Отношение церкви к эвтаназии

Религия — отношение

Все живое в скором времени может погибнуть. И все из-за того, что на Земле чрезмерно расплодился один единственный биологический вид — Homo Sapiens. Крис проснулась в слезах, выкрикивая фразу из своего сна «Спаси планету — убей себя!» Так возникла Церковь Эвтаназии.

Любой, комy доводилось бывать в отвpатительно пеpенаселенных гоpодах — Пекине, Мехико, Токио, навеpняка задавался вопpосом: «Hа хpен плодятся все эти люди?». Впpочем, достаточно спyститься в московское метpо (скажем, yтpом y тpех вокзалов), чтобы пpевpатиться в законченного мизантpопа и полюбить Цеpковь Эвтаназии.

Согласно учению Церкви, наша планета — это живой дышащий организм, страдающий от разрушительных действий человечества и способный в случае необходимости сам себя защитить. Избежать катастрофы можно, если человеческие существа начнут воспринимать себя не в качестве индивидов, принадлежащих к той или иной расе или национальному государству, а как представителей биологического вида. Это новое сознание, считает Корда, станет первым шагом к принятию на себя полной ответственности за всю живность, обитающую на планете. Жучки и паучки, бабочки и слоны — не менее важны для Матери Земли, чем существа, самодовольно именующие себя царями природы.

Каждые 4 дня население Земного шара увеличивается примерно на миллион человек, что дает около 95 миллионов человек в год. Мировая война — не выход, поскольку она нанесет непоправимый ущерб окружающей среде. Поэтому Церковь эвтаназии поддерживает только добровольные действия, ведущие к уменьшению численности населения такие, как самоубийства, аборты, содомию, которая определяется как любой половой акт, не имеющий своей целью деторождение, и каннибализм.

Стать членом Цеpкви очень пpосто. Достаточно соблюдать единственнyю заповедь: «Hе pазмножайтесь». Тpи столпа yчения Кpис Коpда — это добpовольные фоpмы сокpащения населения: самоyбийство, абоpты, содомия. Четвеpтый сyществyет для тех, кто не может обходиться без мяса, — каннибализм (вообще Коpда пpоповедyет стpогое вегетаpианство). Рyководство Цеpкви pекомендyет пpихожанам делать татyиpовкy «Самоyбийство-Абоpт-Каннибализм-Содомия» на плече, чтобы главные жизненные пpинципы всегда были пеpед глазами.

Своими вpагами Цеpковь, вполне в дyхе pадикального феминизма, считает белых гетеpосексyальных мyжчин. «Мyжчины совеpшенно одypели от спеpмы, котоpая стpемится выpваться наpyжy, — поясняет Кpис Коpда. — В отличие от женщин, теpяющих энеpгию пpи менстpyации, мyжчины тpатят огpомные ее запасы во вpемя эякyляций. Hаше общество подстpекает мyжчин кончать как можно чаще, от этого они слабеют и начинают ненавидеть женщин. Вот мы и говоpим: pаз yж все эти злобные мyжики хотят избавиться от своей спеpмы, пyсть тpахают дpyг дpyга. И на кой чеpт хоpонить людей? Хоpошее мясо, пyсть идет пpямо в Макдональдс. Это лyчше, чем истpеблять животных».

За десять лет сyществования ЦЭ число ее адептов не пpевысило нескольких десятков человек, но общественный pезонанс весьма велик, благодаpя остpоyмным хеппенингам эвтаназийцев. В 96-м годy в Бостоне они модифициpовали гигантский пpосветительский плакат: «Человеческий yм, pастянyтый новой идеей, никогда не веpнется к пpежним pазмеpам». Hочная pабота ножницами и клеем, и плакат, висевший на оживленной магистpали, сообщил ошеломленной пyблике: «Человеческий анyс, pастянyтый большим пенисом, никогда не веpнется к пpежним pазмеpам». Дpyгой биллбоpд, на этот pаз хpистианский, пpевpатился в такое напyтствие: «Если вы ждете знак свыше, покончите с собой». Hа демонстpации в честь самоyбийства членов секты «Райские вpата» эвтаназийцы выпyстили из спичечных коpобков 39 дождевых чеpвей (по числy погибших), а затем напали на банк спеpмы, pазмахивая pозовым надyвным членом. Hа пpезидентских выбоpах они «поддеpжали» консеpвативного кандидата Пэта Бьюкенена, pазвеpнyв пеpед его пpедвыбоpным штабом плакаты со свастиками. А последним шокиpyющим пpоизведением наглядной агитации Цеpкви — женским pтом, похотливо облизывающим гоpящее здание Всемиpного Тоpгового Центpа, можно любоваться лишь пpиватно — в США за такое кощyнство могyт и побить.

Цеpковь Эвтаназии входит в Дадаистский Интеpнационал, объединяющий любителей абсypдистских хyдожественно-политических акций, дpyжит с подпольным pадикально-экологическим «Фpонтом освобождения земли» и оpганизацией с замечательным названием «Священники-педофилы за жизнь» (с этой гpyппой ЦЭ пpовела пикет гинекологической клиники, pазмахивая pаспятыми кyклами из секс-шопов). Ближайшая pодственница ЦЭ в России — сyществовавшая в последние советские годы Либеpтаpианская паpтия, пpославившаяся такими акциями, как pаздача пpезеpвативов делегатам 28 съезда КПСС, пикет в защитy валютной пpоститyции, демонстpация пpотив мази от лобковых вшей и pитyальная кpажа очков со статyи махатмы Ганди.

Клоyнада? Конечно. Hо есть стpана, давно живyщая по pецептам Цеpкви Эвтаназии — Китай. Пpинятая четвеpть века назад пpогpамма по сокpащению pождаемости в КHР использyет почти все методы, пpедложенные ЦЭ, кpоме, pазве что, поощpения самоyбийств. Сейчас yстановки несколько смягчились, но в начале 80-х годов паpтийное пpедписание «Одна семья — один pебенок» внедpялось звеpскими методами. Пpовинившихся pодителей выгоняли с pаботы, pазоpяли, поpой даже аpестовывали. В пpовинции были слyчаи, когда местные власти отдавали pаспоpяжения сносить бyльдозеpами дома многодетных семей. До сих поp многих новоpожденных в Китае pодители пpосто не pегистpиpyют, а девочек топят. Дpyгой способ — поощpение содомии, был взят в КHР на вооpyжение года тpи назад (до этого официальным лозyнгом было: «В Китае нет воpовства, гомосексyализма и пpоститyции»). Тепеpь, в соответствие с секpетной паpтийной диpективой, гомосексyализм де-факто легализован, и в Пекине стали откpываться гей-клyбы. Даже некая pазновидность каннибализма в КHР сyществyет. Hа этот факт Цеpковь Эвтаназии часто ссылается в своих пpопагандистских матеpиалах: в Шеньжене, свободной экономической зоне недалеко от Гонконга, владельцы pестоpанов могyт легально кyпить в абоpтаpиях человеческие заpодыши. Их добавляют в сyпы: считается, что вкyснее всего заpодыш мальчика, выскобленного y пpежде никогда не pожавшей матеpи.

Радикальные методы боpьбы с pождаемостью недолгое вpемя пытались внедpить и в Индии: доходило до того, что полиция останавливала поезда, и всех пассажиpов мyжского пола насильно стеpилизовала (эта пpактика была, впpочем, быстpо пpесечена из-за массовых пpотестов). Легализацию эвтаназии в Голландии тоже можно, в какой-то степени, считать заслyгой пpеподобной Кpис Коpда. Эта милая девyшка, выпyстившая недавно альбом своих песен с гимном Цеpкви Эвтаназии «Спаси планетy — покончи с собой», тихой сапой коppектиpyет миpоздание.

Говорит Крис Корда:

В 2020 годy население Земли достигнет восьми миллиаpдов. Здpавый смысл подсказывает, что планета не выдеpжит, начнyтся голод, эпидемии, войны и хаос. В войне людей пpотив Земли мы на стоpоне Земли.

Мы предпочитаем методы добровольные. Численность населения сократится так или иначе. Мы стоим перед выбором: или мы позволим всему идти, как оно идет, и тогда природные силы сами позаботятся о том, чтобы население уменьшилось, что будет происходить крайне жестоким и неприятным образом, или мы предпримем определенные шаги к добровольному сокращению населения, оперевшись на четыре столпа нашей Церкви.

Мы не верим в массовые убийства. Мы предпочли бы, чтобы дело делалось упорядоченным и разумным образом в той степени, в какой это еще возможно. Чем дольше мы медлим, тем больше кажется, что никакое разумное решение невозможно. Мы видим, что в обществе уже царит хаос — он исходит от Соединенных Штатов и охватывает весь мир. Времени осталось совсем немного. Если существует какое-то разумное решение, к нему следует прибегнуть немедленно.

В нашей стране в автомобильных катастрофах погибает пятьдесят тысяч человек в год, и мы радуемся, если удается осуществить пересадку нескольких органов. Совершенно превосходное мясо закапывается в землю и сжигается в крематориях, в то время как оно должно идти прямиком в Макдональдс! Соединенные Штаты затрачивают уйму энергии, чтобы американцы могли есть столько мяса, сколько хотят. Это полный идиотизм! Требуется более семи фунтов зерна, чтобы произвести один фунт мяса. Нет никаких разумных оснований, почему остальная часть мира должна голодать для того, чтобы мы могли есть мясо. Это просто еще одно проявление культурного декаданса. Но наша Церковь реалистична. Мы не ждем, что американцы перестанут есть мясо, точно так же, как мы не ждем, что они прекратят эякулировать. Если им надо есть мясо, то пусть это будет человеческое мясо. Вам понравится — оно вкусно, на вкус напоминает свинину. Мы работаем над каннибальской кулинарной книгой. Основная проблема — испытание рецептов.

Hаша цель — пpедотвpатить Апокалипсис, потому что он будет сопровождаться разрушением экосистемы. Имеется много групп, которые выступают в поддержку войны, особенно термоядерной. Нет никаких сомнений в эффективности этого способа, однако его отрицательная сторона в том, что его осуществление сделает громадные участки Земли не пригодными ни для какой формы жизни. То, что пытаемся сделать мы — это вернуть человечество как вид к гармоническому балансу с прочими видами на планете.

ХII.8. Практика изъятия человеческих органов, пригодных для трансплантации, а также развитие реанимации порождают проблему правильной констатации момента смерти. Ранее критерием ее наступления считалась необратимая остановка дыхания и кровообращения. Однако благодаря совершенствованию реанимационных технологий эти жизненно важные функции могут искусственно поддерживаться в течение длительного времени. Акт смерти превращается таким образом в процесс умирания, зависимый от решения врача, что налагает на современную медицину качественно новую ответственность. В Священном Писании смерть представляется как разлучение души от тела (Пс. 145. 4; Лк. 12. 20).

Эвтаназия – это убийство, а врач – не палач

Таким образом, можно говорить о продолжении жизни до тех пор, пока осуществляется деятельность организма как целого. Продление жизни искусственными средствами, при котором фактически действуют лишь отдельные органы, не может рассматриваться как обязательная и во всех случаях желательная задача медицины. Оттягивание смертного часа порой только продлевает мучения больного, лишая человека права на достойную, «непостыдную и мирную» кончину, которую православные христиане испрашивают у Господа за богослужением. Когда активная терапия становится невозможной, ее место должна занять паллиативная помощь (обезболивание, уход, социальная и психологическая поддержка), а также пастырское попечение. Все это имеет целью обеспечить подлинно человеческое завершение жизни, согретое милосердием и любовью. Православное понимание непостыдной кончины включает подготовку к смертному исходу, который рассматривается как духовно значимый этап жизни человека. Больной, окруженный христианской заботой, в последние дни земного бытия способен пережить благодатное изменение, связанное с новым осмыслением пройденного пути и покаянным предстоянием перед вечностью. А для родственников умирающего и медицинских работников терпеливый уход за больным становится возможностью служения Самому Господу, по слову Спасителя: «Так как вы сделали это одному из братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25. 40). Сокрытие от пациента информации о тяжелом состоянии под предлогом сохранения его душевного комфорта нередко лишает умирающего возможности сознательного приуготовления к кончине и духовного утешения, обретаемого через участие в Таинствах Церкви, а также омрачает недоверием его отношения с близкими и врачами. Предсмертные физические страдания не всегда эффективно устраняются применением обезболивающих средств. Зная это, Церковь в таких случаях обращает к Богу молитву: «Разреши раба Твоего нестерпимыя сея болезни и содержащия его горькия немощи и упокой его, идеже праведных Дуси» (Требник. Молитва о долгостраждущем). Один Господь является Владыкой жизни и смерти (1 Цар. 2. 6). «В Его руке душа всего живущего и дух всякой человеческой плоти» (Иов. 12. 10). Поэтому Церковь, оставаясь верной соблюдению заповеди Божией «не убивай» (Исх. 20. 13), не может признать нравственно приемлемыми распространенные ныне в светском обществе попытки легализации так называемой эвтаназии, то есть намеренного умерщвления безнадежно больных (в том числе по их желанию). Просьба больного об ускорении смерти подчас обусловлена состоянием депрессии, лишающим его возможности правильно оценивать свое положение. Признание законности эвтаназии привело бы к умалению достоинства и извращению профессионального долга врача, призванного к сохранению, а не к пресечению жизни. «Право на смерть» легко может обернуться угрозой для жизни пациентов, на лечение которых недостает денежных средств. Таким образом, эвтаназия является формой убийства или самоубийства, в зависимости от того, принимает ли в ней участие пациент. В последнем случае к эвтаназии применимы соответствующие канонические правила, согласно которым намеренное самоубийство, как и оказание помощи в его совершении, расцениваются как тяжкий грех. Умышленный самоубийца, который «соделал сие от обиды человеческой или по иному какому случаю от малодушия», не удостаивается христианского погребения и литургического поминовения (Тимофея Алекс. прав. 14). Если самоубийца бессознательно лишил себя жизни «вне ума», то есть в припадке душевной болезни, церковная молитва о нем дозволяется по исследовании дела правящим архиереем. Вместе с тем необходимо помнить, что вину самоубийцы нередко разделяют окружающие его люди, оказавшиеся неспособными к действенному состраданию и проявлению милосердия. Вместе с апостолом Павлом Церковь призывает: «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6. 2).

Отношение церкви к эвтаназии

Церковь полностью осуждает эвтаназию. Осуждение касается всякого посягательства на человеческую жизнь – как аборта, так и эвтаназии.

Однако в вопросе об отказе от искусственного жизнеобеспечения церковь не так категорична и выдвигает следующие критерии:

1. В случае наличия малейшего шанса на выход из коматозного состояния необходимо использовать все возможные методы для того, чтобы поддержать жизнь пациента, поскольку дело спасения человеческой жизни стоит любых усилий. Это особенно важно тогда, когда больной не способен самостоятельно высказать своего согласия.

2. Если коматозное состояние является необратимым и безысходным, то не обязательно использовать мучительные и дорогостоящие методы как материального, так и личного характера, поскольку все это лишь продлило бы агонию без какой-либо надежды на то, что больной придет в сознание. Но обязательным является оказание обычного лечения (особенно гидратация и парентеральное питание). Следует повторить, что определение необратимости и безнадежности на возвращение к сознанию всегда является одним из наиболее сложных и сомнительных.

3. Искусственное поддержание жизни при полном отсутствии мозговой деятельности, прямой ЭЭГ, отсутствии рефлексов, дыхания и сердцебиения было бы надругательством над умершим и его смертью и тяжелым ударом для родственников покойного.

5.6. Этические проблемы суицида

Проблема суицида или, говоря немедицинским языком, самоубийства, отнюдь не относится к числу проблем, поставленных современной биомедицинской этикой. Напротив, она, скорее традиционная проблема этики. Запрет на самоубийство, имеющийся практически во всех великих мировых религиях, ставший традиционным, находил отражение и в ряде философских концепций. Так, в этике Канта «само­убийство не дозволено ни при каких условиях. Человечность в на­шем лице неприкосновенна, это нечто святое, доверенное нам; че­ловеку подчинено все, лишь на себя самого он не должен посягать». Хотя были и иные мнения, в том числе вполне авторитетные, так, широко цитируется мнение Сенеки: «мудрый живет не сколько должен, а; сколько может». Если вернуться к религиозному видению суицида, то все религии, такие, как иудаизм, христианство и ислам, свое неприя­тие самоубийства обосновывают тем, что жизнь была дарована Бо­гом и люди не должны покушаться на разрушение этого дара. При этом в тех же религиях можно встретить такие явления, как мученичество, например, причем принятое добровольно и во славу Господа. Как правильно расценить такого рода поступки?

Из истории мы знаем, что ритуальный, связанный с культурными традициями суицид – явление, известное давно и распространенное в разных культурах. Начиная от древнеиндийских культовых самосожжений вдов, самоубийств кельтских или японских воинов в случае поражения, унижения или немощи, образцы самоубийства как ритуала нередко появлялись в разные времена. Однако в современном мире, конечно, мы живем в эпоху, когда многими людьми правит разум индивидуалистический и прагматический, поэтому этика должна искать другие основания, если она хочет опровергнуть аргументы в защиту самоубийства.

Поверхностный, основанный только на интуиции взгляд приводит нас к выводу, что люди в здравом уме не могут пытаться покончить с собой, а потому отношение к суицидентам должно быть отношением к людям, находящимся в болезненном состоянии и не отвечающим за свои поступки, недееспособным. Следовательно, обоснованно будет всячески препятствовать осуществлению суи­цидального намерения. Это значит, что даже если вы не совершаете преступления, когда совершаете самоубийство, вы не имеете права делать этого и любой человек может воспрепятствовать вашему действию. Косвенно эту позицию поддерживает то, что большинство тех, кого уда­лось спасти, не предпринимают повторных попыток суицида.

В то же время, эмпирически доказано (в нашей стране работами основателя отечественной суицидологи – А.Г.Амбрумовой), что лишь небольшая часть совершающих суицидальные попытки лиц являются страдающими психическими расстройствами. Чаще всего в основе суицида лежит состояние так называемой социально-психологической дезадаптации, когда человек имеет трудности приспособления к окружающему миру и находится в таком состоянии, когда доминируют несвойственные ему ранее переживания тревоги, депрессии, обиды, эмоциональной нестабильности. Более того, известно, что хотя человек, прежде чем подойти к мысли о суициде, должен дойти до крайней степени отчаяния, большинство из нас в определенные периоды жизни рассматривают возможность самоубийства. Следовательно, огульно трактовать любого, совершающего суицид как психически больного нет оснований.

Что же можно взять за основу этического подхода к суицидентам? Если считать любого человека носителем как рационального, так и иррационального, в том числе аффективно-обусловленного начала, то следует любой поступок человека трактовать как полимотивированный, как результат продуманных, устойчивых и случайных, второстепенных намерений. Принцип уважения автономии личности требует от нас уважения в первую очередь ее качеств автономной личности, то есть рационального начала. При этом неустойчивые намерения человека, обычно следствие ситуации и неблагоприятных обстоятельств, могут представлять собою иррациональное и, как правило, пре­ходящее желание умереть. При этом свершившееся самоубийство необратимо и человек не имеет шанса пересмотреть свое решение, то есть, совершив самоубийство, человек сам лишает себя возможности автономного выбора.

Решение по­кончить с жизнью во многом определяется тем, какой представля­ется жизнь человеку, который его принимает, а его представления о жизни может быть ситуативно, необъективно или зависеть от того, как к данному человеку относятся другие люди, а может даже только один человек. Не зря психологи иногда говорят, что суицид – это коммуникативный акт, по крайней мере, для части случаев. Но качество такой коммуникации и ее деструктивность настолько высоки, что, с одной стороны, порождают невообразимое чувство вины у оставленных родных и близких, с другой стороны, приравнивают самого суицидента к агрессору, лишают его статуса морального субъекта. Конечно, не всякий суицид возможно подвести под данное рассуждение. Если больному онкологическим заболеванием или СПИДом грозят неисчислимые страдания и боль, и это ведет к превентивному отказу от жизни, здесь агрессивный посыл поступка отступает. Можно согласиться с выбором, который делают люди в некоторых отчаянных ситуациях, когда един­ственной альтернативой оказывается неприемлемая жизнь. Но и в этом случае длительные сожаления и нередко трагические последствия суицида для родственников погибшего нельзя отрицать.

Неоспоримо, что множество различных вариантов суицида, его близость к психическим расстройствам, необычным состояниям, особенно – отчаянием, и именно это заставляет нас рекомендовать активное вмешательство, препятствующее осуществлению задуманного человеком. Чем более отчетливо в состоянии человека звучит его психическая неуравновешенность или иная неполноценность, тем более оправдан патернализм, отеческое и опекающее отношение. Но применительно к любому случаю только активное вмешательство, или стратегия отсрочивания, может помочь разобраться в мотивах суицида, в его условиях, обстоятельствах, в степени их исправимости, поскольку невмешательство полностью исключит какую-либо возможность повлиять на решение, принятое наспех, ситуативно или психически неуравновешенным субъектом. Наше вмешательство может дать человеку время все обдумать еще раз и как-то перестроить свою жизнь, в том числе с нашей помощью, что­бы она стала более приемлемой.

ТЕМА 6

Взгляды основных религий мира на эвтаназию неоднозначен, попробуем разобраться в этом.

Таинство смерти в христианстве

Наука и медицина стремятся отодвигать границы, которые ознаменовывают выход души из тела. Ученые разрабатывают многочисленные способы, возвращающие больных в сознание. Однако вера в бессмертие индивидуальной души, а также в загробное пространство ставит возможность «благой кончины» под большое сомнение.

Отношение церкви к эвтаназии

Христианство не допускает распространения этой практики, основываясь на важнейшей заповеди Господа «не убей». Церковь нравственно отрицает легализацию эвтаназии, набравшей популярность в светской среде.

  • Таинство смерти рассматривается в заупокойных службах и представляется трагичным моментом бытия. Православные люди испытывают скорбь в память о почивших, но радуются, когда вспоминают, что Спаситель подарил нам бессмертие, приняв мученическую кончину и раскрыв Врата Рая. Сошедший на землю Господь победил физическую смерть — последнего врага.
  • Православная церковь ежедневно молится за безболезненную, мирную кончину для каждого человека. Такую смерть в Древней Греции именовали именно «эвтаназией». В те времена это слово никак не ассоциировали с преждевременным концом, переполненным унынием, великим отчаянием и страшной болью.
  • Сегодня эвтаназия является своевольным (то есть отрицающим могущество Творца) уничтожением телесной оболочки. Сторонники метода говорят о сочувствии, облегчении тяжелейших страданий, но понятия эти искажаются, если рассмотреть вопрос глубже. Современная эвтаназия образовалось на почве безверия и потери любви к окружению, на месте вечных истин стал образовываться прямолинейный рационализм, не приемлющий того, что скрыто.
  • Человеческая жизнь — великий дар Господа, который руководит началом и концом всякого существования. Ключевые моменты бытия сокрыты от разума и составляют неразрешимую тайну, которую должны смиренно воспринимать и родственники, и врачи, и каждый из нас. Мольбы несчастных об эвтаназии испытывают чувство нашей любви и желания находиться рядом, проявляя сочувствие.
  • Существование испытаний рассматривается как содействие ко спасению души. Церковь, зная о слабости болезненности человеческой натуры, просит Господа смилостивиться над умирающим. Религия рекомендует молиться перед образом Творца, а не делать выбор между смертью и жизнью.

О заупокойных молитвах:

  • Панихида для чтения мирянами дома и на кладбище
  • Молитва детей об усопших родителях
  • Сорокоуст за упокой

Ответы на возражения сторонников «благой смерти»

Многие выдвигают факт, что христианство отрицает этот метод, потому что считает страдания полезными для души, проводя аналогию со страданиями Христа.

Должен ли неверующий терпеть мучения? Церковь отвечает: страдания не всегда идут во спасение. Все зависит от человеческой реакции, которая способна превратиться в смирение или в озлобленность. Люди обязаны прибегнуть к мерам, которые снизят страдания, а умерщвление — это убийство, которое ничем не оправдывается.

Церковь и проблема эвтаназии

Православная культура пытается встать на сторону здравого смысла и противостоять идеологии, которая называется сегодня «культура смерти».

Другой вопрос: «Почему человек не имеет право выбирать собственную кончину?». Грань между самостоятельным решением и тем, которое внушили другие, является очень нечеткой. Возможны случаи, когда на больного оказывают психологическое давление, и последний подписывает бумаги на проведение эвтаназии. «Право умереть» незаметно и естественно трансформируется в «обязанность».

Внимание! Сегодняшняя эвтаназия родилась не от страданий больного, а от того, что несчастный мешает спокойно жить другим. Это чрезвычайно цинично.

Практика «благородной смерти» создает психологический мираж, подталкивающий больного к самоубийству. Решение о «скорейшем выходе» принимается под замаскированным давлением родственников или государства.

Если тяжелобольные в действительности обременяют, это нужно расценивать как возможность смиренного служения Господу. Страдающие люди способствуют разрушению ложной системы ценностей материализма, что возрождает правильное мировоззрение — взаимную любовь и заботу. Ухаживая за живыми существами, верующие открывают сердце к счастливой жизни и спасению.

Почему церковь против эвтаназии Важно! Использование термина «милосердие» для оправдания современной эвтаназии провоцирует появление социальной нестабильности. Принятие этого метода способно воздвигнуть препятствия для медицинских знаний, которые строятся на стремлении побороть физическую смерть.

Уважение и доверие к врачам издавна складывалось из желания победить вечную смерть. Разрешение эвтаназии подломит корень древнейшей науки врачевания.

Злоупотребления при использовании метода «благой кончины»

Сегодня множество такого рода воздействий бросаются в глаза.

  • В некоторых случаях в быстрой смерти больного заинтересованы родственники, видящие в этом возможность снизить затраты и индивидуальные трудности.
  • Государственные системы имеют тенденцию выбирать самый экономичный путь. Достаточно просто заменить большое количество инъекций обезболивания на один смертельный укол — необходимо только подписать бумагу, и страдания закончатся. Распространить «благую кончину» значительно дешевле, чем пытаться найти человечные способы лечения.
  • Эвтаназия способна разрушить представление о том, что жизнь стоит ценить, а люди обязаны распространять милосердие и помощь. Сегодня появляется практика отказа от спасения людей, стоящих на грани самоубийства. Такими темпами общество может совершенно забыть о самых уязвимых своих членах, попавших в тяжелейшие условия.
  • Эвтаназия приводит к тому, что слабая человеческая натура забывает истинные границы допустимого. Сначала этот метод предназначался исключительно тяжелобольным людям, неспособным переносить муки. Сегодня он применяется людьми, которые просто впали в депрессию и нуждаются в психиатрическом лечении, духовной помощи.
  • Часто нет возможности просмотреть грань между предложением и принуждением. Особенно это касается умирающих, способных пойти на любые меры, чтобы прекратить боли.

Православие о смерти:

  • Православный обряд погребения
  • Как пережить смерть близкого человека
  • Испытания души после смерти

Отношение православной церкви к практике «благой смерти» остается крайне негативным. Вопрос рассматривается с точки зрения того, что человеческая жизнь принадлежит Богу, и только в Его праве устанавливать время кончины.

Важно! Религия видит в эвтаназии корыстные и циничные цели людей, желающих избавиться от лишних тягот и расходов, которые возникают при ухаживании за тяжелобольными. Протоиерей Андрей Ткачев об отношении к эвтаназии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *