин (коммун). В США оуэновский эксперимент развивался на фоне более широкого движения, имевшего религиозные корни.

    В Великобритании агитация оуэнистов привела к тому, что с 1820 г. образовались группы рабочих, желавших создать свои общины, но не имевших на это средств. Заработать эти средства они надеялись с помощью общины, живущей пока без отрыва от существующей общественной среды – кооператива. Уже в середине 1820-х гг. кооператоры-оуэнисты превращаются в фактор общественной жизни, и к концу 20-х гг. им удается развернуть успешный бизнес, в котором рабочие являются одновременно и хозяевами дела, и собственным рынком сбыта. Накопив капитал, рабочие создавали ремесленные мастерские, преодолевая, таким образом, последствия индустриализации, отчуждавшей работника от средств производства.

    В 1844 г. по инициативе Ч. Говартса возникнет «Общество справедливых рочдэльских пионеров», которое оставит в стороне идею производственной кооперации и сосредоточится на потребительской. Идея пионеров заключалась в том, что пайщики получают доход не на вложенный капитал и не поровну, а в зависимости от количества купленных в кооперативной лавке товаров. Так кооперация создала себе преимущественный рынок сбыта, что позволило пионерам и подобным им обществам добиться быстрого роста.

    В 1831-1834 гг. прошли семь кооперативных конгрессов, на которых при участии Оуэна обсуждался опыт кооперативного движения и перспективы преобразований. Лишних средств на создание общины у кооперативов не было — деньги должны были идти на обеспечение выплат членам кооператива и новые закупки. Оуэн в этот период уповал на правительство, надеясь, что пришедшие к власти либералы обратятся к социальным реформам и поддержат создание общин. Этим он предвосхитил теории Луи Блана и Фердинанда Лассаля. Поэтому тогда Оуэн считал ненужным создание небольших общин, за которые выступал его последователь У. Томпсон. Малые общины по мнению Оуэна будут слишком зависимы от условий рынка. Настоящая община должна быть устойчива и сама производить основные необходимые ей продукты.

    Томсон, а вслед за ним и большинство делегатов кооперативных съездов, не верили правительству. Позднее Оуэн молчаливо признает их правоту и перейдет на анархические позиции. Его следующая община будет невелика. Но предсказание Оуэна сбудется, и она погибнет в конкуренции с окрестными фермерами.

    Однако и этот пример не может служить приговором общинным экспериментам. Разорение одной и даже нескольких фабрик не может доказать бесперспективность фабричного производства. То же можно сказать и о самоуправляющихся общинах. В 1831-1833 гг. успешно работала община Рэлехейн в Ирландии. Она располагалась на землях лендлорда Вэнделера, который, собственно, и пригласил оуэниста Э. Крейга для создания общины из местных крестьян. Эксперимент оказался успешным, общинное самоуправление позволило заметно улучшить жизнь крестьян, их культурный уровень, ослабило социальные и национальные противоречия в округе. Все необходимое общинники получали на общественном складе за трудовые деньги, полученные пропорционально рабочему времени. Общинники решили и проблему лентяев — их ставили работать рядом с наиболее трудолюбивыми членами общины — “сачковать”, глядя в глаза напарнику, оказалось невозможно. “Теперь, когда наши интересы и наши обязанности стали совпадать, нам не нужны никакие надсмотрщики”, — объяснял основы организации производства один из участников общины. Британским наблюдателям казалось невероятным, что общинники работают сверх положенного времени в пору страды. Вероятно, они не видели, как работает, например, русская община.

    Но затем лорд проигрался в карты, имение было продано, а новый хозяин запретил непонятный ему общинный порядок.

    Поделитесь на страничке

    Следующая глава >

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *