Насилуют русских женщин

Советские солдаты насиловали не только немок: досталось и японкам с китаянками

По какой-то причине поклонники «сталинской победы» так ненавидят всех антисталинистов, так дико радуются разоблачением жертв ОУН-УПА, так восхваляют и глорифицируют своих «героев», что совсем не хотят замечать грехов Красной армии. А их было много. Почему я об это часто пишу? Если уж празднуете «Великую победу», то должны знать, что сопровождало сию победу. В предыдущих постах я раскрывал ряд тем: роль ленд-лиза в победе над Рейхом; воспоминания фронтовика об издевательствах солдат; беспредел пьяного красноармейца (приказал кубить мальчика, расстрелял пленных и изнасиловал немку); факты массового изнасилования немок.
В сообществе nationalliberal фундаментальная статья (со всеми выходными данными) ataman_krasnoff о массовых фактах изнасилований и грабежа мирного населения на Дальнем востоке.
“Русские превзошли китайцев в грабежах, мародёрстве и изнасилованиях. Женщин насилуют на автобусных остановках, железнодорожных вокзалах и иногда прямо на улицах. Ходят слухи, что местным властям предписано поставлять определённое число женщин советскому командованию каждую ночь. В результате, женщины бреются наголо, замазывают лица чернилами и накладывают повязки, чтобы выглядеть как можно менее привлекательными.” Командир этого отряда Хол Лит (Hal Leith) написал о красноармейцах буквально следующее: “Они занимаются только грабежами и убийствами. И они грабят не только японцев. Некоторые солдаты носят сразу десяток наручных часов… Среди советских военных мне довелось встретить и приличных людей, но таких – один из десяти”. Американский военно-морской атташе в Нанкине вспоминал: “русские солдаты врывались в дома и забирали себе всё, кроме мебели. Затем подъезжал военный грузовик и увозил мебель. Советские офицеры обычно не обращали внимания на грабежи, учиняемые их подчинёнными, а нередко и сами участвовали в них.”
По свидетельствам местных жителей, “советские солдаты отнимают у людей наручные часы и расстреливают тех, кто отказывается подчиниться грабежу. Красная Армия требует от крестьян женщин. Красноармейцы расстреляли крестьянина и двух рабочих, которые не смогли найти им женщин для удовлетворения похоти” ( Ronald Spector, “In the Ruins of Empire”, стр.34-35 ).
Oфицер Квантунской армии, сдавшийся красноармейцам в китайском городе Цзилин, вспоминал: “Десятки советских солдат выстроились в очередь перед дверями дома, в котором насиловали японских женщин. Когда мы остановились в холмистой зоне на окраине города, японка, переодетая солдатом, выбежала к нам, крича: “Помогите! Солдаты!” и спряталась среди нас. Но за ней уже бежал красноармеец, держа ружьё в одной руке. Он прикоснулся к её грудям и сказал: “Японская мадам. Хорошо!” и забрал её с собой. Он выстрелил в воздух из автомата и пригрозил нам, чтобы мы не вмешивались. Уводимая красноармейцем женщина смотрела на нас с упрёком. Даже сейчас я помню её взгляд.” ( “The Japanese Internees and Forced Labor in the USSR after the Second World War. Ч.2, стр.68” ).
Бежавшие от Советской власти в Китай казаки тоже оказались свидетелями преступлений Красной Армии в Маньчжурии. Вот какие воспоминания казачки Ларисы Анатольевны, спецпереселенки из Китая, опубликовал в журнале “Отечество и Вера” его главный редактор Михаил Смыслов. “В 1945-м пришла Красная Армия-освободительница, т.н. рокосовцы. И началось такое в Китае, о чём сейчас у вас никто не говорит… Эти ветераны понацепляли наград!.. А я девчонкой была и своими глазами видела, что там творилось! И пускай эти ветераны засунут себе в … эти награды. Потому что никто из них не признается уже, видать, что творили. Про нас мы уже молчим, вроде как “заслужили”. А что с китайцами они делали! Как они бесчестили китайских девчонок, которые кончали потом самоубийством, бросались с кручи в реки, потому, что не в состоянии были вынести этого позора. Грабили китайские лавки и чемоданами вывозили награбленное в Союз – это рядовой состав. А офицеры контейнерами и вагонами вывозили добро китайцев, которых освобождать пришли. И против нас китайцев озлобили. Надо было эвакуировать станицу – вышли мы все в одно утро. А нас с холмов давай поливать пулемётным огнём. Казаки наши в бой не ввязались, а по балке обошли пулемётчиков с тыла и в плен захватили. Оказалось – китайцы. Стали их спрашивать – за что? Мы ж с вами в мире жили, хлебом делились, наш врач тоже сколько вашим больным помогал. А те отвечают: “Вы, русские испоганили нам всё!” “Так это же советские, Красная Армия, а не мы!” “Вы на лица все одинаковы!..”.
Австралиец, который ездил в Пхеньян, чтобы найти пропавших военнопленных союзников, докладывал: “Русские, вооружённые автоматами Томпсона, делают несколько выстрелов в воздух, затем врываются в дома, вытаскивают оттуда тех женщин, большей частью молодых, которых они там находят, тащат их вместе с мебелью и другими понравившимися им вещами в свои грузовики и едут в свои казармы. Через день-другой женщин выбрасывают на улицу… Я видел как русские идут в огороды и снимают с них все овощи, несмотря на то, что крестьяне и их семьи умрут от голода если не получат денег за эти овощи. Но русские не платят за еду, которую они отбирают у крестьян. По крайней мере, я никогда не видел, чтобы они платили. Корейцы говорили мне, что не получили ничего за домашних животных и овощи, отобранныe у них красноармейцами” ( Ronald Spector, “In the Ruins of Empire”, стр.144-145 ).

Стрелять по вагинам: Почему солдаты насилуют женщин

Военные изнасилования — это не всегда просто индивидуальный акт агрессии отдельного или многих мужчин над отдельной женщиной. Зачем солдаты повсеместно насилуют «женщин врага»? Списывать все на «биологию» и «животную жажду секса и насилия» — значит упрощать картину и закрывать глаза на политэкономию военных изнасилований. Это политический и социальный феномен, и массовые изнасилования признаны одним из инструментов ведения военных действий.

Женщины во время войн оказываются особенно уязвимыми. Открыто говорить о массовых изнасилованиях во время Второй мировой начали только недавно. В отчете ООН за 2016 год собрана информация о сексуальном насилии во время военных действий в Афганистане, Центральноафриканской Республике, Колумбии, Демократической Республике Конго, Ираке, Ливии, Мали, Южном Судане, Сирии, Йемене и других странах. Этот вопрос также актуален в отношении женщин, которые подвергаются насилию в регионах, охваченных войной в Украине.

Сексуальное насилие в восточных регионах Украины не используется в стратегических или тактических целях, утверждается в докладе Управления Верховного комиссара ООН по правам человека. Данные практики использовались как средство пыток и жестокого обращения с целью наказания, унижения или принудительного признания. Кроме того, к сексуальному насилию обращаются для того, чтобы вынудить людей, лишенных свободы, уступить право на собственность либо выполнить другие требования насильников в обмен на обеспечение безопасности или освобождение.

Сексуальное насилие как средство пыток происходит как в отношении женщин, так и мужчин.

В большинстве задокументированных случаев сексуальное насилие осуществлялось в виде избиений, травмирования гениталий электрическим током, изнасилований и угроз изнасилованием, принудительного обнажения. Некоторые из случаев в привязке к вооруженному конфликту могли бы составлять военные преступления, говорится в докладе.

Что же такое «военная культура» и как она связана с легитимацией массовых изнасилований? Что происходит с выжившими женщинами и какие эффекты массовые изнасилования производят на сообщество?

Военная культура и «женщины врага»

Эксперт по международному гуманитарному праву Duke Law School Маделен Моррис в исследовании изнасилований во время войны пришла к выводу, что сама специфика военной подготовки создает предпосылки для поощрения насилия над женщинами.

Совокупность характеристик военной подготовки Моррис называется военной культурой. Ключевые свойства военной культуры, делающие насилие нормой, — это деиндивидуализация, гипермаскулинность, специфика отношения к сексуальности и женщинам.

Деиндивидуализацию Моррис объясняет как лишение человека индивидуальности. Деиндивидуализированные солдаты верят в существование общности, солидаризируются вплоть до готовности отдать жизнь друг за друга, перестают сомневаться в том, за что и за кого воюют. Для успешного участия в вооруженном конфликте необходимы хорошо подготовленные люди, которые воспринимают войну всерьез и готовы сражаться до последнего.

Для деиндивидуализации характерно создание крепких связей внутри группы, которые производят высокую степень взаимной поддержки и солидарности. Это, однако, сопровождается возможностью самых жестких действий по отношению к другим, чужим, тем, кто воспринимается как враг сообщества.

С той же страстью, с которой солдаты готовы защищать «своих женщин», они могут измываться над «женщинами врага», ведь нет «просто людей», но есть «свои» и «чужие», и пропасть между ними огромна.

Высокая степень солидарности и взаимоподдержки, как и ненависть к врагу – продукты деиндивидуализации, вносящие огромный вклад в легитимацию массовых изнасилований в период вооруженных конфликтов.

Гипермаскулинность – это то, что создает «настоящего мужчину на войне». Именно вокруг маскулинности выстраивается общая для всех участников группы идентичность. Моррис подчеркивает: «Мир солдата характеризуется стереотипной маскулинностью. Его язык – это сквернословие, он исповедует прямую и грубую сексуальность, его мужественность – это его оружие, средство измерения компетенции, способности воевать и уверенности в себе».

В военной культуре секс понимается как эксплуатация мужчиной женщины, агрессия и доминирование. Женщина в дискурсе гипермаскулинности — средоточие качеств, которые считаются проявлением слабости и второсортности, а значит, женщины воспринимаются как ущербные и неполноценные люди.

В ситуации, когда маскулинность выстраивается как не-феминность (одно из самых сильных оскорблений для мужчины — «ведешь себя как баба» и т.п.), женщины олицетворяют тех других, через доминирование над которыми мужчина/солдат утверждается в своей мужественности.

На войне насиловать «недолюдей-женщин», да еще и принадлежащих врагу, оказывается не просто допустимой, но и обязательной практикой. Те же самые мужчины, которые любят своих жен и дочерей и являются примерными семьянинами и гражданами в мирное время, на войне оказываются способны на самые жестокие поступки в отношении «женщин врага».

Политэкономия военных изнасилований

Каковы социоэкономические последствия изнасилований женщин в зонах военных действий?

В ряде традиционных обществ, где сильны патриархальные устои, изнасилованная женщина изгоняется из сообщества ввиду пережитого «позора». Женщина лишается доступа к земельным и материальным ресурсам, ведь основными собственниками являются ее отец, брат, муж, сын. В большей части Африки дети, рожденные в результате изнасилования, никогда не смогут стать частью сообщества, как и их матери.

В случае не международного вооруженного конфликта, изнасилование — это продуктивный экономический метод ведения войны, оно дает доступ к имуществу женщины: после изнасилования насильник остается в доме и пользуется всем, что принадлежало семье изнасилованной женщины.

Иногда военные изнасилования намеренно осуществляются таким образом, чтобы их видели как можно больше людей, принадлежащих к тому же сообществу, что и женщина. В таких случаях изнасилование – это не столько акт над отдельно взятой женщиной, сколько над всем сообществом, особенно над мужчинами. Насилуя «женщину врага», военные символически насилуют и все сообщество, демонстрируя власть и силу.

Комбатанты могут использовать сексуальное насилие для отчуждения женского труда по воспроизводству детей. Изнасилование делает невозможным для женщины растить детей в своем собственном сообществе в силу ее «запятнанности». Нередко женщинам специально причиняют травмы, чтобы они физически уже не могли забеременеть. В некоторых сообществах смыть позор насилия можно лишь через убийство изнасилованной женщины.

Стрелять по вагинам

В книге Наоми Вульф «Вагина: новая история женской сексуальности» один из основных тезисов заключается в том, что значение вагины в жизни женщины недооценено, и мы сами понятия не имеем, насколько это важная часть нашего тела. Дело в том, что через тазовый нерв вагина оказывает существенное влияние на процессы в мозге.

Целостность и «удовлетворенность» вагины напрямую связана с жизненной энергией женщины, способностью радоваться, получать удовольствие, достигать целей и творить.

Вульф описывает визит в один из регионов Африки, где недавно были военные действия и многие женщины стали жертвами изнасилований: «Эти женщины отличались от других, которых мы встречали, — с ампутированными конечностями, раненых во время обстрелов, плененных и работавших в алмазных копях. С жертвами изнасилований произошло нечто такое, из-за чего в них погас огонь».

Женщин не просто насиловали, но намеренно травмировали, наносили внутренние повреждения штыками, заостренными палками, разбитыми бутылками, ножами. Это были не единичные акты, которые совершали отдельные извращенцы-солдаты, но повсеместная практика во время войны. Указ наносить женщинам внутренние повреждения через вагину отдавался руководством. Солдаты рассказывают, что во время войны в Демократической Республике Конго у них было два варианта: или подчиниться, или застрелиться. Некоторым из самых жестоких насильников из Сьерра-Леоне было по 12-14 лет.

Изнасилования и причинение увечий вагинам во время военных действий — это инструмент, стратегия травмирования женщин и физически, и психологически. Травма, наносимая вагине, навсегда оставляет отпечаток в мозге женщины, что ведет в личностным трансформациям: даже вылечившись, женщины становятся слабее, апатичнее, ими легче управлять и подчинять своей воле. Восстановление возможно, но для этого потребуется серьезная работа.

Не так давно президент Филиппин Родриго Дутерте открыто призвал стрелять по вагинам женщин-коммунисток: «Мы не будем вас убивать. Мы будем просто стрелять по вашим вагинам». Отвратительное, но не удивительное заявление от человека, известного шутками об изнасилованиях. Хотя ничего нового: стрелять по вагинам — это осуществление все той же практики массовых изнасилований, но просто другим методом.

Для иллюстрирования статьи использован фрагмент обложки Отчета ООН по сексуальному насилию в военных конфликтах в мире за 2016 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *