Рассказы о щекотке

LiveInternetLiveInternet

«Америка — рай для тиклфила…»
Так думал я, когда еще не знал, что неожиданно и скоро туда уеду. Разглядывая ночами фотографии (клипы тогда были лишь у rock-man.com’а, пятисекундные трехмегабайтные громадины, ночь напролет тянущиеся через диал-ап), я тоскливо понимал, что никогда мне не придется насладиться щекотным смехом связанной девчонки, и так вся моя жизнь и пройдет за скрытым рассматриванием фотографий да нечастыми тычками под ребра знакомым девушкам.
Но жизнь распорядилась иначе, и уже месяц спустя я был в маленьком городке в южном Иллинойсе, с тем, чтобы вряд ли когда вернуться обратно. При переезде я сделал отчаянную попытку порвать со своим фетишем, и не ходил на тикл-сайты и не давал рукам мечтать целых 52 дня — Джош Хартнетт бы позеленел от зависти. Но, «you can take a boy out of Texas, but you can’t take Texas out of the boy» — то, что внутри меня, лишь посмеялось надо мной, и в конце концов из «я с ума сойду» и «черт с ним» я выбрал «черт с ним».
Полазив по тикл-форумам, я испытал пьянящее чувство — вот я здесь, дорогие мои тикли, и визовая преграда между нами осталась позади. Несколько месяцев я рассылал письма — на каждый адрес, который я подозревал в принадлежности к фимейл. Вот некоторые ответы:
«Я хочу немного похудеть, но мне лень соблюдать диету и ходить в спортзал. Я хочу попробовать потерять калории через смех от щекотки. Если ты приедешь, я разрешу себя щекотать часами хоть каждый день. Сара, Техас.»
«Я замужняя белая женщина, 45 лет, дико боюсь щекотки ног, но еще больше люблю похохотать. Муж не против, чтобы другие мужчины меня щекотали, только чтобы это было в общественном месте — парке или ресторане. Давай поддерживать контакт, может, встретимся как-нибудь. Муж придет со мной, скажет привет, потом исчезнет на час или два. Он ОЧЕНЬ хорошо к этому делу относится. Я делаю регулярный педикюр, у меня мягкие красивые ступни, и я хохочу громко и заливисто. Мэрилин, Пенсильвания.»
«Меня зовут Эмбер, и да, я хочу, чтоб ты меня хорошо пощекотал. Я боюсь щекотки на ногах и ребрах. Мне еще нет восемнадцати, но мы никому не скажем. Нью Йорк.»
«Стоп, хватит :)) Если бы ты был здесь, я бы на тебя уже набросилась!! Я ведь на работе, после твоего письма сижу вся красная и тяжело дышу, а ведь люди вокруг. Меня дико возбуждает щекотка. Я жалею, что живу в такой дыре. Кэролайн, Манитоба.»
«Извини, меня не интересует киберщекотка, только реальные встречи. Будешь в Вашингтоне — дай мне знать. Никки.»
«Если ты приедешь, я буду уже готова 😉 Только рассчитывай не меньше, чем на полдня. Я обожаю, когда меня привязывают за руки, за ноги к четырем углам кровати, и нежно щекочут по всему телу, от подмышек до пяток. Лиза, Мэн.»
Было и такое — очевидно, женщина, несмотря на данные в ее профиле, не была single и не была тиклфилом:
«Ты ебаный ублюдок!!! Какого хуя ты пишешь такие письма замужней женщине? В чем дело? Если еще раз напишешь моей жене, ты, мудак с маленьким членом, я подам на тебя в суд — я знаю, откуда ты коннектишься!»
Я тогда жил у знакомых, поэтому перепугался раньше, чем понял, что он блефует, и послал ему длинное извинительное письмо.
В общем, вы поняли проблему. Это только сидя на Интернете издалека представляется, что вся Америка — одно большое тикл-парти. А в действительности, желающие-то есть, но они разбросаны по всей стране. Бывают моменты, когда настолько прижмет, что хочется в самолет и лететь хоть в Мэриленд, хоть в Калифорнию за парой щекотливых ног, и, может, раз можно решиться и на такое, но постоянно-то так делать не будешь.
Через полгода я купил машину и решил переехать во Флориду. Недели за три до этого я просмотрел Topher’s Tickling Guestbook (была такая популярная гостевуха на ярко-красном фоне, исключительно полезная тем, что там обязательно указывался пол человека), и разослал письма всем особам женского полу, которые находились более-менее по пути.
И вот ответ из Саванны, Джорджия:
«Привет, Крис,
да, может встретимся, когда будешь проезжать. Но я бы хотела сначала тебя узнать получше — может, через Yahoo Messenger или AOL?
И скажу тебе сразу… если у нас получится, ты будешь первым человеком, с которым я встречаюсь специально чтобы он меня пощекотал, и моя изначальная реакция будет любым способом убежать от этого, как только ты начнешь.
Но попробовать я хочу 🙂
Так что скажи мне, как нам пообщаться, или просто в письме напиши о себе.
ЛОЛ — я уже хихикаю.
До скорого,
Андреа»
Бабочки стали летать у меня в животе, и я немедленно написал что да, конечно, пообщаемся вначале онлайн, и выслал ей свое фото. А она мне выслала свое — нехуденькая такая баба, но и не толстая, красивой не назовешь, но и не отталкивающая, без сомнения щекотабельная, в общем обычная американка, 34 года. А мне тогда было 22. Ну что же, тем экзотичнее 🙂
Следующие три недели до поездки я проверял имейл по 5 раз в день. Абстрактное сформировалось в реальную женщину, которая живет в конкретном месте, любит щекотку, и хочет доверить мне свои ноги и подмышки. От сознания этого меня начинала бить дрожь.
Еще из ее писем:
«Да, знаю, мы разминулись онлайн в этот уикенд, сакс 🙁
Я живу на 5 миль южнее даунтауна Саванны, прихожу домой в 6, мой номер ХХХ-ХХХ-ХХХХ
Если меня не будет дома, оставь войс месседж.
Я очень надеюсь, что мы не разминемся в реале — это должно быть lots of fun, или, по крайней мере, хорошо будет обзавестись еще одним другом, даже если вещи не пойдут их чередом.
Сегодня я лягу позже, постарайся позвонить.
Спокойной ночи, Крис.
Андреа»
«Привет снова,
опять не успела к твоему звонку! Надо договориться про время, когда ты позвонишь.
Нет, я не удивлюсь твоему акценту, вот только меня немного настораживает, что ты мне свое имя сказать не хочешь.
Андреа»
«Привет Крис/не Крис 🙂
ладно, не хочешь пока имя называть — не надо 🙂 Я понимаю.
Единственное, что меня волнует — это то, что я тебя на 10 лет старше. Надеюсь, ты не ожидаешь увидеть 18-летнюю Барби. Я-то собой вполне довольна, но я знаю, каких вумен парни ищут в 22 года.
Опять ты меня не застал. Буду дома после 8.
Андреа»
«Блин, телефон поломался!
То есть не мой телефон, а что-то с телефонной компанией.
Я до них даже дозвониться не могу, уже второй день.
Если мы с тобой из-за этого не увидимся, я не знаю, что я с ними сделаю!»
«Линию так и не починили 🙁
Ладно, я дам тебе мой адрес — 321 ХХХХХХ Роуд, Саванна, Джорджия.
очень надеюсь, что ты разберешься, как доехать, через mapquest.com или что-то еще…
Съедешь с хайвея, увидишь бар под названием «Кориз» — припаркуйся возле него. Я живу на втором этаже белого дома, который с другой стороны парковки. На первом этаже какой-то книжный магазин. Обойдешь дом сзади, там за кустами будет вход. Лестница наверх, средняя дверь на втором этаже.
Надеюсь тебя увидеть, и извини, что все так messed up.
Андреа»
Последнее письмо я получил как раз накануне своего отъезда. За следующие два дня, я понял, что такое для меня рай.
Рай — это когда лето, солнце, Америка, машина, дорога, и ты едешь к женщине специально, чтобы ее щекотать. Помню ночь накануне встречи в мотеле в Теннесси — при ядовитом свете флюоресцентной лампы я смотрел на себя в зеркало над умывальником и думал: «Сюрреализм какой-то. Неужели это со мной происходит? Неужели завтра в это время ЭТО у меня будет?»
А завтра была жаркая и липкая Джорджия, и колониальная Саванна, как будто только что из «Унесенных ветром». В шесть вечера я запарковался возле бара «Кориз», и чувствуя дрожь в ногах как от целого дня езды, так и от того, что все сходится, направился к белому дому с книжным магазином на первом этаже. Поднялся по крутой лестнице, чувствуя как сердце опускается все ниже. Это теперь я научился получать удовольствие от такого предвкушения, а тогда я как никогда был близок к тому, чтобы повернуться и убежать. Но в следующий момент сквозь щель под дверью я увидел, как мимо прошли чьи-то босые ноги, подумал «была не была!» и постучал.
Мы обнялись, как старые друзья, и Андреа прижала меня к своей большой груди. Она была по-крестьянски дородная, вроде блондинки Эстер из Magic Touch Productions, и представив, что скоро она будет моей беспомощной и хохочущей жертвой, у меня закружилась голова.
Мы сели на ее футон и некоторое время, краснея и стараясь не встречаться глазами, переговаривались ничего не значащими фразами. «Да, вот.» — «Ну, как доехал?» — «Нормально. Мне у тебя нравится.» — «Я тут второй год живу.» — «И как район?» — «Район окей, это же не даунтаун, где криминал.» Мы поговорили так еще пару минут, а потом я внезапно вонзил пальцы в ее бока, она завизжала и повалилась на футон, и лед тронулся.
Сначала я щекотал ее, как родители щекочут детей, а она каталась по футону, прижав руки к бокам, уворачиваясь от меня и хохоча. Через полчаса она разрешила мне растянуть ее на футоне («А ты точно мне ничего плохого не сделаешь?»), привязав за руки и за ноги какими-то лентами. И началось веселье. Я атаковал ее бока, отчего она извивалась, терпя, но потом все равно не выдерживала и заливалась хохотом, запрокинув назад голову. Затем я игрался с ней в игру «угадай, где щекотать буду», водя пальцами в сантиметре от ее тела, а она косила на мои руки испуганным конским взглядом и иногда всхрапывала от смеха. Я исследовал ее могучие ноги, подколенные впадинки, не обращая внимания на ее визги. Потом я долго и нежно скреб ее под мышками, а у нее уже сил не оставалось метаться — просто лежала и смеялась, не переставая, счастливо смотря на меня сквозь выступающие слезы. А настроение у меня было… Не экстаз, нет. Такое настроение, наверное, бывает у вилки, когда ее наконец вставляют в розетку. Спокойное и счастливое настроение.
Нащекотавшись до такого вдоволя, что уже и не хотелось, мы просто лежали рядом на футоне, смотрели в белый потолок, и переговаривались.
«И где ты сегодня ночевать будешь?» — спросила она.
«Не знаю еще. В мотеле каком-нибудь.»
«Если хочешь, можешь у меня остаться.»
«Правда?» — я посмотрел на нее так, как будто не ожидал этой фразы. И мы поцеловались.
Ночью луна светила на ее большие груди, и густым был южный воздух за окном, а в комнате еще гуще.
Через три дня после моего прибытия на новое место, когда на повестке дня сабж встал с новой силой, и я уже не был уверен, не приснилась ли мне Андреа, пришел такой e-mail из городка в Иллинойсе, откуда я уехал:
«Привет, я получила твое письмо. Меня зовут Аманда, мне 20 лет. Я обожаю, когда меня щекочут!!! Серьезно, без приколов. Ты где? Я живу в южном пригороде.»
«Епрст, — подумал я. — Чтобы ты всегда так всюду успевала, девочка…»
Следующие два года прошли на сухом пайке. Я снова знакомился с женщинами в интернете, мы договаривались встретиться, эти встречи затем срывались по их вине. Некая Ребекка из Алабамы, куда я рад бы был смотаться, вызрела для встречи, потом неожиданно пропала. Андреа вышла замуж и стала unavailable. Появлялись разные желающие Патрисии из Южной Каролины и Джудит из Миссиссиппи, но на фото они оказывались пятидесятилетними алкоголичками. Я дошел до того, что стал писать женщинам на обычных сайтах знакомств, которые обычно отвечали мне недоуменно, а иногда и сердито.
А потом в нашем городе организовалось тикл-парти, о чем я узнал через Ticklingforum.
Это было уже не первое парти, но ни на одно из предыдущих я не смог попасть из-за разного рода обстоятельств. На это же я поклялся себе, что поеду, и спустя месяц, заплатив почтовым переводом 20 долларов, уже ехал в пригород. Парти было два дня — в субботу барбекью, знакомство, и легкий треп, а щекотка — как выйдет. В воскресенье — все по-взрослому: массажный стол, колодки, и отдельные комнаты для сессий один-на-один.
Когда ты в обществе иностранцев, и они говорят на другом языке — действительность воспринимается более абстрактно. Вот и в этот раз я ехал без особых переживаний за вхождение в контакт, и даже не собирался шифроваться. Временами немного замирало сердце, но ведь в предвкушении — половина развлечения. И когда мне открыла дверь улыбчивая блондинка в очках и сказала «Заходи!» я окончательно поверил, что мне все это не снится. Я поздоровался с ней, «Кендра, очень приятно», с ее мужем, «Стив, очень приятно», и повернулся к небольшому ботанику в очках.
«Миша. Фром Раша,» — сказал он.
Кровь бросилась у меня в мозг, а потом обратно, и прежде чем я смог подумать, я выдал: «Крис. Фром Словакиа».
Хозяйка завела меня в другую комнату, где сидело с десяток мужчин и женщин. Как только она сказала им мой форумный ник, они вскочили на ноги и так заорали от радости, как будто я был их вновь нашедшимся старым знакомым.
Миша фром Раша почему-то совершенно выбил меня из колеи, и из-за волнения я вел себя как совершенный идиот. Я спотыкался в словах, глупо хихикал, и в конце концов занялся столом с сэндвичами и кока-колой.
В доме было человек пятнадцать мужчин и семь женщин. Две были просто толстыми, две упитанными, но симпатичными, и остальные трое — как раз вкусными. Большинство из них знали друг друга, поэтому болтали без умолку. В другой комнате смотрели футбол по телевизору несколько мужчин средних лет, среди них здоровенный негр. Сознание мое вначале отказывалось понимать, что вот эти мужчины и женщины здесь затем же, зачем и я, ибо говорили они об обычных вещах, о фильмах, и о спорте, и казалось, что это обычное американское парти, на которых я был столько раз. Но чу! Вот уже поймали одну, скрутили, и тащат на диван, а она отбивается и визжит от хохота. И как в таком не поучаствовать? Пристраиваешься бочком-бочком к веселью, нервно вначале ловишь брыкающуюся ножку, и начинаешь щекотать под пальчиками, или же скрести ногтями подошву. Потом можно и ребрышки ей пересчитать, присев прямо перед ней и, улыбаясь, смотря прямо на нее. Но она тебя не видит, так как запрокинула голову назад и лишь хохочет волнами, а ты счастлив. Вот только остывать потом приходится минут по пять, чтоб не ходить по комнате буквой зю. Купить, что ли, бэдээсэмную повязку какую-то, чтобы пристегивать на таких мероприятиях свой прибор к ноге?
Ночь после первого дня прошла ужасно — от перевозбуждения я не смог заснуть ни на секунду. Не хотелось давать волю рукам, чтоб не стал затем пофиг второй день.
В воскресенье я был на месте минута в минуту, но парти не торопилось разворачиваться. Я и другие бродили по комнатам, жевали сэндвичи, и переговаривались, ожидая, когда начнется экшн. Кто-то снова смотрел телевизор. Один бородатый мужик обсуждал с другим достоинства и недостатки клипов различных тикл-продюсеров, причем употреблял такую терминологию, которую не стыдно было бы использовать при критике творений мирового кинематографа.
Так прошло часа полтора, в течение которых, как я узнал, мы ждали одну пару с оборудованием. Наконец они приехали и привезли массажный стол и колодки, отчего мне показалось, что я на хардкор БДСМ-парти. Смотря, как они выгружают их из своего джипа, я испытал странное чувство — если бы я не знал, что мы разделяем одно и то же увлечение, я никогда бы не подумал, что эти двое в высшей степени приличных с виду людей обожают связывать друг друга и щекотать до истерики.
Когда все было в сборе, хозяева собрали нас в одной комнате и зачитали правила:
«Нельзя никого щекотать, не спросив… Когда тикли говорит safeword, щекотка прекращается немедленно… Нельзя никого фотографировать… Нельзя распивать спиртные напитки…»
Правилам следовали фанатично. Первое правило, правда, со временем размякло, так как, когда все перезнакомились, внезапные нападения стали нередким делом.
Покончив с правилами, всех повели наверх и показали три спальни для сессий один-на-один — две с кожаными наручниками по четырем углам кроватей, и одна с такими же наручниками, но свисающими сверху в дверном проеме.
И парти началось! Все как набросились друг на друга!
Не совсем. Люди и дальше бродили по комнатам и разговаривали. Я уже начал волноваться, будет ли что-либо вообще, как согласилась быть добровольцем одна девушка, как раз из той пары, что привезла стол.
Она села на подушки на полу, сбросила туфли и вытянула ноги в колготках, из тех, которые называют «рыболовные сети.» Немедленно эти ноги были подхвачены и заключены в колодки, и вокруг них сосредоточилось человека три. Один мужик с улыбкой пошевелил пальцами рук, на каждом из которых был съемный пластиковый ноготь. И вот к ее подошвам прикоснулись, и она засмеялась, и собственно экшн начался. Я стоял и смотрел на эту красоту, потом спросил: «Можно, я тоже?» Она кивнула. Видимо, я спросил очень напористо, так как все как один тиклеры оторвались от ее ступней, посмотрели на меня, и сказали: «Пожалуйста!», даже отодвинувшись чуть-чуть.
Что это было за чувство! Она смотрела на меня, облокотившись на локти, и смеялась, а я улыбаясь, щекотал ее, и смотрел то на нее, то на ее ноги. Ступни у нее были невероятные, как у ребенка — матовые, однотонные, красивой формы, с нежной гладкой кожей. Никогда не думал, что вот так я буду сидеть и щекотать ноги красивой девушке. Так продолжалось секунд двадцать, а потом снова присоединились все те, кто вокруг.
Эта девушка для меня была звездой парти. Невысокая, черноволосая, красивая, чуть похожая на Монику Белуччи. Сначала мы щекотали ей ноги, а потом я обошел ее сзади и предложил ей лечь на подушки. Она легла, а я, естественно, завел ее руки за голову. И, конечно, тут же нашлись добровольцы щекотать ей бока.
Как она хохотала! От нее исходили такие флюиды, что, по-моему, я даже не пытался дотронуться до ее подмышек. Мне хватило просто держать ее руки за головой, и заворожено смотреть на ее смеющееся лицо, по которому уже текли слезы. Этот оргазм продолжался минут двадцать, за которые ее ребра и подмышки успели пощекотать человек десять. Наконец она закричала свой safeword, и ее отпустили, вспотевшую, раскрасневшуюся, и счастливую.
И дальше потекло парти. Никто никого не принуждал, люди просто разбились на группки и общались. Среди приехавших были из Алабамы, из Южной Каролины, и даже из Калифорнии. Иногда они прерывались, чтобы хорошенько проработать очередную доброволицу. Я бродил между группками и слушал, о чем говорят.
В первой группке говорили про некоего Тиклмэна, который опозорил себя и жену перед коллегами на работе. Пребывая в благодушном настроении на корпоративной вечеринке, он якобы неосторожно ляпнул «А у нас тикл-фетиш, давайте устроим тикл-парти!» Согласно другой версии, дело было не на корпоративной вечеринке, а с дочерью их хороших знакомых, которой он доверительно предложил стать моделью в тикл-видео, а она рассказала отцу, что ей предложили сняться в порнофильме, после чего никаких объяснений те знакомые не восприняли.
Во второй группке кто-то признавался в том, что это именно такое парти, на которые он с детства мечтал ходить.
В третьей группке рассказывали про какую-то бабу, которой друзья и коллеги с работы решили устроить surprise birthday party. Они пробрались в ее дом, навели там марафет, накрыли стол, выключили свет, затаились и стали ее ждать. Наконец, она приехала, поставила машину в гараж. Они ждут, что сейчас откроется дверь и она зайдет. А ее все нет. А они ждут. А ее все нет. Уже двадцать минут прошло. Наконец, они решили посмотреть, где она там. Заходят в темный гараж, включают свет — а она лежит полуголая на полу, раздвинув ноги, и пес слизывает между них арахисовое масло. «Как только она их увидела, так в чем была ломанулась в степь, и отсиживалась там, пока они не ушли, а на следующий день уволилась с работы, выставила дом на продажу, и больше ее в этом городе никто не видел,» — закончил рассказчик.
Последняя история была не совсем по сабжу, это я для документализма привожу 🙂
Мужчин в общей комнате не щекотали, лишь пару раз двоим из них женщины устроили групповые сессии за закрытыми дверями наверху. Быть групповым тикли мне духу не хватило, и для одиночной тоже себя ни с кем достаточно комфортно не чувствовал. Но как тиклер в одной приватной сессии мне таки удалось поучаствовать. Один калифорниец уединился в комнате наверху с одной из толстушек, и когда я через некоторое время постучал, они мне разрешили быть третьим. Вдвоем мы защекотали ее так, что на ней не видно было лица — лишь открытый рот и отчаянно трясущийся от беззвучного хохота язычок. Видно, калифорниец затем проболтался, как она боится щекотки, потому что в течение остального вечера на нее набрасывались каждые полчаса.
Толстушек щекотать, кстати, я не особо люблю. Приходится сжимать их реально сильно, чтобы почувствовать ребра сквозь колышащийся холодец. Через несколько минут это из развлечения превращается в работу. После таких сессий ты весь мокрый, а у них на боках переливаются синяки. Такие синяки они сами называли «татуировками».
Пару раз был приятный чиллаут — когда на большом диване разлегались вповалку человек пять, посередине — женщина, которую сразу же расхватывали на части — кто ступни, кто подмышки, кто живот. Возлежишь таким образом не спеша, обнимаешь круглую приятную ногу, и водишь пальцами по подошве, которая в футе от лица шевелит красивыми накрашенными пальчиками; или же, придерживая ее руку за головой, водишь пальцами в теплых подмышках. А женщине хорошо, она то лежит с полузакрытыми глазами и стонет от удовольствия, то начинает хохотать в голос. Идиллия.
Бородатый мужик — критик клипов так ни к кому за целый день и не прикоснулся. Он все сидел на диване, смотрел телевизор, и на каждое приглашение к пиршеству лишь отвечал, что ему хватает и того, что он просто приехал и рад нас всех видеть.
Щекоткой на парти я насытился и перенасытился. Я насытился ей до такой степени, что под конец мог спокойно смотреть телевизор рядом с бородатым мужиком, не переводя взгляд на торчащие из колодок в полуметре от меня босые женские ступни.
Парти я был доволен, хоть и не нашел там себе постоянную тикл-партнершу. Но тем не менее, в сравнении с парти, мне сеансы один-на-один больше нравятся. Когда ты один щекочешь, ты сразу чувствуешь реакцию девушки на поползновения твоих ручек. На парти же, когда с полдесятка, а то и десяток человек принимают участие в групповом пиршестве, твоя задача сводится к проработке отдельной части тела. Щекочешь — тикли хохочет, перестал щекотать — а она все равно хохочет. Как будто тебя и нету. Тикли, конечно, в восторге от десятка рук на своем теле, но я не тикли. По крайней мере, не на парти. Лишь раз я почувствовал, что меня чувствуют — когда приложился сразу к обеим женским подошвам двумя жесткими щетками для волос. «WHAT THE HELL IS THAT???!!!» закричала она и дернулась так, что чуть не переломала пополам массажный стол.
Я смотрел на парти и мысль крутилась у меня в голове — почти все присутствующие хорошо друг друга знают, я почти единственный новый человек здесь. И тем не менее, именно благодаря мне все эти люди встретились и сошлись. Ведь если бы я, переезжая сюда два года назад, не создал тикл-клуб города на Yahoo, то и эти люди бы не перезнакомились, и парти, уже шестого по счету, не было бы. Нет, конечно в конце концов все равно все бы как-то, наверное, организовалось, но кто знает, как было бы тогда; а в случае, как есть, катализатором стал именно я, иностранец.
В больших городах, конечно, полегче себе партнера найти. Вот мой третий случай. Летал я недавно на два дня в Чикаго по работе. За день перед отлетом без всякой особой надежды, скорее для галочки, полазил по Yahooшным тикл-клубам и разослал два десятка писем в те профили, по которым было понятно, что это фимейл, из Чикаго, и с разборчивым имейл-адресом. И буквально через полчаса приходит ответ:
«Привет,
да, может сможем встретиться. Мне 24 года, я недавно открыла для себя щекотку, и я тикли. Дженнифер.»
У меня руки задрожали, дыхание участилось. Теперь главное — не быть слишком навязчивым, чтоб не спугнуть. Пишу ей:
«Давай сначала пообедаем вместе, поболтаем, друг друга рассмотрим, а тогда уже и поиграемся. Или, может, ты в первый раз хочешь просто потусоваться?»
Через 5 минут ответ:
«Мы же не в одном городе живем, чтобы просто тусоваться. Кто знает, когда ты снова приедешь. Да, сначала надо пообедать, а потом куда-то пойдем. Я сейчас живу в доме родителей, они на Флориде. Теоретически мы могли бы туда пойти, но мне немного стремно незнакомого человека сразу в дом приглашать. Короче, пообедаем — посмотрим. Да, ты что-то нервничаешь, даже по письмам чувствуется. Смотри мне, чтоб не убежал в последнюю минуту.»
И фото. Не в джпеге, которое сразу видно, а в .bmp, который еще кликать надо. Скачиваю я это фото, оно открывается бесконечно долго, а я грущу. Не может быть, чтоб такая удача была окончательной. Либо девочка 160 килограмм весит, либо лицом Ющенко.
Ничего подобного!!! Черноволосая симпатичная девчонка, чем-то похожая на Фарру из ранних видео Magic Touch Production, только не костлявая, а сочная, и все при ней.
И тем не менее, я себя убедил на всякий случай, что ничего у нас не получится, и мы разминемся, и она не захочет. Когда ты годами ищешь подружку для щекотания, и все напрасно, слишком фантастической кажется удача найти ее, приехав всего на пару дней в другой город.
Прилетев в Чикаго, я ей позвонил сразу из аэропорта.
«Знаешь, давай приезжай сразу сюда, — сказала она. — Здесь поедим. А то пока я к тебе приеду, потом обратно — полдня пройдет» (она жила в каких-то ебенях на севере Чикаго, чуть ли не в Висконсине).
Мы замечательно с ней поладили, пока обедали — совершенно никакого напряга. Бывает так, что встречаешь человека, который свой в доску. Мы не говорили о щекотке, просто знакомились. Она спросила меня про мой акцент, и я по старой привычке соврал, что я из Словакии.
«Oh, Slovakia! — обрадовалась она. — А я там была прошлым летом.»
«Опа,» — подумал я. А вслух спросил: «В Братиславе?»
«Нет, в другом городе. Второй большой город, как его там?»
«Ну все, — обреченно подумал я. — Сейчас меня раскусят и выгонят.»
И принялся перебирать города, которые я знал.
«Прешов? Бардейов? Баньска-Быстрица?» — я называл все подряд, чтобы хоть как-то скрыть свой промах.
К счастью, ее живой ум уже перепрыгнул на какую-то другую тему.
«Ну что, поехали ко мне?» — спросила она, когда мы вышли из ресторана на улицу.
«Кошице!» — закричал я так, что она шарахнулась. — «Конечно же Кошице!»
В начале щекоточного сеанса всегда присутствует эта неловкость. Я сходил в ванную, привел себя в порядок после перелета. Мы чинно сели на диван в гостиной вполоборота друг к другу.
«Ну, как ты хочешь?» — спросила она. — «На кровать надо бы лечь,» — предложил я. «Ну, пошли на кровать.» Мы поднялись и направились в спальную.
Она сняла джинсы, оставшись в трусиках и маечке. Я распростер ее на большой, кинг-сайз, кровати и стал бегать пальцами у нее в подмышках, играть в ребрах, и сжимать ей колени. Потом переключился на ступни. Они у нее были замечательные, ухоженные, с аккуратными пальчиками. Единственное только, что она извивалась и хихикала, а я больше всего люблю, когда хохочут много и задорно.
Это продолжалось часа два. Я то переворачивал ее на живот, чтобы поползать сверху донизу по ее гладким длинным ногам, то щекотал нежную кожу под коленями, то чесал ей пятки. Последние полчаса я сидел, привалившись спиной к подушкам, положив ее голову себе на живот, а ногами своими зафиксировав ее руки, и пальцами нежно щекотал ей подмышки, отчего она корчила уморительные рожицы и временами заливалась смехом.
Потом мы разделись, и щекотка нашла свое естественное продолжение, и колыхались ее большие и тяжелые еврейские груди. Потом мы целовались в ее машине на каждом светофоре, а потом она уехала, и я остался в даунтауне Чикаго со сладкими воспоминаниями. Состояние было умиротворенное, полная противоположность лихорадочным метаниям «до».
Это было два месяца назад. С тех пор я снова сижу на сухом пайке, и думаю, что делать дальше.
Выискивать на форуме местных женщин и месяцами их размораживать немного поднадоело. Хочется какой-то регулярности в этом вопросе. Начать делать свои видео? Обычная плата моделям у других продюсеров — 200 долларов, плюс работа. Пусть хоть с нулевым балансом, чисто для своего удовольствия. Работы, правда, куча, но не больше, чем когда месяцами перелопачиваешь тонны форумов с плачевным результатом. Посмотрим.
На моем щекотальном горизонте на данный момент негусто. Есть только афроамериканка, 38 лет, 160 см, 90 кг. Живет в соседнем городе, три часа езды. Обожает щекотать мужчин. Давно хочу попробовать себя в роли тикли. Поехать, что ли…
Из Библиотеки сайта tickle.ru.

Предыдущая часть — https://www.furtails.pw/texts/3193

+++

Сколько же можно… Извращенец! А ещё сосед! За что, главное, всё равно же всё не сьедаешь, висит потом и гниёт! Но нет, ему было мало первого раза… Честно, лучше бы вызвал полицию, а не учинял самосуд не по законодательству! Сосед, будучи гораздо сильнее меня, легко поймал меня за лапы и обвязал их верёвкой, распластав на столе, чтобы освободить собственные коготки для наказания.

В тот день я опять сунулась в его сад без разрешения — сняла кроссовки и полезла на дерево, поскольку дотянуться с земли до огромных гроздей не смогла. И вот он, результат! Вообще-то поначалу я подумала, что он будет меня пороть — но нет, хотя мои лапки были крепко связаны перед грудью, а задние опять привязаны к ножкам стола, лежала я теперь на спине, и это меня испугало. Что он задумал?

А затем испуг ушёл, заменившись на смех — потому что коготки коснулись моих лапок, забегав на подушечке, а то и поднимаясь к пальчикам!

Это было слишком неожиданно для меня — но стало не менее мучительным. Разуму это ощущение совершенно не приносило удовольствия, тело и вовсе задрыгалось в агонии, только под хвостиком потеплело. Лапки начали то сжиматься, подгибая пальчики, то расправляться, подрагивая то крупно, то мелко, расправляя пальцы лишь для того, чтобы коготки добавили лишь больше безумства, зайдя между них.

А наказывающий меня сдвинулся вперёд и перенёс свои лапы под коленочки, заставляя меня дёргаться всё сильнее, а затем щекотливые коготки переместились уже на мои бёдра, чтобы всего через несколько мгновений достигнуть моих шортиков. Я задрожала, поджимая пока ещё свободный хвостик, но её лапки легли на мой животик и стали щекотать между шортиками и маечкой.

— Нет, она на тебе явно лишняя! — воскликнул он и задрал майку до груди, а сам принялся щекотать меня чуть пониже пупка, и это было ещё мучительней, чем раньше! (ред.)

Когти чертили под пупочком по дрожавшему животику, оглаживали его, запускались в пупочек и водили между животом и бедром, иногда лишь совсем немного заходя под трусики и под маечку к рёбрам — но даже это во много раз сильнее меня мучило! Я оглохла от собственного смеха, вырываясь как бешенная, но безуспешно.

Прижимая мои передние лапки правой, левую сосед спустил на мой бок и продолжил свою сумасшедшую пытку, своё наказание, вызывающее у меня всё новые и новые приступы. На глазах выступили слёзы, я постоянно моргала, но не могла избавиться от них.

— Я больше не буду! — кое-как сумела выдавить из себя я, двигая лапочками уже против воли, просто подчиняясь прикосновениям коготков.

Но сосед лишь искривил морду в лёгкой ухмылке и переместил обе лапки мне… На подмышки! Ма-а-а-ама! Шерсть даже дыбом встала! Щекотка пронзала меня как спицы, добираясь прямо до лёгких и мешая вдохнуть только, только выдохи и только смех! Перед глазами уже не плыли цветные пятна — они вовсе ничего не воспринимали вокруг. Верёвки трещали, врезались в шкуру, но держали меня, не давая укрыться. Все мысли поплыли, и только коготки водили по углублению у моих передних… а потом перешли на шейку и за ушки, приведя в полное щекотное безумие!

Я вопила о пощаде, дёргая всеми лапками, хватала его передними и била хвостиком, неумело пытаясь преодолеть защиту его шерсти и пощекотать в отместку — бесполезно!

— Если ты заберёшься ко мне в третий раз, то я даже не буду знать, как тебя ещё наказать! — заявил мой мучитель, сжалившись надо мной и убирая лапы. — Ну, теперь я тебя развяжу — и беги домой!

— О, чёрт! — внезапно вырвалось у меня. В тот же миг я прижала ушки и разрыдалась уже в полную силу — потому что от этой щекотки я… Я… Я не выдержала и описалась!

— А ведь это был мой любимый стол, — сокрушённо покачал головой сосед.

В щекотливом плену у страшной толстой садистки

Предупреждение. Это литературный рассказ, так что относитесь к нему как к БДСМ творчеству.
Часть 1
Значит ты отказываешься выполнять мои требования сказала неприятная тетка и ехидно улыбнулась, так что Дениса стало немного неприятно. Еще бы зубы оказались еще более противными чем сама полуголая тетка. От отвращения Денис даже отвернул голову и высунул язык.
Еще бы он 19 летний парень, высокий и красивый, который всегда пользовался спросом у девушек должен был соглашаться на эти чертовы условия о которых его попросил знакомый. Да ни за какие коврижки. Только зря потратил время приезжая сюда на край города. Ожидания мимолетного кафешного знакомства с понятно прогнозируемым финалом оказались коварством. Плюнув он уже хотел уже одеваться, когда тетка сделав как он позже понял через силу веселое выражение лица попросила помочь передвинуть вещи в комнате отдыха. Идя за ней нехотя смотрел на ее целлюлитные ягодицы и ляжки, свисающий по бокам жир, который не мог скрыть черный купальник. Да и выглядела она уже давно за…
У Дениса мелькнула мысль, что лучше бы она вообще не раздевалась, хотя в просторной бане загородного коттеджа было так натоплено и вдобавок к этому стоял такой густой пар, что голова мигом кружилась от такого «благовония». Проходя мимо закоулков они остановились возле массивной двери, обитой почему-то металлом. Тетка повернув ключ встроенного замка кивнула Денису пройти внутрь. Ничего не подозревая тот зашел внутрь. Комната оказалась на вид странной. Денис ожидал увидеть помимо стандартной для многих банных комнат большой кровати еще и массажное кресло, но вместо этого комната была перегорожена ширмой.
По бокам стояли какие-то металлические шкафы, а массажное кресло на вид было довольно странным, если не сказать большего. Не обращая на это внимание тетка закрыла дверь, которая как оказалась захлопывалась с гулким лязгом массивного дверного замка. В помещении стоял сумрак. Денис было сразу подумал неладное, когда тетка попросила подождать если тот хочет на вон том кресле, пока она найдет в этом, по ее выражению, бардаке нужный ключ.
Денис нехотя сел в «Массажное кресло и поежился». Тетка тем временем ругаясь ковырялась в полке ящика, затем прервавшись как-бы невзначай предложив Денису проверить кресло в действии. Тот нехотя кивнул, полагая что она опять пол-часа будет искать какую-то дребедень. Но он не обратил внимания как тетка подойдя сзади быстро зафиксировала его запястья прочными стальными манжетами, встроенными в кресло. Не успев он опомниться, как тетка уже застегивала его шею стальным ошейником к изголовью кресла.
Дальше опешивший Денис смутно припоминал, что уродина вилась как пчела пристегивая его необходимыми приспособлениями вилась как пчела воя от радости. Выражение ее лица настолько изменилось: раскраснелось и наполнилось такой радостью, которое бывает у охотника поймавшего дичь.
— Э-эй, ты что делаешь, долбанная бл…ь, но в этот момент тетка быстро вставила ему кольцевой кляп и аккуратно защелкнула замочек едва-едва протиснувшись ему за затылок. Довольная своей работой, она выдохнула и сказав «уф». Потянулась к бутылке минералки, отойдя на два шага и смотря на Дениса счастливо улыбалась.
— Не дергайся, мой сладкий мальчик процедила тетка с таким сладострастием что Денис перестал дергаться и уставился на нее широко раскрытыми глазами. Не теряя времени она нажала на выключатель и комната озарилась во всем своем великолепии. Шторы оказались убранными и денис смог хорошо рассмотреть содержимое просторной комнаты. От увиденного захватывало дух. По стенам висели всевозможные кнуты, плетки, ремни, лопатки. Были даже разноцветные скакалки и ракетки для пинг-понга. Были также более зловещие на вид вещи, о назначении которых оставалось только догадываться.
Справа за убранной шторкой были шкафы со стеклянными дверцами. Содержимое шкафчиков явно наводило мысль на медицинскую тематику: здесь были и клизмы и шланги с наконечниками и спринцовки. Были также видны стеклянные шприцы на манер советских. За дальней ширмой оказались свисающие с потолка цепи с браслетами. Вместо кровати было какое-то непонятное устройство.
Тетка тем временем сбросив весь маскарад с кровати, оказавшуюся непонятным устройством «пыток» с фиксацией покатила кресло с Денисом в дальний конец комнаты. Нажав какие-то кнопки денис оказался в лежачем положении с поднятыми и надежно зафиксированными за головой руками и слегка раздвинутыми ногами. Прикрепив к полу «ложе» она наконец-то позволила себе заговорить со своей секс-игрушкой или «жертвой» чего еще больше боялся Денис.
— Мой милый мальчик, сказала Тетка, поглаживая Дениса по животу и груди. Я бы очень хотела чтоб ты передумал и в идеале ПОЛЮБИЛ бы меня. Ах…она опять чуток раскраснелась и на секунду посмотрела в потолок. Ну почему жизнь ТАК несправедлива. Все только сейчас, она на сей раз с грустью посмотрела на Дениса. Тот опять перестал дергаться и уже со страхом уставился на нее с умоляющими глазами. Во влип пронеслось с холодом в душе Дениса. И как только угораздило меня связаться с этой маньячкой.
— Ты думаешь как отсюда сбежать. Не получится. Ты очень сладенький. Я бы хотела чтоб ты смирился и поможет нам вот что. Тетка пододвинула небольшой столик к «пыточному» ложу Дениса и поставила на нее вынутую из дальнего ящика коробку. Надеюсь все ЭТО заставит тебя быть добрым и ласковым со мной. Тут тетка отвлеклась от коробочки и решила поиграть с животом Дениса. Ее тайной страстью больше всего на свете были не причинение боли, не вид крови и стонов жертв, а всего лишь щекотка молодых парней.
Ей нравилось так мучить своих молодых любовников. Но особенной страстью ей нравилось мучить пупки и еще головки членов парней. Причем пупки даже больше. Засмотревшись на Дениса она погладила его пупок ладонью, а затем еще раз внимательно рассмотрела его: пупок был чуть грязноватый, но с виду красивый: ягодка выпирала из довольно большого пупка, диаметром чуть больше сантиметра. Она обмакнув ватку в спирте тщательно промыла пупок. Она не зря заметила у Дениса именно эту деталь: пупок очень подходил под ее эстетические требования. Покрутив едва касаясь пальчиком вокруг пупка она посмотрела на Дениса, уловив в его глазах и мимике сдержанного лица неприятное для него щекотливое ощущение.
— Во блин, пупок всегда был самым слабым местом Дениса. Почему-то ему всегда казалось, что даже дотронувшись до него по нервам отдается где-то в животе или дальше. Видимо у Дениса пуп был своеобразным нервным центром и более восприимчив к воздействию чем у остальной части населения.
Вот черт, неслось в голове Дениса. ТОЛЬКО НЕ ЭТО. Он уже понял почему выбрали именно его. Он вспомнил все вопросы на медкомиссии и той девушки, соблазнила его в кафе предложив небольшую помощь в пустяковом деле. Все крутилось вокруг его ужасной нетерпимости щекотки, и что самое удручающее, вокруг пупка. Денис проклинал себя за то, что девушка, сама угостившая его парой бокалов вина в шутку задавала нескромные вопросы. Но уже было слишком поздно…
-Да, мой милый мальчик, да это коробочка только для того, чтоб как следует вдоволь поиграть с твоим нежным и удивительным пупом.
— Я ПРОФЕССИОНАЛ в этом деле с гордостью сказала женщина. Так что лучше вначале расслабься и думай что это справедливое наказание. Краем глаза Денис смотрел как тетка выкладывает в ряд жесткие кисточки, тупые иголки, какой-то электроприбор и прочую жуткую утварь.
— Ну что желеешь что не согласился 🙂 хотя и это не избавило бы тебя от регулярных «процедур» жалостливо вздохнув прошептала тетка и положив левую руку на его ляжку принялась аккуратно делать точечные воздействия на ягодку пупка жестким толстым волоском, видимо от какой-то щетины.
Выражение лица Дениса приобрело малиновый цвет. Он напрягся. Его тело буквально выгнулось дугой. Он постарался вдавиться всем телом насколько это возможно в ложе, но увы. Путы держали крепко. Казалось в его мочевой пузырь залезли муравьи и кусают как раз в тот момент, когда происходит укольчик ворсинки.
Однако тетка отложила волосок и стала плотоядным взглядом рассматривать «инструменты воспитания» негодников. Ее взгляд остановился на кисточке с жесткой щетиной. Причем эта кисть совершенно не подходила для рисования. Жесткие ворсинки были только по краям. В центре были вырезаны.
— Это для того, мой сладенький, чтоб как следует «обработать» кромку твоей ягодки. Хм, малой. Она неспешно окунула его в пупок и с начала медленно вращать из стороны в сторону. Это было что-то. Дениса буквально поразил электрический ток. При вращении его кишки казалось следуют за кисточкой. Да вдобавок ко всему в центр кисточки была вдета тупая иголка, которая не оставляла в покое центр его пупка, отдаваясь уже в другом месте.
Но это продолжалось несколько секунд. Довольная своей работой тетка убрала кисточку и вопросительно, с высокомерием посмотрела на Дениса задавая мысленный вопрос «ну что?».
Денис от отчаяния перевел взгляд в потолок издав длинный приглушенный вой. Теперь уже это воплощение вселенского зла была бы для него единственным спасением прояви она сострадание. Денис умоляюще посмотрел на женщину как на спасительницу выдавил через кольцевой кляп: «простите»…
— Всему свое время прошептала уже не зло, с любовью женщина. Всему…
Продолжение следует.
omsk_tickler
24.12.2012 г.
Часть 2
Упиваясь собственной властью над беззащитным парнем она, положив массивную руку на его мускулистый живот стала не спеша стала разглядывать «пыточные» инструменты. На сей раз, она выбрала какой-то тюбик с пахучим кремом.
— Для усиления чувствительности кожи. Нужно использовать очень осторожно. Да, чуть не забыла, распоров ловко вынутыми из чемоданчика ножницами его трусы она на секунду залюбовалась его наполовину взведенным длинным членом. Она, как и все женщины, любила не только длинную форму члена, но старалась выбирать своих, мягко сказать, любовников каждый раз по своему вкусу: то член должен быть толстым и с большой головкой, то «естественный», не обрезанный, позволяющим другие воздействия. Благо теперь у нее была власть и возможности удовлетворить все свои желании юности. К каждой «модели» у нее была заранее заточена технология воздействия. Вот и сейчас видя красивую головку она чем-то обмазав член, (который помимо желания Дениса встал и напрягся) ловко стала надевать какую-то темную трубку, диаметром чуть больше его раздувшегося члена. Как раз по-размеру процедила она. Подумав, она все-таки отложила ее в сторону и взяв кусочек какого-то ворса начала водить вверх-вниз по члену.
— Ахах, у-о-о-у. Завыл Денис. Ой, ой, ах. Казалось его член поражает электрический ток.
Слегка поиграв с ним и добившись хорошей эрекции она опять взяла свою адскую трубку и надела его на член. Денис сразу заметил, что поверхность трубки изнутри была покрыта каким-то плотным материалом. Ощущение стало таким, как будто его ствол обкололи тысячи мелких иголочек. Каждая давила на свое место. Внизу была какая-то петелька и дама опытным движением ее затянула. Из-за происходящего Денису уже казалось все равно что с ним делают. От страха перед новым воздействием он закатил глаза. Тем временем богатая садистка упаковав «питона», оставив торчать только раздувшуюся головку, перешла к голове Дениса. Открыв глаза он уже удрученно смотрел на возвышающуюся над ним женщину, даже не заметив, что она потянула руки к бокам.
— У-тю-тю. Наш мальчик немного напуган и расстроен. Нужно его развеселить. И она начала легкими движениями перебирать его ребра. Через секунду Денис начал вертеться, хрипеть и стонать в перерывах между частыми вздохами делая конвульсивные попытки из-за всех сил освободиться. Садистка, не теряя времени, полезла в его подмышки. Едва почувствовав ее пальцы тот взорвался. Видя его состояние, она, чуть переместившись в бок, пошла ногтями, иногда касаясь подушечками пальцев кожи круговыми движениями по животу. Денис, затихший страдалец на секунду вновь начал выражать недовольство, пытаясь изогнуться. Чуть сбавив темп, садистка, продолжив правой рукой небольшие «пархательные» движения по телу левой окончательно занялась пупком.
— Какая большая ягодка. Не выдержав, она наклонилась и стала облизывать его изнутри языком. Теперь уже Дениса окончательно пробил пот. Садистка хорошо знала свое дело и после «мощных» воздействий вновь решила начать интересное. Переключив правую руку на ягодку пупа, ногтями левой занялась щекоткой головки члена. Женщина как бы примерялась, пытаясь понять, что больше всего не нравится ее новой жертве. Денис только тяжело дышал, скрепя зубы тот начал жалобно умолять злую тетку остановиться.
У-у-у, ахах. П-п-п, ах, простите меня, я, ах…ах… Тут женщина взяла длинную острую деревянную палочку, готовясь вновь атаковать один из нервных центров Дениса. Видя это, тот начал попытку повторить мольбы, но женщина так ловко вставила кляп и, закрепив его чтоб тот не успел опомниться. Пленник уставился на нее широко раскрытыми глазами.
— Как видишь, я обладаю большими средствами «наказания». Думаю, двух недель интенсивной щекотки для начала тебе будет достаточно. Я очень люблю подчинение. За непослушания я наказываю НЕДЕЛЯМИ непрерывной щекотки, повысив голос (видя возникающего с кляпом во рту Дениса) властно сказала садистка. В твоем мозгу должна засесть покорность, если ты не хочешь вновь попасть сюда, что впрочем, очень даже интересно. Жаль, сегодня не будем обрабатывать все тело, но кое что я сейчас тебе покажу :). Так сказать начнем с самого интересного. С этими словами садистка полезла в свой чемоданчик. Готовя девайсы та с удовольствием начала рассказывать пленнику.
— В старину была такая хорошая пытка. На сосок женщине или на головку члена мужчине клали паучка (или жучка). Сверху закрывали скорлупкой от грецкого ореха. По словам историков на нежную кожу было столь мощное воздействие от тонких лапок что наказуемый буквально сходил с ума. Но у нас не индия, так что есть другие средства. С этими словами та взяла какую-то серебряную полусферу и поднесла ее к члену Дениса.
— Не волнуйся, мальчик, ты не в чем не виноват. Ну не захотел, не захотел сразу, какая разница. Виноват же не ты, а твой длинный красивый фаллос (тетка провела по трубке, в которой был надежно замурован член Дениса. А раз так я придумала как его хорошенько наказать. Сейчас он расскажет тебе, что ты сделал не так. Я уже перевоспитала многих. Я называю это средство сексуальной пытки для мужчин «воспитатель фаллосов». Редко кто хотел бы, чтоб его любимый орган оказался СНОВА в этой адской машинке.
— м-м-мм- ет.. Замычал через кляп Денис. Он смотрел столь умоляющим взглядом на женщину. Только сейчас от ее рассказа его вновь передернуло. Сейчас будут пытать не менее чувствительное место. Черт, черт, лучше бы сам согласился на предложение некой Дамы. Она ведь специально подослала меня к этой садистке. От горя у Дениса полились слезы из глаз.
— Боже, как я люблю эту процедуру. Обычно оставляю ее на потом, но сегодня что-то захотелось такого. Хотелось бы, чтоб ты побыстрее стал послушным. С этими словами она вынула кляп и вновь продолжила устанавливать адское устройство. Даже одно прикосновение к коже головки уже дало неприятные ощущения. Казалось, там находятся множество гибких и тонких иголок или проволок. Особо не понравилось Денису (он аж ойкнул), когда оказалось, что центральный волосок из металлической полусферы уходил далеко в мочевой канал. Теперь было ясно, что будет все гораздо хуже, чем он предполагал. Однако это было еще не все. Подобное же устройство женщина закрепляла на его пупке при помощи ремня. Тут Денис почувствовал, что металлические захваты надежно впились в пупок и развели кожу в стороны. Хоть и неприятно, но терпимо. Конечно, эти внутренние распорки были достаточно острыми, что вызывало дискомфорт.
— Нет, теперь даже не надейся на это, поняв все что хотел сказать ей взглядом Денис. Нужно чтоб ты прочувствовал нестерпимое наказание. Чтоб в голове раз и навсегда отложилось, что мне перечить только себе вредить. Довольная всеми приготовлениями женщина повтыкала проводки в черную коробочку с кнопочками и положив ее рядом нажала на кнопку.
Вначале Денис ничего не почувствовал, но вскоре началось такое. Садистка, взяв стул, присела рядом со своей жертвой поглаживая тело внимательно следила за реакцией пленника.
И тут началось такое… Сотни тонких острых волосков начинали беспорядочно елозить по чувствительной коже. Член буквально взрывался от невыносимой щекотки, которая переходила в боль. Денис машинально вертелся влево, вправо пытаясь сбросить ненавистную трубку, захватившую член мертвой хваткой. Волоски под действием современных механизмов то ускоряли темп, то замедляли. Степень колкости тоже произвольно менялась. Казалось, то к головке поднесли уголек, то по ней водят жесткой кистью, то по ней бегают муравьи. Денис уже не знал как ему уже лучше выгнутся. Теперь уже мозг сверлило во всех местах. Мочевой пузырь отдавался нестерпимой болью. Казалось, что внутри пираньи и они кусают кожу.
— Самое интересное, что данное воздействие столь незначительно, что оно не повреждает кожу, но воздействуя на главные нервные точки приносит мощнейшее психологическое действие. Ты уже готов на все мои прихоти консультировала бьющегося в конвульсиях пленника. Тут воздействие вроде бы слегка остановилось. Едва немного отдышавшись, Денис безнадежно слушал льющийся голос толстой ведьмы.
— Теперь ты знаешь, что будет, если ты опять провинишься. Хоть одно плохое слово, блаженно буквально пела садистка. Тут же воздействие, ослабнув в одном месте, переключилось на другое. Мало того, что чуть более острые волоски начали «колотить» ягодку пупа сюда добавился и мелкий электрический разряд. Запахло озоном. Самое неприятное, что крохотные электрические разряды проходили от пупка через мочевой канал. Вот уж тут было ощущение что по нему внутри ползут муравьи. От невыносимой чесотки член буквально взрывался изнутри.
Воздействия менялись: то нарастали, но уменьшались. Как в тумане слышался голос, женщины, которую Денис уже умолял прекратить. Он готов был выполнять все ее прихоти лишь бы это прекратить. Будучи уже на грани умственного помешательства Денис из последних сил посмотрел на свою мучительницу. Та поглаживала, то щипала его соски, как бы успокаивая воздействия. Внезапно все исчезло.
Обессиленный тот обреченно лежал. Дальше он уже не помнил происходящего. Очнулся он уже голый в какой-то темной комнате. Хотев почесаться на израненных местах тот с удивлением обнаружил, что его «питон» был надежно запакован в современный пояс верности, конструкция которого не давала возможности даже почесаться после столь сильных воздействий. Как оказалось позже даже про эрекцию можно было забыть. Благо все остальное было доступно и тот с удовольствием почесался, вспоминая все пытки как дурной сон. Единственное что опять заставило его вздрогнуть как противный женский голос, принадлежавший уже не его недавней мучительнице. ЕЩЕ ДВЕ НЕДЕЛИ. ДВЕ. НЕДЕЛИ. Сегодняшний день не считаем. Это было знакомство. От услышанного и теперь уже осознанного, что кошмар на этом не закончится пленнику стало плохо, и он от горя и усталости свалился на пол. ДВЕ НЕДЕЛИ мук… Это в лучшем случае. Я не выдержу.

Щекотливая ситуация со мной произошла) Мне 19 лет, я студентка и мне конечно же как и всем студентам не хватает денег. Я не была уверенна в своих силах, но все же решилась попробовать устроиться на работу в одну очень крупную компанию секретаршей. Я решила надеть блузку, которая у меня была еще с первого курса и по этому была слегка маловата в груди, но больше у меня ни чего более менее приличного не было, на низ я надела брюки и туфли, которые попросила у соседки, на высоком каблуке.

Когда я пришла по адресу у входа меня встретил молодой человек в униформе, он оценочно окинул меня взглядом, улыбнулся и спросил:» чем он может мне помочь?» я сказала ему, что пришла устраиваться на должность секретаря. Молодой человек провел меня к кабинету начальника, постучал в двери и завел меня. Мне было жутко страшно и сердце колотилось с бешеной скоростью и казалось, что вот вот вырвется из груди, кажется от страха я забывала дышать и по этому мне становилось дурно. Александр Викторович, так звали начальника, долго не поднимал на меня глаз, но когда он все таки оторвался от своих бумаг, то кажется я на секунду потеряла рассудок! Он не был похож на других начальников. Он выглядел слишком молодо, хотя потом оказалось, что ему 38 лет, волосы у него светло русые, а глаза темно-карие почти черные.

Александр Викторович прищурился и посмотрел мне прямо в глаза и ни чего не спросив, сказал, что я принята и мой рабочий день начинается прямо сейчас. Он попросил молодого человека показать мне мое рабочее место, только я уселась за свой стол, как тут же раздался звонок и Андрей Викторович попросил меня зайти.

— Ваш наряд слишком откровенный- сказал Андрей Викторович, указывая ручкой на мое декольте- и в нашей компании женщины должны ходить в юбках. Ах,да я совсем забыл спросить как вас зовут.

-Диана. Робко ответила я

Он вручил мне кипу бумаг и сказал, что это моя работа на сегодня. Из-за бумаг я не видела куда иду и упала. Я тут же, не вставая начала ползать на четвереньках и собирать бумаги, А.В не спешил мне помогать он минуты 3 разглядывал, как я ползаю и собираю все что уронила, в конце концов он мне помог.

На следующий день я пришла в юбке, которая была так же мала, как и блузка.

Не успела я зайти в дверь, как из нее выбежал А.В и резко остановился передо мной и разглядывая меня , потер подбородок и схватил меня за руку и куда то потащил. По дороге он мне объяснил, что мы идем на важные переговоры , а я иду вместо заболевшей сотрудницы. Когда мы пришли все остальные уже сидели на местах и все они оторвали свои головы от планшетов посмотрели на нас и обратно уставились в планшеты. С А.В мы сидели рядом и через 30 минут переговоров он положил мне руку на колено, от неожиданности я отбросила его руку под столом. Но через секунду он снова положил свою руку мне на колено и очень строго на меня посмотрел, я не решилась больше откидывать его руку и мое сердце стало колотиться как пулеметная очередь. Щекотливая ситуация была для меня, а для него как будто это нормально! Он стал поглаживать мое колено и от этого у меня по всему телу побежали мурашки. Он стал вести рукой выше уже начала задираться юбка мне стало не по себе и я положила свою руку на его, но его это не остановило. Он стал подниматься все выше и выше, А.В переложил мою руку на свой член я почувствовала, что он возбужден, он погладил моей рукой свой ствол и снова полез мне под юбку. Щекотливая ситуация накалялась из-за того, что вокруг нас сидят люди и даже ни чего не замечают сильно меня возбудил и мне уже не хотелось, что бы Андрей Викторович останавливался и с большей страстью наглаживала его мощный орган. Он же отодвинул мои трусики и начал ласкать меня я уже не могла сдерживать эмоций и прикусила нижнюю губу. А.В сначала ввел в меня один свой палец, а затем три от этого я получила истинное наслаждение и почувствовала как его член дернулся и его брюки намокли.

Когда переговоры закончились мы подождали, что бы все ушли.

— До завтра, сказал Андрей Викторович уставшим голосом и вышел

я же осталась сидеть в кабинете.

«Щекотка — искусство. Не всем дано». 5 историй фетишистов

Тиклинг — получение удовольствия от щекотки

Тиклер — тот, кто любит щекотать

Тикля — тот, кого щекочут

Свитч — универсал

Алексей, 40 лет, Москва:

Потребность кого-то пощекотать появилась у меня в детском саду. Помню, держу девочку за ножку, а она смеется и говорит: «Ну, хва-а-атит!» Долгое время я чувствовал себя одиноким: первая девушка, которая наслаждалась процессом, попалась мне только лет в 25.

Я из того поколения, для которого тиклинг казался ненормальным. Не то что специального форума не было, вообще интернета не было. Первый российский ресурс на эту тему появился в 2001 году. Основы тиклинг-движения в России заложили два человека: Леха-тиклер (его еще зовут Боссом) и я. Он был первым. И первое московское тематическое видео было с ним. Потом и мы тоже начали снимать, со своими форумчанками. Процедура проста. Находишь модель, находишь место, выбираешь тиклера — и вперед! Можно продумывать сценарии, но народу это не надо: всем же понятно, что это выдумка, актерская игра очень посредственная. А вот натуральность реакций — это хорошо. Я всегда сначала тестировал девочек: встречался, осматривал лапки и пробовал тиклить. С девочкой, которую не хочется ласково погладить, тиклинг может быть лишь один раз.

В моей жизни тиклинг присутствует волнами: то главенствует, то на задворках сознания. Прожить без него могу, но не хотелось бы. Моя вторая половина не приемлет тиклинга, поэтому приходится вести двойную жизнь. Я делаю все, чтобы эти стороны жизни не пересекались. И так у очень многих. Но кому-то больше повезло: они умудрились ввести форумчан в ближайший круг друзей, семьи.

Я предпочитаю фут-тиклинг, но назвать себя фут-фетишистом не могу. Сочетание тиклинга с сексом возможно, но это уже иной уровень взаимоотношений. В рамках тиклинг-мейнстрима секса нет, но если девушка хочет, при взаимной симпатии могу помочь руками. Очень забавно совмещать два процесса. Печалит, что в последнее время все как-то выхолащивается: начинающие сразу предлагают девушке из темы заняться тиклингом, а потом очень удивляются, когда их посылают. У людей аргументация такая: «Ну, ты же любишь щекотку? И я люблю. Так пойдем». Такой подход характерен для пацанов. Сразу предлагать тиклинг — неприлично и грубо. Это как предложить секс девушке, с которой только что познакомился.

Игорь, 32 года, Уфа:

Щекотка — искусство. Не всем дано. Я называю щекотку лаской на грани чувств: гладишь — не щекотно, нажимаешь чуть по-другому, чуть сильнее — и уже щекотно, а если слишком сильно — то уже боль.

Щекотка мне с детства нравилась. Я стеснительный, боялся к девочкам приставать. Но случай с дальней родственницей запомнился мне на всю жизнь. Нам лет по 10, наверное, было. Дурачились, валялись на диване. Не помню почему именно, но она сказала: «А я вот не боюсь щекотки!» Я аж замер сначала, потом сообразил, что это как раз то, что нужно. Не верю, говорю, а она: «Все боятся, а я нет!» Я предложил ей проверить. Она легла на спину, подняла руки, а я с замиранием сердца начал тихонько щекотать ей бока. Она лежит спокойно, щекочу ей подмышки — и все равно спокойно. Начал сильнее и быстрее пальцами шевелить, увидел улыбку на ее лице и уже смелее стал щекотать ей живот. Она не выдержала, перевернулась и закрылась руками. Моя нерешительность ушла, я сел верхом и запустил руки под нее. Визгу и хохота было много. Не знаю, сколько щекотал, но взрослые нас остановили, сказали, чтоб не шумели.

Уже взрослым я нашел в интернете тематический сайт и понял, что я не один такой. В теме я больше 10 лет. Щекочу только девушек. Знакомлюсь с ними в интернете. Животик у девушек обычно очень нежный и чувствительный. Особенный кайф, если девушка боится щекотки в районе пупка. Я использую пальцы, перья, кисточки, расчески — чем щекотно, тем и щекочу. Иногда связываю девушек, но это скорее как дополнение. Сессия не обязательно заканчивается сексом, без него тоже очень хорошо.

Тиклинг занимает большое место в моей жизни: это удовольствие не менее важно, чем секс. Мечтаю найти девушку, которая обожала бы щекотку не меньше меня. Но пока свой фетиш я скрываю: друзья не знают, родственники тоже, знают только девушки, с которыми я познакомился на тематических сайтах.

Наталья, 37 лет, Саратов:

В старших классах я занималась боевыми искусствами. В группе были дети 10–11 лет. Если тебя стукнет ровесник, ему можно дать сдачи, а дать сдачи ребенку нельзя, поэтому мы их ловили и щекотали. Сама я в этом возрасте тоже дико боялась щекотки. Меня так мама с кресла сгоняла, когда мы его делили. Сейчас я практически к ней нечувствительна, зато люблю щекотать других.

Году в 2004–2005 я наткнулась на тематический форум. Мне было интересно пообщаться с единомышленниками. На форумах сидит много фут-фетишистов, но меня ноги как-то не цепляют, больше интересует общая реакция тела на щекотку. Как-то я договорилась на форуме о встрече с мужчиной. Мы увиделись в Москве. Еще через полгода подкопила денег и приехала снова. Я провела несколько пробных сессий. Очень быстро я выяснила, что человек, который боится щекотки, не просто уворачивается, он еще и неосознанно отбивается. Когда это делает мужчина, прилетает знатно, поэтому бондаж — обязательное условие.

Тиклеры делятся на soft и extreme. Я extreme-тиклер, который не будет останавливаться просто потому, что ему сказали: «Стой! Не надо!» Я решаю сама, надо или не надо.

Предпочитаю, когда мужчина раздет до трусов, чтобы были доступны разные участки тела. Понятно, что эротическая составляющая практически всегда у взрослых присутствует, но на моих сессиях секса не бывает. Я предупреждаю об этом заранее. И еще стараюсь не брать тиклей старше 45 лет. Щекотка — это всегда нагрузка на сердце. Я не возьму на сессию человека, у которого проблемы с сердцем, не хочу в процессе думать, инфаркт там или не инфаркт. Есть риск, что человек может задохнуться, но это крайности, до них доводить не стоит.

В моем профиле на тематическом сайте есть пометка «в материальной поддержке не нуждаюсь, но не откажусь». Но деньги мне на фиг не нужны. Если я еду на сессию, место встречи — проблема принимающей стороны. Никаких вариантов типа «давай скинемся». Иногда мне дарят девайсы, которые можно использовать для щекотки. Но пометка эта больше, чтобы отпугнуть неадекватных халявщиков, которые считают, что чуть ли не я им должна заплатить.

Мужчина, с которым я живу много лет, знает, что я увлекаюсь тиклингом. Ему не нравится щекотка, поэтому с ним ничего такого не делаем. Тиклинг — развлечение достаточно редкое для меня. Сессии бывают максимум 2-3 раза в год, чаще всего на выезде. Щекотка не является какой-то серьезной частью моей жизни. Для меня это именно увлечение, как спорт, например, но спортом я увлекалась серьезнее. Даже не знаю, с чем сравнить. Ну, это как сериал посмотреть.

Руслан, 29 лет, Хабаровск:

Я очень боюсь щекотки и очень ее люблю — это невыносимое удовольствие. Предпочитаю, чтобы меня щекотали девушки, но не против парней. В теме я с института: нашел в соцсетях группы, посвященные тиклингу, стал изучать комментарии, смотреть видео и влюбился в это дело. У нас в Хабаровске, в отличие от Москвы и Питера, эта тема практически не развита. В том году я познакомился с тиклершей и ездил к ней на сессию в Москву. Меня связали и щекотали разными девайсами. Сначала около часа снимали это на видео. После съемок тиклерша еще 2 часа меня мучила. Это было непередаваемо: я извивался как уж на сковородке. Еще я занимался виртуальным тиклингом. Было забавно. Когда реал невозможен, иногда спасает вирт. Но вообще я ищу девушку-свитча, которая боится щекотки и сама готова щекотать.

Я переписывался с одной американкой из темы. Она рассказала, что работает в агентстве, где клиентов щекочут. И это там не редкость. Когда-то и в московских массажных салонах предоставляли услуги тайкинга — сеанса щекотки от нервозности. Сейчас почему-то уже нет, а жаль.

Я особо не афиширую свое увлечение. Девушкам могу рассказать, друзья-парни об этом не знают. Девушкам нравится, что я боюсь щекотки. Они любят этим пользоваться: например, я что-нибудь не хочу рассказывать, а мне говорят, что будут щекотать, пока не расскажу. Если меня пытать щекоткой, я сознаюсь абсолютно во всем, даже в том, чего никогда не делал. До меня невозможно дотронуться — сразу же подпрыгиваю, я очень чувствительный. Щекотка — это прикольно и, самое главное, не больно. Вы сами попробуйте. Многие были равнодушны, а потом попробовали и втянулись.

Алексей, 36 лет, Москва:

Интерес к ступням у меня появился года в три. Я тогда любил играть с ногами матери. Лет в пятнадцать я понял, что мне нравится не только ласкать ступни, но еще и немножко щекотать их. Когда мне было лет двадцать, я периодически приходил в гости к соседке по лестничной клетке. Мы хорошо общались. Как-то вечером я у нее засиделся, а она спать собралась, легла в постель. Я сидел рядом и спросил, можно ли облизать пальчики на ее ногах. Она усмехнулась: «Что, крыша поехала?» Тогда я ей все объяснил, и она согласилась. Это был мой первый фетишистский опыт.

Девушки, с которыми я встречался, к моему фетишу относились нормально. Один раз девушка пригласила меня к себе домой уже на первом свидании. Она не была похожа на шлюху, приличная девчонка. Я ей ничего не говорил, просто начал ласкать ее ноги. Она была не против. Все кончилось сексом. Другая девушка, с которой я познакомился на обычном сайте знакомств, как оказалось, встречалась до меня с фут-фетишистом. Иногда я хожу на встречи с форумчанами — тиклерами и фут-фетишистами. Мы просто общаемся. Иногда бывают тематические встречи на арендованных квартирах.

Из-за своего интереса к ногам я пошел работать продавцом-консультантом в обувном салоне. Но там ничего такого не было. Еще работал в магазине оператором базы данных, и вот там практиковал фут-фетишизм в легкой форме, гладил ступни коллегам-девушкам, например. И вообще разговаривал со своими сотрудницами на эту тему.

Где-то полгода назад я задумался по поводу своего фетиша. Это был единственный раз, когда я так напрягся серьезно и даже написал на форуме, что не хочу быть извращенцем. Это было какое-то переосмысление своей жизни после созерцания себя, своей сущности. Но сейчас прошло время, я расслабился, и меня не напрягает мой фетиш. Мой сексуальный интерес выделяет меня из толпы стандартных людей, но одиноким я себя никогда не ощущал.

Фильм Tickled можно посмотреть 26 мая на Beat Film Festival в кинотеатре «Каро Октябрь».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *