Непротивление злу

Содержание

Что означает выражение «непротивление злу насилием»?

Непротивление злу насилием — победить зло можно только добром. Пытаться устранять зло злом — рождать новое зло. Это замкнутый круг. Принцип «непротивление злу насилием» имеет начало в евангельской заповеди: «…Не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую»

38 Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб.
39 А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую;
40 и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду;
41 и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два.
42 Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся.
43 Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего.
44 А Я говорю вам: люби?те врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас,
45 да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных.
46 Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари***? (Евангелие от Матфея, гл. 5, ст. 33-46)

«Возвышение «духа» над телом, любовь к ближнему, непротивление злу насилием и самопожертвование ради торжества истины и ради общего блага — вот те нравственные принципы, которые выдвинуло христианство» (В. М. Бехтерев)

Теория непротивления злу насилием принадлежит писателю и философу Л. Н. Толстому (9 сентября 1828 — 20 ноября 1910). Её он изложил в статьях и художественных произведениях «Исповедь» (1879-1881), «В чем моя вера?»(1884); теоретический — «Что такое религия и в чем сущность ее?»(1884), «Царство божие внутри нас»(1890-1893), «Закон насилия и закон любви»(1908); публицистический — «Не убий»(1900), «Не могу молчать»(1908); художественный — «Смерть Ивана Ильича»(1886), «Крейцерова соната»(1887-1879), «Воскресение»(1889-1899), «Отец Сергий»(1898)

«Вопр. — Откуда взято слово «непротивление»?
Отв. — Из изречения: не противься злому. Мф. V, 39.
Вопр. — Что выражает это слово?
Отв. — Оно выражает высокую христианскую добродетель, предписываемую Христом.10
Вопр. — Следует ли слово непротивление принимать в самом его обширном смысле, т. е. что оно указывает на то, чтобы не делать никакого сопротивления злу.
Отв. — Нет, оно должно быть понимаемо в точном смысле наставления Спасителя, т. е. не платить злом за зло. Злу должно противиться всякими праведными средствами, но никак не злом.
Вопр. — Из чего видно, что Христос в таком смысле предписал непротивление?
Отв. — Из слов, которые он при этом сказал. Он говорил: Вы слышали, что сказано древним: око за око, зуб за зуб. А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую, и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду» («Царство божие внутри нас»)»

Использование фразы «непротивление злу насилием» в литературе

— «Неужели несколько минут назад она, забыв о нём, бросилась с пьяным бешенством в сторону эсэсовца… «Молодой еврейский дурень, подумала она, и его старый русский ученик проповедовали непротивление злу насилием» (Василий Гроссман «Жизнь и судьба»)
— «И Клава снова струсила, в покидающем ее сознании еще успело мелькнуть: чего хочу я это неважно… мужчины лучше меня знают, что нужно. (Вот оно, непротивление злу насилием… Не женское ли полушарие матерого человечища облачило в четкую, мужскую формулу эту человеческую покорность… )» (Ольга Новикова. «Мне страшно, или Третий роман»)
— «Как человек тонкий и совестливый, Ефремов в душе своей помечал тогда обиды, которые наносил, и ценил «непротивление злу насилием» (Михаил Козаков. «Актерская книга»)
— «Спор превратился в явление иного порядка, теперь Шервуд должен был доказать, что мы проповедуем непротивление злу насилием, что мы на фронте опасны, что от прощения народу до прощения фашизму один шаг, что от нас беды не оберешься» (Юрий Герман «Дорогой мой человек»)
— «Всего важнее собственное нравственное усовершенствование, отказ от пользования преимуществами нашего привилегированного положения, непротивление злу насилием, отказ участвовать во всем, где применяется насилие» (В. В. Вересаев. «Воспоминания»)

НЕПРОТИВЛЕНИЕ ЗЛУ

принцип, укорененный в различных культурных парадигмах, идеал личной и общественной жизни, основанный на убеждении в том, что активное противостояние злу ведет к его усилению. Как правило, основные мотивы этических и социально-политических концепций, связанных с этим принципом, содержатся в религиозных учениях. Наиболее характерный постулат религиозного миропонимания — идея греховности и незавершенности человека и мира посюстороннего бытия — является главным источником такого рода концепций. Свойственное основным религиозно-культурным доктринам (христианство, буддизм, индуизм, ислам) стремление к той или иной форме теодицеи вместе с утверждением трансцендентально-абсолютной природы Бога провоцирует постулат о несовершенстве мира и человеческой природы как источнике мирового зла. Отождествление абсолютного с благом, истиной, красотой одновременно утверждает неподлинность, несубстанциальность и преходящесть этих сущностей. Отсюда происходит утверждение двойственности человеческого существования и сущности, заключающейся в противостоянии духовного и материально-телесного. Одно из следствий дуализма человеческого бытия — утверждение отчужденного характера практически-социальной деятельности, формирование идеала созерцательной жизни, своего рода «внутреннего отшельничества».

Различные культурные парадигмы имеют свои источники принципа Н. з. Так, традиционный даосизм выдвигает идеал радикального недеяния в качестве мудрого пути жизни (хотя он прямо не связан с оппозицией добра и зла, поскольку направляющее и всеприсутствующее дао запредельно всяким человеческим представлениям; именно поэтому любое целенаправленное действие, влекущее за собой изменение порядка вещей, уже есть зло в силу принципиальной негарантированности его последствий). Индуистский и буддистский принцип ахимса («непричинение зла живому») основан на дхармической картине мироздания и учении о кармическом круговороте жизней. Эталон личной жизни при этом связан либо с радикальным «уходом из мира», либо с достижением внутренней индифферентности по отношению к мировой реальности, которая есть лишь псевдореальность, плод случайного комбинирования дхарм.

Христианская культура дает свои истоки принципа Н. з. Они содержатся как в фундаментальных этических заповедях, так и в общих концепциях человека, общества, истории. Главенство моральноэтических ориентации в социальном действии христианства связано с утверждением личностного эталона «жизни в Боге» и социального идеала «церковной общности», основанной не на выгоде или материальной необходимости объединения, но на духовно-коммуникативной и конфессиональной общности. Фактически, традиционный христианский идеал Н. з. занимает промежуточное место (как мировоззренческая ориентация на определенный тип социального действия) между радикальным монашеским аскетизмом и протестантским «мирским» активизмом. Существуют различные интерпретации Н. з.: так, мистико-историософская доктрина Иоахима Флорского, основанная на утверждении предопределенности и благодатности исхода мировой истории, вводит мотив бессмысленности всякого социального действия человека, в том числе и направленного на противостояние злу.

В философской культуре также существуют различные обоснования и интерпретации Н. з. Так, А. Шопенгауэр выдвигает двойственный принцип «умаления воли к жизни» в качестве противостояния хаотическим и бессмысленным манифестациям «мировой воли» и, в то же время, идеал сострадания, основанный на общем осознании трагичности человеческой судьбы. Хотя проблема добра и зла в данной системе лишена той остроты, которую она имеет в традиционных христианских доктринах.

Наиболее влиятельные учения о Н. з. принадлежат Л. Н. Толстому, Ганди и М. Л. Кингу. Своеобразие толстовского учения — в сочетании христианского и, отчасти, буддистско-индуистского негативизма в отношении социальной организации человеческой деятельности с традиционным этическим изоляционизмом личности, сосредоточенной на индивидуальном самосовершенствовании и ненасильственной проповеди собственного образа жизни. Для этого варианта Н. з. характерен радикализм в оценке практически всех социальных установлений и институтов как инструментов насилия над человеческой свободой и над естественноприродным порядком. Для Толстого также существен мотив греховности материального, телесного бытия человека, затмевающей его духовную сущность. Толстой утверждает не только отчужденность социального от индивидуального, но и противостояние социальной системы естественному, народному, бессознательно воспроизводящемуся строю повседневной жизнедеятельности.

Доктрина Н. з. Ганди значительно более ориентирована на социально-политическое действие: принимая общие установки модернизированного индуизма, он утверждает возможность организации ненасильственного сопротивления власти в масштабах национально-конфессиональной общности (что и было воплощено во всеиндийской кампании гражданского неповиновения 1947 — 1948 гг.). Социально-политическое и этическое учение М. Л. Кинга дает образец сочетания конфессионально-этических и расово-этнических аспектов противостояния злу в форме расовой дискриминации. Концепции Ганди и Кинга выдвигают проект нового типа социально-организованного действия, заключающегося не в групповом противостоянии, но в установлении особого типа единства, осознаваемого и осуществляемого на уровне коллективного сознания, становящегося основой личного сознания и системы ориентации. В этом плане данные концепции Н. з. совпадают в общих чертах с христианским идеалом соборности.

Е. В. Тутов

Оцените определение: Отличное определение — Неполное определение ↓

Источник: Современный философский словарь

НЕПРОТИВЛЕНИЕ ЗЛУ

Смотреть что такое «НЕПРОТИВЛЕНИЕ ЗЛУ» в других словарях:

  • непротивление злу — (новейшее учение Гр. Л.Н. Толстого) Ср. Никто не прав, никто не виноват … Так и все изуверы рассуждают, гасильники. С этим дойдешь до непротивления злу… Прибаутку то эту мы теперь везде слышим. Боборыкин. Василий Теркин. 3, 40. Ср. Она… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • Непротивление злу — Непротивленіе злу (новѣйшее ученіе Гр. Л. Н. Толстого). Ср. «Никто не правъ, никто не виноватъ…» Такъ и всѣ изувѣры разсуждаютъ, гасильники. Съ этимъ дойдешь до непротивленія злу…. Прибаутку то эту мы теперь вездѣ слышимъ. Боборыкинъ. Василій … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

  • НЕПРОТИВЛЕНИЕ ЗЛУ — принцип, укорененный в различных культурных парадигмах, идеал личной и общественной жизни, основанный на убеждении в том, что активное противостояние злу ведет к его усилению. Как правило, основные мотивы этических и социально политических… … Современный философский словарь

  • Непротивление злу — принцип христианской этики, провозглашающий идеалом личной и общественной жизни, основанной на убеждении, будто противостояние злу увеличивает и усиливает само зло. Данный принцип полностью или частично вошел во многие религиозные конфессии, в… … Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

  • Непротивление злу насилием — Слово и понятие, которое Л. Н. Толстой (1828 1910) ввел в русский язык в качестве одного из основных постулатов своего религиозно философского учения («толстовства»), к которому он пришел в 1880 е гг. Существо своего учения писатель изложил в… … Словарь крылатых слов и выражений

  • непротивление злу насилием — сущ., кол во синонимов: 2 • кротость (34) • покорность (30) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 … Словарь синонимов

  • НЕПРОТИВЛЕНИЕ ЗЛУ НАСИЛИЕМ — принцип поведения и учение, основанные на истолковании насилия (в т. ч. и революц. насильств. борьбы) как безусловного зла. Это учение составляет соц. нравств. ядро различных мелкобурж. идеологий, являясь отражением угнетения человека… … Атеистический словарь

  • Непротивление злу насилием — Книжн. Отказ от насильственного подавления зла, стремление к преодолению его покорностью, смирением. /em> Восходит к Евангелию. БМС 1998, 402 … Большой словарь русских поговорок

  • НЕПРОТИВЛЕНИЕ — НЕПРОТИВЛЕНИЕ, непротивления, мн. нет, ср. (книжн.). Только в выражении: непротивление злу (насилием) в религиозно философском учении Л.Толстого: преодоление зла посредством покорного и пассивного его приятия. Непротивление злу на руку… … Толковый словарь Ушакова

  • НЕПРОТИВЛЕНИЕ — НЕПРОТИВЛЕНИЕ, я и НЕПРОТИВЛЕНСТВО, а, ср. Отказ от активной борьбы со злом, противопоставление ему покорности, пассивности, смирения. Непротивление злу. | прил. непротивленческий, ая, ое. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 … Толковый словарь Ожегова

Подходы к ненасилию

Махатма Ганди, идеолог ненасилия.

Ненасилие может проявляться как принципиальное религиозное, этическое, философское убеждение и как прагматическая политическая стратегия.

Ненасилие в религии

В христианстве заповеди ненасилия были даны в Нагорной проповеди. Одной из них была: «Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5:39).

В буддизме и индуизме понятие ненасилия восходит к идее ахимса, означающему «непричинение вреда живым существам», противоположности насилию. Вслед за использованием Махатмой Ганди понятия ахимса как синонима ненасилия такое понимание утвердилось в современной европейской культуре. Однако понятие ахимса скрадывало активный, деятельный аспект ненасилия, как его понимал М. Ганди, и он впоследствии разработал новое в индийской философии понятие «сатьяграха» для выражения своих взглядов на ненасилие.

Ненасилие в политике

Как способ гражданского воздействия на общество и власть, стратегия борьбы, ведущей к социальным преобразованиям, ненасилие было реализовано Махатмой Ганди в длившейся несколько десятилетий борьбе против английского правления в Индии. Позже Мартин Лютер Кинг адаптировал и пропагандировал философию и методы Ганди для ненасильственной борьбы за гражданские права афроамериканцев в США.

Сторонники стратегии ненасилия считают, что в основе любой власти лежат сотрудничество и послушание граждан, и это справедливо для любых политических режимов и для любых организаций, будь они бюрократическими или милитаризированными. Вследствие этого стратегия ненасилия в масштабах общества будет нацелена на уменьшение власти правителей за счет уменьшения гражданами сотрудничества с ними и делегитимации власти за счет явного выражения несогласия.

Оппоненты стратегии ненасилия делают акцент на стремлении оппозиции к делегитимизации (демонизации) действующей власти. Обычно этот процесс производится не в правовом поле, а в сознании граждан. То есть все неприятности граждан (в их сознании) связываются с действиями действующей власти (легитимна она или нет, особого значения не имеет), подводя к мысли, что достаточно сменить действующую власть/режим и все заживут счастливо и свободно. Хотя после переворота/революции так происходит далеко не всегда.

Литература

Тексты

  • Эразм Роттердамский «Жалоба мира» (1517 г.)
  • Г. Д. Торо «Гражданское неповиновение» (1848 г.) (недоступная ссылка)
  • Л. Н. Толстой «Царство Божие внутри вас…» (1890-93 гг.)
  • Л. Н. Толстой «Закон насилия и закон любви» (1908 г.)
  • П. В. Веригин «Декларация братской жизни» (1898 г.)
  • Архимандрит Спиридон (Кисляков) «Исповедь священника перед церковью» (1916 г.)
  • М. К. Ганди «Моя вера в ненасилие».
  • М. Л. Кинг «Паломничество к ненасилию»

Исследования

  • А. Швейцер «Христианство и мировые религии».
  • Н. Н. Гусев «Отношение первых христиан к войне»
  • П. И. Бирюков «Гонение на христиан в России в 1895 г.» — о духоборах
  • М. А. Поповский «Русские мужики рассказывают. Последователи Л. Н. Толстого в Советском Союзе 1918—1977». L., 1983
  • Рыбаков Р. Б. «Ненасильственная борьба за мир без насилия (Ахимса в индийской традиции и в учении М. К. Ганди)» // «Пацифизм в истории. Идеи и движения мира», М.: ИВИ РАН, 1998.
  • «Биография» Хана Абдул Гаффар-хана — ненасилие и ислам.
  • Р. Джонсон «Мартин Лютер Кинг-младший и ненасильственная борьба за гражданские права в Америке» (недоступная ссылка) // «Ненасилие как мировоззрение и образ жизни», М., ИВИ РАН, 2000.
  • «Нобелевская премия мира 1947 года» — о квакерах
  • «Почему Свидетели Иеговы не участвуют в войнах?» // «Сторожевая Башня», 1 июля 2008.
  • Д. Хайнц «Адвентисты седьмого дня и отказ от участия в военных действиях: историческая перспектива» // «Ненасилие как мировоззрение и образ жизни», М., ИВИ РАН, 2000.
  • У. Саватский «Протестанты-пацифисты в Советской России в межвоенный период» // «Долгий путь российского пацифизма», М., ИВИ РАН, 1997.
  • М. и Л. Цвик «Дороти Дей, пророк пацифизма в Католической Церкви»
  • О Великом чеченском суфии — Кунта-хаджи Кишиеве — о проповеднике ненасилия 19 века.
  • Ф. Дайсон «Оружие и надежда», М., «Прогресс», 1990 — главы из книги.
  • Г. Пейдж «Общество без убийства: возможно ли это?», СПб.: Изд-во СПБУ, 2005 — см. Неприятие убийства
  • А. Е. Сериков «Гринпис как ненасильственная экологическая организация» // «Опыт ненасилия в XX столетии», М.: 1996.
  • Педагогика ненасилия: Опыт педагогической практики. (недоступная ссылка с 26-05-2013 — история, копия)
  • В. Г. Чертков «О революции. Насильственная революция или христианское освобождение?» (с пред. Л. Н. Толстого), 1904.
  • Эволюция ненасилия: историческая ретроспектива
  • План академического курса «Насилие и ненасилие» (недоступная ссылка с 26-05-2013 — история, копия) (Утверждено: Учебно-методическим Советом по философии, политологии и религиоведению УМО по классическому университетскому образованию, профессор В. В. Миронов)
  • Духовная коммуникация в свете идеала ненасилия. А. Гжегорчик. Вопросы философии. 1992. № 3. С. 54—64.
  • Этика ненасилия. А. А. Гусейнов. Вопросы философии. 1992. № 3. С. 72—81.
  • Понятия насилия и ненасилия. А. А. Гусейнов Вопросы философии. 1994. № 6.
  • Ненасилие: философия, этика, политика. Сборник под редакцией Гусейнова А. А. — М.: Наука, 1993.
  • Гуманистическая психология как одно из направлений движения за ненасилие. Братченко С. Л. — СПб.: Издательство общества Я.Корчака, 1999
  • Педагогика и психология ненасилия в образовательном процессе. Ситаров В. А., Маралов ВТ. — М., 2000.

Критика

  • Ненасилие и его насильственные последствия. Мейерс В.

«Толстовское непротивление злу силою ведёт к равнодушию и торжеству зла», — утверждает студент КДА

Идея непротивления злу силой уходит корнями в древность, ее проповедовали адепты западных еретических и сектантских учений: вальденсы, анабаптисты и др. Среди русских сектантов-пацифистов XIX века можно назвать духоборов и пашковцев.

Огромную роль в становлении концепции непротивления злу силой сыграло учение Льва Толстого. Это учение было своего рода итогом развития этико-социального направления в пацифизме.

С самого начала круг оппонентов Толстого был чрезвычайно широк. Критику непротивления мы находим в трудах таких ведущих представителей русской религиозно-философской и богословской мысли конца XIX – начала XX века как В.С. Соловьев, Н.Ф. Федоров, И.А. Ильин, Н.А. Бердяев, В.В. Розанов, митрополит Антоний (Храповицкий), профессор А.Д. Гусев и многих других учёных, богословов и философов. В их фундаментально-полемических трудах раскрывается полная несостоятельность концепции Толстого о непротивлении, логическое и практическое бессилие толстовского морализма. Оппоненты Толстого указывали на тот факт, что концепция непротивления учитывает лишь земной аспект, а метафизический упускает. Из основных возражений против концепции Толстого можно выделить следующий: неверное понимание самой природы зла и неоправданное игнорирование онтологической реальности.

Митр. Антоний (Храповицкий) указывает, что разница между учением христианским и учением Толстого в том, что христианство смотрит на насилие в борьбе со злом как на поступок менее греховный, чем равнодушное примирение с беззаконием, а Толстой считает первое безусловным грехом, а второе вовсе не грехом. Учение Толстого не избавляет человека от сухой замкнутости и себялюбия.

Важно помнить, что именно толстовская идея непротивления усилила развитие материалистического понимания самого человека

По словам митр. Антония (Храповицкого): воззрения Толстого ни в чем существенном не расходятся с материализмом, остаются таким же скрытым атеизмом. Н. Бердяев указывает, что толстовский атеистический гуманизм диалектически переродился в антигуманизм. Профессор А.Д. Беляев акцентирует внимание на том, что Л. Толстой в своем «богословствовании» вдается в крайний рационализм, результатами которого являются легкомыслие и невежество относительно христианской веры. Для проф. А.Д. Беляева Л. Толстой – представитель крайнего пантеистического пессимизма, идеи которого граф заимствовал из сочинений Шопенгауера. Морализм Л. Толстого — односторонний и антицерковный.

Русский религиозный философ Н. Бердяев указывает, что учению Толстого было присуще «удушье добром», которое могло внушить читателю отвращение к добру.

В критике Л. Толстого значимы слова В.В. Розанова: «ни нового, ни значительного в учении Толстого о несопротивлении злу нет (В.В. Розанов указывает на полную неоригинальность учения Толстого). Толкование слов Спасителя Л. Толстым есть ничто иное, как клевета, он поработил все Евангелие одной строке в нем».

Главным критиком концепции непротивления в русской религиозной философии был И.А. Ильин, который написал в противовес книгу «О сопротивлении злу силою». Главные моменты из его книги следующие: доктрина о непротивлении строится на отрицании духа и духовности; проповедуется любовь как сострадание и жалость. Такая бездуховная любовь не имеет ничего общего с истинной любовью, ключевая цель которой – благо любимого человека, а не простое уменьшение страданий. Полное отсутствие всякого сопротивления злу фактически означает принятие зла.

Из вышеуказанного мы видим, что концепция непротивления злу силой вызвала всеобщую критику и непринятие среди русских религиозных философов и богословов.

В чем же её — концепции непротивления злу силою — несостоятельность?

Центральным местом Священного Писания Нового Завета, на которое ссылаются непротивленцы, являются слова Господа нашего Иисуса Христа: «Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5:38‑39). Это главный Библейски аргумент учения толстовцев. Однако они, по словам митр. Антония (Храповицкого), хотя и ссылаются на слова Божии, но сами в них не верят.

Но здесь нет и намека на отстаиваемую пацифистами мысль о каком-то пассивном отношении ко всякому злу, вплоть до абсолютного игнорирования самозащиты. Последняя может и должна быть, потому что, сопровождаема кротостью и любовью к врагу, она будет способствовать его вразумлению и исправлению.

Любое зло, которое переходит границы справедливости, должно быть пресекаемо. Вопреки мнению непротивленцев, принцип «непротивления злу и злому» не является руководящим началом во взаимоотношениях людей.

Для торжества справедливости в жизни людей всякий имеет право защищать себя, свое имущество, друзей, защищать слабых от притеснения сильных, защищать ближних своих, хотя бы для этого пришлось положить душу свою (Ин. 15:13).

Во имя правды и добра христианин может нарушить мир, нисколько не боясь стать в противоречие с духом Христова учения

Сторонники «чистого» непротивления, вместе со всем остальным человечеством, пользуются плодами всей предшествующей борьбы со злом. Именно благодаря тому, что находились люди, добровольно принимавшие на себя бремя активной борьбы со злом, всем остальным людям открылась возможность мирно трудится, духовно творить и нравственно совершенствоваться.

Учение о непротивлении злу относится к области морали. Мораль не только со стороны основных своих начал, но и существенных подробностей всецело зависит от метафизического учения об абсолютном, о его отношении к миру и человеку, о природе и конечном назначении последнего.

Заповедь о непротивлении не может выражать сущность евангельского учения и давать ключ к пониманию всего содержания Евангелия. Нельзя почитать заповедь о непротивлении такой, которая выражает сущность христианского учения об отношении людей друг к другу.

Толстой говорит, что без правила о непротивлении любовь, будто бы, неизбежно должна выражаться в противных ей формах и видах. Злоупотребление самой любовью — вполне возможно, это не подлежит сомнению. Но отсюда вовсе не следует ни то, что возможность такого злоупотребления устраняется лишь заповедью о непротивлении, ни то, что «прикладная» заповедь должна иметь усвояемое ей Л. Толстым значение.

Возможность злоупотребления любовью к людям всего более открывается тогда, когда забывается любовь к живому Богу

И когда Евангельская заповедь о любви ко всем людям отодвигается на задний план, а в качестве главного и даже единственного руководящего начала поставляется правило о непротивлении.

Концепция непротивления Л. Толстого требует «идеального» по своему совершенству нравственного исхода и не приемлет никакого иного, но Л. Толстой не понимает основной жизненной трагедии: нет идеального исхода. Ожесточенная, противодуховная, противолюбовная воля в душе другого человека делает «идеальный» исход не только трудным, но и невозможным.

Ярким примером противления злу в наше время может послужить патриарх Сербский Павел, который призывал всех делать столько, сколько есть сил в противлении злу, с какой бы стороны оно ни исходило. Патриарх сербский Павел (Стойчевич) подчеркивал то, что человек должен противостоять злу, но никогда не должен делать это как нелюдь. Его слова «Будем людьми!» как никогда актуальны в наше время.

Протоиерей Андрей Ткачев указывает на то, что Церковь не призывает к насилию, но нужно помнить, что безнаказанность рождает вовсе не смирение и раскаяние, как утверждает концепция непротивления. Толстовство пленяло умы ложной духовностью. Проповедовало торжество гуманизма и всеобщей радости. Но если этому учению следовать, то результат один: невиданный хаос, равнодушие и торжество зла.

Христос заповедовал людям прощать обиды и притеснения, нанесенные лично потерпевшему, но Он никогда не оправдывал эгоистически и хладнокровно взирающих на притеснения или убийства ближнего. Поэтому во все времена христианской истории находились святые подвижники, поднимавшие меч против угнетателей и завоевателей, без сомнений жертвовавшие своей жизнью, исполняя высшую меру любви к людям.

«Академический Летописец» №2, 2014г. Стр. 27-29

Автор Владимир Фенота, студент ІІІ КДА

НЕПРОТИВЛЕНИЕ ЗЛУ – нравственное требование, непосредственно выраженное в Христовой заповеди «Не противься злому» (Мф. 5:39) и сформировавшееся в процессе перехода от талиона к золотому правилу нравственности. В Нагорной проповеди оно и сформулировано в прямой оппозиции талиону; в ней заповедуются непротивление злу в собственном смысле слова, безграничная щедрость и великодушие (Мф. 5:40–41); ею опосредованы заповеди любви, прощения, любви к врагам и др. Как таковая заповедь непротивления злу содержательно сочетается с провозглашаемым блаженством изгоняемых за правду и поносимых за веру (Мф. 5:10–11). Утверждаемая в Евангелии заповедь непротивления злу представляет собой один из вариантов этого требования (или принципа), различные версии которого отражают указанное нормативное движение в нравственном развитии человечества.

В иудейскую традицию идея непротивления злу входит в период после вавилонского пленения в виде требования благоволения врагам (Пр. 24:19, 21). Однако доброе отношение к врагу мыслится лишь как средство поборения его: благородством и добрыми поступками враг унижается; возмездие же остается в руках Бога, и оно оказывается тем более неотвратимым, чем последовательнее человек сам от него воздерживается. У злодея нет будущности (Пр. 25:20), благоволя врагу, человек усугубляет его вину и заслуживает вознаграждения Господа: «Ибо делая сие, ты собираешь горящие угли на голову его, и Господь воздаст тебе» (Пр. 25:22). Даже если принять комментарий Феофана Затворника к аналогичному тексту апостола Павла (Рим. 12:20), показывающий, что т.о. указывается не на косвенное вреждение – посредством Бога,– а на раскаяние, вызываемое у злодея добрым отношением, и тем самым добром воспитывается добро,– используемая метафора («горящие угли на голову его») вполне соответствует духу талиона с его мотивами угрозы, возмездия и безусловной враждебности к врагу. Этот же стандарт отношения предполагается и у ветхозаветного Бога: «С милостивыми Ты поступаешь милостиво…, а с лукавым – по лукавству его; ибо Ты людей угнетенных спасаешь, а очи надменные – унижаешь» (Пс. 17:26–28).

Близкую точку зрения проводит платоновский Сократ: не следует, вопреки мнению большинства, отвечать несправедливостью на несправедливость, поскольку несправедливость никогда недопустима (Критон 49bс), но не следует потому, что за несправедливость строже всего спросят в Аиде; иными словами, мотив деяния оказывается себялюбивым. Что же касается отношения к врагам, то, по Сократу, всеми силами стремясь искупить собственное преступление или преступление близких, следует, наоборот, утаивать преступления врагов, дабы сполна воздалось им после смерти (Горгий 481а, 525а). Ни о каком благоволении как таковом к врагу не идет речи, но подспудно задается стандарт таких отношений, которые практически утверждают принцип личного и непосредственного непротивления злу.

На основе этого формируется убеждение в необходимости бескорыстного непротивления злодейству и справедливости к врагу. Уже в шумерских текстах встречается утверждение о необходимости благоволения к злодею, при этом доброе отношение к человеку, совершающему злодеяние, рассматривается как средство приобщения злодея к добру. Точно такой же смысл добродеяния недобрым указывается в даосизме: добрым отношением к злодею воспитывается добродетель («Дао де цзин», 49). Позиция Конфуция в этом плане была другой: на вопрос «Правильно ли отвечать добром на зло?» он указывал, что добром отвечают на добро, – на зло же отвечают справедливостью («Лунь Юй», 14,34); такой ответ мог предполагать непротивление злу, но не непременно. В римском стоицизме, в частности у Сенеки, высказывается идея, вполне созвучная золотому правилу: инициативным отношением к другому задается стандарт человеческих отношений вообще.

В целом аналогичны и наставления апостола Павла (Рим. 12:17–18). Хотя у него и прорывается ветхозаветное понимание («дайте место гневу Божию…», благоволя врагу, «ты соберешь ему на голову горящие уголья» – Рим. 12:19, 20), главным оказывается другое: «Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим. 12:21; ср. 1 Фес. 5:15). В последующей богословской и философской мысли в этом русле неоднократно высказывались аргументы относительно того, что ответным злом умножается зло, а ненависть увеличивается взаимной ненавистью.

Заповедь непротивления злу может быть существенно уточнена дополнением в той формулировке, которая встречается у Павла: «Не противьтесь злу силой». Речь не идет о том, чтобы попустительствовать злу, не противясь ему; противиться следует не с помощью силы (т.е. ответного зла), а с помощью добра и любви. Л.Н.Толстой настолько был уверен в очевидности именно такой трактовки заповеди непротивления злу, что приписывал ее евангельскому Христу (см. Толстовство).

М. Вебер в очерке «Политика как призвание и профессия» настаивал на том, что заповедь «Не противостоять злу насилием» невозможна для политика. И.А.Ильин в книге «О сопротивлении злу силой» в полемике с Толстым утверждал приоритетность принципа безусловного противостояния злу по отношению к принципу ненасилия.

Литература:

1. Балу А. Учение о христианском непротивлении злу насилием. М., 1908;

2. Толстой Л.Н. В чем моя вера? . – Полн. собр. соч. в 90 т., т. 23, М., 1928–1958;

3. Ильин И.А. О сопротивлении злу силой. – Собр. соч. в 10 т., т. 5. М., 1995, с. 31–221.

Р.Г.Апресян

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *