Русское хокку

Данная информация любезно предоставлена автором Любимая Игрушка.
17 признаков сэнрю

статья из «Улитки» про сенрю
Apr. 22nd, 2011 at 9:22 AM
17 камней в саду сенрю
Предлагаемая вашему вниманию статья является компиляцией, основанной на эссе Владислава Васильева (tsikori) по мотивам предисловия к книге Р.Г.Блайса «Сенрю: Японские сатирические стихи». Многое добавлено и переосмыслено, исходя из моих собственных представлений о жанре, кое-что позаимствовано из статьи Simizy на Критике Хайку, так что семнадцать камушков, представленных тут, собраны из разных садов. Немалую роль в прояснении признаков сенрю сыграла дискуссия в редакции «Улитки» по поводу жанров хайкай (спасибо, Тайша и Тэнгу).
Примеры сенрю взяты у современных русскоязычных авторов – из Хайкумены № 2, 3 и 4, материалов ВКХ-3, других источников в сети. Сделано это намеренно, т.к. современный жанр сенрю, подспудно существующий в русской Хайкумене уже давно, должен наконец приобрести какие-то стандарты.
Я не навязываю, но предлагаю ориентиры.
Классификация, предложенная здесь, ни в коем случае не претендует на звание «последнего, абсолютного и необсуждаемого канона жанра сенрю». Просто я свела в одну табличку все, что на сегодняшний день может помочь автору и критику при столкновении с этим жанром.
***
Если взглянуть на соседство жанров хайку и сенрю, то можно увидеть, как они дополняют друг друга. Невозможно человеку дышать разреженным воздухом и питаться лунным светом; куда бы ни улетала душа, ноги человека всегда на земле; высокое и низкое, возвышенное и земное – всюду они рядом, не пересекаясь, но дополняя.
Известный исследователь дзэн-буддизма Д.Т.Судзуки отмечал, что дзэн — единственное учение, в котором нашлось место смеху. Действительно, ни в одном религиозном направлении смеху — комическому, шутовскому, парадоксальному — не удавалось захватить таких ведущих позиций и занять таких высот, как в дзэнской культуре. Смех присутствовал во всех без исключения средневековых культурах, западных и восточных, но как рекреации от благоговейной серьезности ортодоксальной церковной литургии, повседневной жизни и изнуряющей работы, чтобы на какое-то время (средневековый карнавал, пасхальный смех и т.д.) снять оппозиции между сакральным и профаническим, а затем вернуть все на свои места. Иное мы встречаем в дзэнской культуре. Ученик, вступающий в монастырь, «приветствовался криками и ревом, имеющими больше сходства с безумным и пьяным смехом и бранью в тавернах». Тонкая улыбка Касьяпы, постигшего истину Будды, сменив отечество, в китайской и японской традициях перерастает в животный, плотский, громоподобный хохот, от которого сотрясаются монастырские стены.

У нас нет материалов, подтверждающих, что сами дзэнские мастера создали теорию смеха, они просто смеялись, хохотали, богохульствуя, профанируя священное, освящая профаническое.

Поэт Сэнгай писал:
Есть вещи, которые мудрому сделать не под силу,
Зато дурак может.
Неожиданно открыв путь жизни в пучине смерти,
Он разражается искренним смехом.
(источник Сафронова Е. С. Дзэнский смех как отражение архаического земледельческого праздника // Символика культов и ритуалов народов зарубежной Азии. М., 1980, с. 68-78.)
Итак, 17 камней в саду сенрю
По определению Сусуму Такигучи, эстетическими категориями сенрю являются не только юмор (;; окашими), но и легкость (;; каруми), и озарение (;;угачи).
И наличие всего лишь одного из этих свойств не сделает из трехстишия сенрю. Кроме того, оттенки юмора в сенрю могут быть разнообразны – от улыбки до сарказма.
Мастерство поэта сенрю, как и хайдзина, в том чтобы подметить то, на что не обратили внимание другие; причем, как и в хайку, это не поиск необычного в мире, это внимание к деталям повседневной жизни, ускользающих от внимания зашоренных шаблонным восприятием глаз людей.
Simizy
Р.Г.Блайс выстроил свои аргументы в виде сравнительной таблицы традиционных хайку и сенрю и я не стану нарушать этот несомненно удобный принцип компоновки.
Хочу обратить внимание читателей: когда здесь идет речь о хайку, подразумеваются каноны традиционного хайку либо характерные признаки хайку, которые определяли хайдзины разных школ в различные периоды. Это означает, что среди известных читателю стихов наверняка найдутся хайку, не соответствующие отдельно взятому признаку, однако общий вектор обоих жанров перечисленные характеристики определяют.
В конце каждого пункта приведено по несколько хайку и сенрю для иллюстрации признака.
1. Инсайт (Основной признак)
Как хайку, так и сенрю – это поэтическое произведение, стержнем которого является инсайт, прорыв в постижении, момент проникновения в суть вещей.
Однако если момент хайку – это мгновенное постижение одной из граней окружающего мира (природы), то момент сенрю – это инсайт психологический, яркий всплеск, сопровождающий постижение природы человека. Даже если в сенрю упоминается окружающий мир, то он только помогает раскрыть движение человеческой мысли.
майские ливни
на берегу бурной реки
два домика!
Бусон (пер. Тайша)
С шелестом облетели
Горных роз лепестки…
Дальний шум водопада
Басё (пер. В. Маркова)
Муравьи проложили
Тропку — туда и обратно —
Цветут пионы.
Бусон (пер. А.Долин)
=====
Взгляд на жену —
и снова
лепит кувшин гончар
Багджо
порыв!..
кружит над летним садом
список дел на сегодня
Мира Михайлова
над птичьим рынком
кружит пара бесплатных
ничьих голубей
Широки Мируками
2. Позиция автора (Основной признак)
Говоря о дзенской природе хайку, можно сказать, что поэт сливается с объектом стиха, его «Я» растворяется в окружающем мире. Люди и предметы, относящиеся к природе, предстают как объекты художественного наблюдения, а не как объекты действия. Если вспомнить слова Басё, поэт «становится бамбуком», чтобы написать о бамбуке. Отсутствие авторского «Я» в стихе – один из важных критериев при оценке хайку.
Автор сенрю вовсе не стремится стать бамбуком. Напротив, он внимательно изучает бамбук – извне, и темой сенрю становится не сам бамбук, а взгляд автора на бамбук или предположение, какую удочку можно было бы из него вырезать. Авторское видение, оценочный взгляд на ситуацию свойственны сенрю.
Заливное поле.
Вишни в воду роняют цветы —
Луна и звезды…
Бусон (пер. А.Долин)
Вешняя луна —
льется свет сквозь ветви деревьев
в храме Инкон-до…
Бусон (пер. А.Долин)
=====
«и это пройдет»
на снегу напишу вдруг
и пройду мимо
С. Бобкова
меняем забор —
как приятно теперь соседей
лицезреть за решеткой!
Тайша
3. Конфликт (Основной признак)
Автор хайку, проникая в суть вещей, принимает их такими, какие они есть, поэт любуется цветком на обочине, разглядывая его.
Автор сенрю занимает активную позицию. Он готов сорвать этот цветок, чтобы рассмотреть его. На создание сенрю автора провоцирует некий конфликт, он замечает несовершенство мира и выражает свое отношение к этому.
Хоть и высохшая
Слабая хризантема,-
Бутоны!
Басё (Т. Бреславец)
Как ночь коротка!
Тлеет у кромки волн
Брошенный факел.
Бусон (пер. Т.Л. Соколова-Делюсина)
====
в розовом саду
человек которого я не люблю
наслаждается солнцем
Джордж Марш (пер. А. Андреев, В. Крестова)
В самое сердце
свой острый нож вонзает
мясник. Рождество.
Wowwi
фотка с надрывом:
себе полруки отхватила —
лишь бы тебя не видеть
С. Русинова (Ореховая Соня)
4. Глубина (Основной признак)
В хайку поэт стремится выразить взаимодействие частного и общего, старого и нового (фуэки рюко), хайку – это текущий поток, движение от постижения малого к проникновению в великое. Хайку – это недосказанное произведение, требующее от читателя «достройки моста”, опираясь на предложенные образы.
В сенрю же чаще всего не делается попытка проникнуть в связь всего сущего, это фотография, зафиксировавшая какой-то момент существования. Все послание сенрю – как на ладони, даже домысливание, которое предлагает читателю игра слов в сенрю, далеко не уводит.
засветло выехал —
над головою коня
Млечный Путь
Найто Мэйсецу (пер. Тайша)
Прикрыты угли
Золой. Домик же мой надежно
Укутан снегом.
Бусон (пер. Т.Л. Соколова-Делюсина)
Старый пруд!
Прыгнула лягушка.
Всплеск воды.
Басё (пер. Т. Григорьева)
========
на землю упав
под звон курантов, вдруг стал
снег прошлогодним
XokkeiST (www.hokku.ru)
летний ливень
бессовестно пялится
мальчишка
Татьяна Хмелёва (Хай Тайка)
весенняя ночь
астроном обнаружил
дырку в носке
Петар Чухов (пер. Тайша)
слушаю начальника…
за окном в лесу
оранжевое пятнышко
К.Микитюк
5. Предмет (Объект стиха)
Авторы хайку и сенрю по-разному подходят к выбору предмета стиха. Если в хайку раскрытие замысла возможно через образ малого, незаметного предмета или существа, при этом образ выводит читателя от малого, текущего к вечному, то в сенрю автор прямо, без экивоков приступает к раскрытию своей темы, причем она может быть как ничтожно мелкой, так и философски-непостижимой, запретных тем и ограничений для автора сенрю нет.
холодный ветер
на дне фруктовой вазы
косточка
Петар Чухов (пер. Тайша)
Из старой лохани
Вода вытекает капля за каплей.
Уходит весна.
Бусон (пер. Т. Л. Соколова-Делюсина)
=====
Жизнь прошла,
А теорема Пифагора
Так и не пригодилась.
Wanja-san
подлинней и покороче
истории двух червяков
Л. Турбина (Tokeda)
заболею… умру…
а пока –
солнце, ветер, вино, трали-вали…
М. Сапего
6. Отношение (Объект стиха)
Автор традиционного хайку испытывает уважение и сострадание (аварэ) к объекту своего наблюдения.
А вот к объекту сенрю автор может относиться очень по-разному, и уважение с состраданием здесь не стоят в первых строках списка. Ирония, сарказм, насмешливый взгляд со стороны – вот что ожидает героя сенрю.
Больной опустился гусь
На поле холодной ночью.
Сон одинокий в пути.
Басё (В. Маркова)
Соловей
Поет, раскрывая прилежно
Маленький клюв.
Бусон (пер. Т. Л. Соколова-Делюсина)
=====
Кактус расцвёл:
Попробуй и ты улыбнуться,
Любимая!
М. Бару
расставлю свечи
открою шампанское
и лягу спать
Сергей Беляков
Отшелестели
Грустные письма твои…
Мусоропровод
Ита Тораноко
7. Страсть (Объект стиха)
Поэт хайку настроен скорее на одиночество и внутреннее спокойствие, его стихи отличает легкая улыбка, светлая грусть, печаль и отстраненность, созерцательность.
В сенрю же – кипение страстей разного рода, автор негодует, возмущается, издевается и смеется. Автор сенрю нашел выход своим эмоциям и готов разделить их с читателем.
на голой ветке
ворон сидит
осенний вечер
Басё (Т. Бреславец)
Ветку сливы сорвал —
Нежный запах в каждой морщине
Дряблой руки.
Бусон (пер. Т. Л. Соколова-Делюсина)
=====
Не до хороших манер!
Три воробья
Возле хлебной корки.
М. Бару
бросаю
монетку нищему…
орел!
Беспечное Перо
две мухи кружат
над раздавленной вишней
тоже мне танец
Марсель Март
перепрыгнула лужу –
окатила, улыбнулась
Багджо
8. Любовь (Объект стиха)
Традиционное хайку нечасто обращается к любовной тематике. Несомненно, знатоки найдут хайку разных периодов, посвященные любовным перипетиям, но это будут редкие вкрапления в общий массив.
Для сенрю же одна из основных тем – отношения между полами, причем не только и не столько возвышенно-любовные. Ревность, интрига, любовная игра – всему найдется место.
Любовь старика.
Только он думал: «Забуду»,
— Осенний дождь.
Бусон (В. Маркова)
============
девять пальцев
по очереди целую —
не безымянный
Д. Евдокимов
Смотрите, дети
На капустное поле
Сели аисты.
Нора
влюбленная пара
две остановки
прекрасной чуши
Тэнгу
чувство, которое заставляет
облизывать губы
друг друга
(Ореховая Соня)
9. О богах, человеках и прочем (Объект стиха)
Для традиционных хайку в свое время был характерен анимизм: вера в существование потусторонних существ, хайдзин ощущал мистическую связь с окружающим миром. Здесь, несомненно, находят отражение верования синто, почитание природы как божественного начала.
Сенрю же свойственен антропоморфизм: персонификация субъектов природы, придание им человеческих черт («небо плачет”).
Анимизм · (от лат. anima, «душа», «дух»), вера в существование душ и духов, в потусторонние существа, их влияние а жизнь людей, животных, на предметы и явления окружающего мира.
Антропоморфизм · (от греч. anthropos, «человек» и morphe, «форма»), перенесение присущих человеку свойств и особенностей на внешние силы природы (Википедия)
Отоприте дверь!
Лунный свет впустите
В храм Укимидо!
Басё (пер. В. Маркова)
Амулета над дверью
Коснувшись, прочь улетает
Осенний ветер.
Бусон (пер. А.Долин)
Выйдя из дома,
отошел на пять-шесть шагов.
Весенний ветер…
Кавахигаси Хэкигодо (пер. А.Долин)
=====
какая полная
что ты за недотрога
луна
Н. Седенкова
нет, тучам не понять
драйв облаков…
Додо
чмокнул и сбежал
порывистый какой
ветер
С. Русинова
перед дождем
плетут пауки
сети для радуг
С. Русинова
10. Политика и власть (Объект стиха)
Сатирическое выражение политических взглядов и отражение своей гражданской позиции – это тоже сенрю. В то время как поэт хайку далек от критики государственного строя.
====
встречный скорый ОСЕТИЯ
в соседнем купе
дети играют в войну
Д. Кудря
в парке отдыха
между школой и кладбищем
памятник «афганцам”
a_il
на юге страны
кратковременно
ливни… война…
Graf Mur
11. Хонкадори и пародия (техника)
В классических японских хайку нередко используется прием хонкадори – заимствование строки или сюжета из хайку другого мастера.
В сенрю прием хонкадори встречается скорее в виде пародии. Зато активно используются пословицы, поговорки, фразеологизмы как основа сюжета.
Летние травы.
Доблестных воинов сны
в них затерялись.
Басё (пер. Т. Соколова-Делюсина)
Летние травы.
Виднеются, чуть различимы,
игроки в бейсбол…
Сики (пер. А. Долин)
=====
рассвет
идёт с Богом
мил-человек
А.Ильц (a_il)
от стаи отбился
старый байкер
с помятым крылом
М. Хаген
брел юный хайдзин
по недостроенному мосту
всплеск в тишине
А.Ильц (a_il)
выше, выше ползи
вверх по лобовому стеклу,
дождевая капля!
Павел Захаров
12. Взгляд на мир (техника)
Хайку свойствен некоторый романтизм, любование скромным очарованием природы.
Сенрю демонстрирует нам мир каков он есть, пародирует наши иллюзии и заблуждения.
на островах
зажглись лампы
весеннее море
Масаока Сики (пер. tetsuko_tyan)
тянется вдаль
через снежное поле
ниточка реки
Нодзава Бонтё (пер. Тайша)
=====
дорогой парфюм
даже на манекене
золотые часы
Л. Попов
бегу на работу
сквозь кусты сирени
и взгляды бомжей
О. Черных
солнце сквозь забор –
тянется в проходную
полосатый народ
Кю Дзе
13. Метафоры (техника)
Несмотря на постоянно дискутируемый вопрос о допустимости метафор в хайку, рекомендация избегать цветистых метафор – одна из наиболее устоявшихся.
Сенрю же может быть построено на точной метафоре, неожиданном сравнении.
Солнце заходит.
В караульне на кончике пики
Замерла стрекоза.
Бусон (пер. В.Маркова)
синева небес
пополам разделена —
дуб-великан
Такахама Кёси (пер. Тайша)
====
не перепутать бы
на детском рисунке
красавица и чудовище
П.Воронцов
тонкий месяц
у сосулек
весеннее обострение
111lyapa
паспорт
за окошком ОВиР
побег бегонии
Игорь Шевченко
зима пришла
вода
остолбенела
М. Хаген
14. Юмор (техника)
Юмор в хайку – это юмор наблюдателя, скорее обнаруженный, чем созданный, автор хайку чаще смеется над собой.
В сенрю играет юмор, основанный на парадоксах и противопоставлениях, смех над другими, над ситуацией или явлением. Не стоит забывать, что в сенрю может встретиться весь спектр человеческих эмоций – от смешливого наблюдения до сурового сарказма, всякий раз, от мягкой улыбки до громкого издевательского смеха.
Вновь град стучит, а я –
всё тот же дуралей,
как столетний дуб!
Басё (пер. Д.Смирнов)
Вот оригинал –
на цветок без запаха
мотылёк присел!
Басё (пер. Д.Смирнов)
====
дождь зарядил…
с внуком играю в карты –
старый дурак
Юрий Рунов
Семнадцать раз кар-
кнула ворона – «Хайку!” –
подумал Штирлиц
Две Кобяки
все только глюк —
с поклоном
знакомый флейтист
Боруко
15. Киго и киредзи (техника)
Один из формальных признаков традиционного хайку – специальное слово – киго – для обозначения сезона. Для ритмического и смыслового разбиения в хайку используется киредзи (режущее слово).
В сенрю сезон вообще не является ключевым признаком, внутренняя структура стихотворения гораздо менее формализована. Киредзи может быть применено для достижения драматического эффекта в сенрю, однако обязательным этот прием не является.
Ливень вечерний —
На землю спешат муравьи
По стволам бамбука.
Дзесо (пер. неизв.)
Благоуханное
Платье брошено на пол небрежно.
Весенние сумерки.
Бусон (пер. Т. Л. Соколова-Делюсина)
=====
Старею.
Весна –
событие
О. Осипов
сезонное слово
помидор или персик? —
топчусь по рынку
С. Русинова (Ореховая Соня)
16. Стилистика (вторичные признаки)
Если говорить о стилистике, традиционным хайку свойственны – легкость, недосказанность, сосредоточенность на любовании природой…
Сенрю же, напротив, нередко «работает” на грани жесткого, жестокого. Стиль сенрю бывает размашист и резок.
Утром в тишине,
хризантемами пленён,
чай отшельник пьёт.
Басё (пер. Д.Смирнов)
весеннее солнце
из тишины в тишину
бабочка-лимонница
С. Зорохович
вешнее мелководье:
чуть покачивается
пустая раковина
Ф.Тамми
то один, то другой
вздрогнет
лист на яблоне
С. Русинова (Ореховая Соня)
===============
сырые дрова…
вот и ты пригодилась,
тетрадка стихов
Мира Михайлова
чавканье
грязи по дачной дорожке
ртов над салатом
Багджо
после смерти
тик-так, тик-так, тик-так
чистая спальня
Зус
Жили бурно,
Отдаваясь друг другу,
Как грязь и мыло.
Wanja-san
17. Интеллектуальность (вторичные признаки)
Если представить координатную прямую, на одном конце которой будут чувства, а на другой разум, то традиционные хайку в большинстве своем окажутся на стороне чувств, ведь хайку обращается именно к чувствам читателя. Даже парадокс в хайку требует скорее эмоционального прочтения, нежели рационального. Сенрю же довольно часто требует участия разума – игра слов, неожиданные повороты известных поговорок – все это кроме эмоционального отклика обращается еще и к рациональной стороне восприятия.
Дай-ка привяжу
ирисы к сандалиям –
вместо ремешков.
Басё (пер. Д.Смирнов)
====
как Чеширский Кот 🙂
исчезну постепенно 🙂
последним – это )
Ю. Рунов
доктор дает
две недели жизни,
хорошо бы в августе…
Валерьян
Общее правило: кроме хайку и сенрю есть другие жанры
Есть пограничные стихи, которые трудно отнести к сенрю или хайку. И это не так ужасно, как может показаться неопытному автору или критику 🙂
Не следует пытаться механически прикладывать сразу все признаки к отдельно взятому стиху, чаще всего в нем что-то найдется, что-то нет. Однако преобладание в стихе признаков сенрю или хайку дает нам некоторый ориентир для оценки.
——————————
Использованные материалы:
Азбука хайку: «Найди 17 отличий” и «Сенрю и хайку 18+”
Хайкупедия: сенрю


Уэмура Сёэн, «Свежая зелень», 1940 г.
Как-то я уже писала о любимой своей передаче на Японском телевидении – «Пурэбато!», от англ. Pressure Battle! Популярные певцы, актёры, телеведущие, модели, спортсмены, политики и прочие знаменитости соревнуются в традиционных искусствах: икэбана, каллиграфия, акварель, шитье и т.п. Основная рубрика этой передачи – это написание хайку по заданной теме. Оценивает и исправляет стихи известная поэтесса Нацуи Ицуки, как говорят создатели самой передачи, «ядовитая на язык». Уничижительные комментарии Нацуи-сэнсэй составляют немалую часть рейтинга передачи)) Но стихи она правит совершенно волшебно.
Некоторое время назад я стала записывать хайку участников, исправленные Нацуи-сэнсэй, иногда она могла бы в полной мере считаться соавтором стихотворения, а иногда бывают настолько чудесные стихи, что в поправках они и не нуждаются. В первой части – хайку наиболее популярных и часто появляющихся участников передачи. Как отличается фирменный стиль каждого!
FUJIWARA Фудзимон
Ждёт скорый поезд
И печалится об уходящей весне
Футляр виолончели.
Меж гор завод
По производству осенних облаков
На полную работает мощь.
Американской
Зубной пасты цвета
Надувной плавательный круг.
У полицейской собаки
Перед кончиком носа –
Тьма сезона дождей.
Как молодая листва
Шелестят на ветру
Распашонки младенца.
Я знаю, луна
Рождается из ладоней
Огромной Будды статуи.
Пишу о причинах
Вымирания мамонтов.
Пью газировку.
Рядом с капитаном
Пингвин.
Солнечный зимний день.
Поднимается запах снега
От ждущей указаний
Взлетной полосы.
На моржа
Всё ещё действует наркоз.
Летнее небо.
Ёкоо Ватару
Солнечные очки
Сниму. Буду один на один
С синевой моря.
Первый крик малыша.
Зимой тепло.
И лица, лица, лица.
В тысячелетнем
Лесу деревьев ветер
И сухих листьев аромат
От весеннего солнца
Радостно на душе.
И тут, и там, и тут.
Кончается осень.
На проспекте голуби
Курлычут.
И звуки реки,
И закуска, и выпивка.
Летом в прохладе ресторана сижу.
На плетёном лежаке
У моих ног
Линия морского горизонта.
Летняя шляпка
В ночном поезде
На полке осталась.
Вперед и вперед иду,
Но будто в лабиринте
Дорога из цветущей сакуры.
Накада Ёсико
В императорский дворец!
Звучит эхо от стука копыт.
Первая сакура.
В спецкампусе школы
В этом году всего один
Новый ученик.
У восточного неба
До самого дна воды
Падают алые листья клёна.
От свистка поезда
Удивился заяц.
В снежные поля!
Под промокшей насквозь
Рубашкой
Прячется жук.
Fruit Punch Мураками
Приближается метель из лепестков сакуры
Ударом локтя
Встречу её.
Весною дни кажутся длиннее.
В зеркале машины
Крошечное небо.
В лесу заброшенный автобус.
Цвета ржавчины
Даже гортензии.
Ночью прояснилось.
Кажется, вот-вот
Отклеится луна!
Найти самый алый кленовый лист!
Как будто мы ищем
Чешую дракона.
Слепящее солнце.
На пустом
Школьном дворе кошка.
В таблице химических элементов
Я два забыл.
Весенний ветер.
Резец по дереву
Беру другой. Летний дождь
Вырезать хочу.
В автомобильной пробке

Сдулся на сиденье
Плавательный круг
Чихара Junior
Бейсбольную кепку надели
На бронзовую статую.
Весенний алый закат.
На свежем снегу
Пересекаются параболы
Струй мочи.
К баку мотоцикла на 750 кубов
Прижимаюсь
Холодной ночью.
Отложим карты
И вместе все в Новый Год
Сходим в храм.
На статую Будды
С ненавистью смотрит боксер.
Утренняя луна.
Внезапный гром.
Меняю цепь.
Ногти черны.
Выпускной в средней школе,
Объединенной со старшей.
Громкий зевок.
На подставку для кукол хина
Тихо взбирается
Старая кошка.
В холодный летний дождь
Светофор по требованию
Никак не переключится с красного.
NON STYLE Исида
У пиджака школьной формы
Длинными остались рукава.
А я выпускаюсь.
Поставлю точку на мечтах.
Сейчас, когда прекратился снег,
Стану отцом.
Палящий жар шумящего большого города.
Вырваться бы к шуму прибоя…
Умэдзава Томио
И лепестки сакуры
Тоже вошли в вагон.
Вокзал пронизывает ветром.
Сэндвич с ветчиной.
Горчица бьёт в нос!
Вот и лето пришло.
Под пасмурным небом северного края
Вниз смотрят тёмные гортензии цветы.
За окном машины
Дождь ли в пену взбивает
Цветы гортензии?..
Два друга
В день выпускного
В больничной палате.
У края дороги положен
Один лишь букет.
Радуга.
Сладко и нежно
Грудь сосёт.
Вспотел!
Убрали табличку с именем
Из больничной палаты.
Цветёт гортензия.
Под перчаткой
Прячется кольцо.
Давно с тобою не встречались.
Вечерняя школа.
Выученное тихо повторяет
Её подбородок.
Хигасикокубару Хидэо
Болото, где воют
Бродячие собаки.
Лепестки сакуры на воде.
Памятника любви к учению
Больше нет. И на его отпечаток
Падает сакура.
Начало сезона дождей.
Провожает флот
Тысяча зонтов.
Нет быка.
В темноте хлева
Зажигаем бенгальские огни.
Лето кончается.
Босанова
И линия морского горизонта.
Осенний закат.
Красный и чёрный.
Наши малыши весом в тысячу грамм.
Горят алым кленовые листья
На серебряных рудниках гор Ивами
На месте казни рабочих
Конец весны.
В стене слоновьего вольера
Длинные трещины.
Тёплый летний ветер.
Брови отца
В день получения медали за труд.
Как собака
Преследует гроб и хватает
Снежная буря.
Весной вернулись холода.
К палатке уличного торговца
Протез прислонен.
Пожар в здании потушили.
В грязной воде стоят
Одуванчики.
Чешуйчатые облака
Проплывают в железных прутьях
Одиночной камеры.

Приветствую вас, дорогие друзья!
Примите мои поздравления со Старым Новым годом!
В этот праздничный день я познакомлю Вас с весёлым конкурсом нашего озорного Чиполино, который он провёл на своём Ранчо в Теремочке.
Конкурс назывался «ХОККА — по-РУССКИ!»
Вот ссылочка на конкурсную страничку —

А теперь подробнее об условиях конкурса и поступивших на него заявках:
Здраствуйте, родные мои!
Вас приветствует неунывающий Чиполлино на своём новеньком РАНЧО.
Приглашаю всех на свой первый конкурс — «ХОККА» по — русски! , который пройдёт под девизов «ХОККУИСТЫ ВСЕХ СТРАН, ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ!»
Итак, давайте с Вами поглядим вместе, что ж за ЗВЕРЬ такой — ХОККУ и с чем его едят…
Немного информации:
В учебниках по стихосложению о Японской поэзии написано примерно так.
Есть типы нерифмованного стихотворения — это хокку, танка и несколько других.
Специфическая японская поэзия, честно говоря, совершенно не приспособлена
и тем более не предназначена для перевода на русский и толкования. Во-первых,
эти стихи отражают совершенно чуждую нам философию, во-вторых — в переводе
теряется разница между этими типами, хотя в оригинале она есть. Писать хокку
или танка на русском — просто глупость, примерно такая же, как если бы японец
стал бы на японском писать рифмованные четверостишия о русской природе и берёзках. Специфика японской поэзии обоснована языком, в котором нет слогов долгих
и кратких, ударных и неударных и, следовательно, нет стоп.
Хайку (хокку, хаи-каи) — жанр японской поэзии; нерифмованное трехстишие,
произошедшее от танка и состоящее из 17 слогов (5+7+5). Зародились в 16 веке
в период необычайного расцвета дзэн-буддизма, имевшего государственный статус.
Писать истинные хайку мог только подготовленный мастер, прошедший долгий путь совершенствования и оттачивания литературного мастерства. Знание хайку и умение
их сочинять со временем стали неотъемлемой частью воспитания японского
воина-самурая, который должен был обладать невозмутимостью духа, отрешённостью
и умением восхищаться красотой бренного мира. Классиками японской поэзии, создавшими непревзойдённые образцы хайку, были Басё (1644-1694) и Рансэцу (1654-1707).
На голой ветке
Ворон сидит одиноко.
Осенний вечер. (Басё)
Танка (миика-ута) — это также жанр японской поэзии. Нерифмованное пятистишие,
состоящее из 31 слога (5+7+5+7+7). Отличается поэтическим изяществом и лаконичностью.
На ночную луну
Подняла я свой взор и спросила:
«Милый мой
Отправляется в путь,
О, когда же мы встретимся снова?» (Манъесю)
К менее известным типам японского стихосложения относится ката-ута (схема 5+5+7),
ута сендока (удвоенная ката-ута, 5+5+7 | | 5+5+7 с цезурой между ката-ута),
буссоку-секитаи (форма, вытекшая из хокку, 5+7+5+7+7+7), ханка (стихотворение,
написанное без соблюдения определенных законов слоговой строфики, но завершенное
строфой танка … 5+7+5+7+7), нага-ута (стихотворение, построенное на попарном
чередовании пяти и семисложных стихов, законченное строфой ката-ута 5+7+5+7+5+7…
5+7+7). Особняком стоит нетвердая (бесконечная) форма има-ио-ута 7+5+7+5 | | 7+5+7+5 | | … с большой цезурой после каждого 4-го стиха. Она противоречит общему закону японской строфики, требующему цифру 5 на первом месте. Форма привилась под китайским влиянием. В качестве примера приведу ката-ута:
Дом мой стая не дом.
Ах, я в нем, как гость… где ты?
Там, где смерть, иль там, где жизнь?
=======================================
Как видите, писать хокку, танка, ката-ута или ещё что-то — дело серьёзное.
И всё таки — на русском языке много написано в этом жанре! Я бы сказал — ОЧЕНЬ много.
Есть такие стихи, которые, по-моему, ни в чём не уступают Японским.
Писали их серьёзные люди, каждый стих заставляет задуматься над чем-то,
иногда надолго….
Но, есть один пробел в этом жанре. Почти нет юморных хокку, танка и прочих!
На Японском, Китайском их вообще не существует. Это, я так считаю, не-до-пус-ти-мо!
Шутя, иногда, можно очень доходчиво сказать о многом. Приведу несколько
примеров из книги Александра Левченко «Валенки самурая»
* * *
Осень.
Стою на мосту.
Среди листьев жёлтых в тёмной воде
Моё отраженье.
Сам себе в рожу плюю.
Что после себя я в Вечности оставлю?!..
* * *
Остановилась драка.
Замерли на миг могучие мужики —
Клин журавлиный над деревней.
* * *
Разве Любовь есть на свете!
— горестно кто-то воскликнет.
Но я улыбнусь незаметно
и на жену свою гляну
— Вон она ходит худая,
взглядом бессмысленным смотрит…
А ты говоришь — нет Любви…
* * *
Вверху — бескрайнее небо,
Внизу — простор земной необъятный:
Как тут не выпить!
* * *
Сорок градусов мороза,
Сорок метров до туалета:
Мы — сильные сибирские люди!
ПРЕХОДИМ НЕПОСРЕДСТВЕННО К КОНКУРСНОМУ ЗАДАНИЮ:
Я предлагаю ликвидировать имеющийся пробел в этом ВАЖНОМ жанре и НАПСАТЬ СВОЁ СОБСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ —
Хокку, Танка и т.д.
Причём ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ УСЛОВИЕ — НАПИСАТЬ В ЮМОРИСТИЧЕСКО-САТИРИЧЕСКОМ КЛЮЧЕ!
ВДОХНОВЕНИЯ и УДАЧИ!
Ну, поехали!
ВАШ ЧИПОЛЛИНО.
Заявка № 1. От Чиполино.
Два взгляда
Встретились взгляды
Сквозь щель туалетную
Стыдно обоим….
Заявка № 2 от Мушки
День голодала…
Если весы не солгут,
Выброшу на фиг!
Душно и тесно?
Зубы уйми, не стучи,
Вдруг муж услышит!
Заявка № 3 от Лисички.
Примета
Голуби в небе,
Ляп…и пятно на щеке,
Это к финансам!
Заявка № 4 от Принца Лимонгранаткагора
Чё-то пытался
Сделать за длинную ночь.
Блин, уже утро!
Дама так ждАла,
Очень хотела любви,
Но не дождАлась
Заявка № 5 от Царевны Лягушки
Избранные «ХОККИ» из русских народных сказок.
1. Пьяный царевич
Как-то на Кочку залез
Думал на бабу.
2.Ходють тут Прынцы.
Стрелы летят и свистят
Спать невозможно.
3. Смерть у Кащея
Точно храниться в яйце
Думаю, в левом.
ЗАЯВКА № 6 от Гелиоса
1.Наша Лягушка
Дюже крутая в стихах,
Тока вот — злюка.
2.Зря раздевался…
Бросивши взгляд, на мой торс,
Сразу сбежала…
Заявка № 7 от Домовенка Кузи
Качается дом.
Крышу от боли сносит.
Похмельный синдром.
Заявка № 8 от Домовенка Кузи
Визг тормозов. Бамп!
Металла скрежет, ГАИ.
День жестянщика.
ЗАЯВКА № 9 от ОРЛЁНКА
Я передумал…,
Не годен я для брака!
Хочу без брака!
Хочу без брака
Найти Sexi-подругу
Лучшему другу.
Испытать хочу
Всех хорошеньких подруг –
Оценит ли друг?
Если оценит
Лучший друг мой подарок –
Вставит мне фары!
Фара под глазом –
Украшенье мужчины,
Ревность любимым.
К чему ревновать?
Получил по заслугам
Лично от друга.
Может поставить
Мне кому-нибудь тоже
Фары на рожу.
«Это всё шутка» —
Я и мух не обижу…,
Глазом не вижу.
Мешает фонарь,
Тот, что светит под глазом,
Болит, зараза….
Я тему развил,
Хоккуист я паршивый,
Пишу, но вшиво!
Может другую
Мне выбрать тематику?
Это ж – нате-ка.
Заявка № 10 от Мышуши
Снежинки летят,
Радуют всех прохожих.
Я улыбаюсь…
Заявка № 11 от Аиста Жениха
Осенне-зимняя хокка.
Были лягушки
В этом застойном пруду
Все замуж вышли
Нечего кушать
И червяка не найду,
Газа нет даже.
Газ — то болотный,
Газ из трубы отключён
За неуплату.
Холодно что-то
Вылет на юг разрешён,
С визой проблемы.
Заявка № 12 от ТИГРЫ
Села в засаде,
Где водопой антилоп.
Тигр заявился.
Вышел на берег.
Если добычу возьмёт —
Должен делиться.
Не поделился…
Вот ведь пошли мужики!
Все эгоисты.
Заявка № 13 от Гоута
Пятница, 13
Ты говорила —
Будто на чёрта похож.
Это неправда!
Ты обзывала
Глупым, упрямым козлом.
Это напрасно.
Я вот сегодня
Выбрал раскошный кочан,
Связку редиса.
Зубы начистил,
Щёткой копыта натёр,
Уши надраил.
И по тропинке
Выехал прямо к тебе
(Но не осёдлан).
Вспомнил дорогой,
Пятница вроде у нас.
Дата тринадцать.
Может не надо?
Очень рискованный шаг —
Эти свиданья.
Сел у ограды.
Съел злополучный кочан
Вместе с редиской.
ЗАЯВКА № 14 от Мушки
В стену соседи
Остервенело стучат:
Празднуем днюху.
ЗАЯВКА № 15 от Синей Бороды
Хокка по-русски —
Вы что, охоккуели?
А я не против.
***
Обедали.
Обе дали? дали.
О, беда ли?
Заявка № 16 от Мушки
Утро, второе,
Дождик стучит за окном —
Жаль не снежинки.
Прямо у двери
Лыжи давно уж стоят,
Жаждут прогулки.
Ветки деревьев
Вновь, ошалев от тепла,
Почки надули.
Сани телегой
Уж заменил Дед Мороз
Грузит подарки.
Заявка № 17 от Никому Неизвестной
Школьно-прикольные хоккушки
дети курили
матом ругались у школ
пьяные просто
бедные детки
денег им мало на то,
чтоб отыграться
скушай таблетку
кругом пойдёт голова
игры в ромашку
мамы нет дома
в карты играли весь день
на раздеванье
Заявка № 18 от Чужого разума
Кушая суп
Я секрет постигаю:
Кукарекать опасно!
Много деревьев,
хватат на многих.
Рублевая зона.
Лезвие мысли
бумагу кромсает.
Хокку по-русски.
Заявка № 19 от Никому Неизвестной
Школьный ЯСик
вызвала папу
в школу училка вчера…
вышел лишь утром
двойки теперь уж
мне не поставит — Ура!
предок был мудрым…
мама к директору вдруг
днём зачастила…
школу закончил — медаль!
в знаниях сила?
Заявка № 20 от Самурая.
Жизнь — как марафон.
Старт — рожденье, финиш — смерть.
Тяжело бежать…
Венок будет наградой!
Итак, хочешь быть первым?
Заявка № 21 от Кнехта.
Счастье есть, правда!
Вдруг, всхлипнуло ненастье…
Правда, есть счастье!
Счастье – есть и счастье – пить,
Быть любимым и любить.
Счастье – есть счастье…
Кушать, — в смысле, поглощать, —
Есть счастье – счастье?
Кто наелся – будет сыт,
Но от счастья — не тошнит.
Счастье есть. Что же,
Горю есть, кому вредить…
Что же есть – счастье? —
Знать, что будешь вечно жить,
Быть любимым и любить.
ЗАЯВКА № 22 от Никому Неизвестной
В ЯКИТОРИИ
суши подали
в соевый соус макни
рис-самокрутку
жжёт рот васаби
нет не пьянит нас сакэ
слаб градус в водке
ты имбирём закуси
вкусно всё очень
рыбы наелись сырой
что будет ночью?
* * *
в палочках тонких
рисинки еле держу
как бы наесться
пальцами лезу
я за креветкой большой
в плоское блюдо
сколько красивой еды
вилочку мне бы
ложку еще и борща
мяса и хлеба
=====================================

Почему японские трехстишия — это антитекст и чем они ошеломили европейцев? Анна Семида, переводчица с японского языка и создательница телеграм-канала о японской поэзии @HaikuDaily, рассказала Bookmate Journal о великих средневековых авторах, которым в умении ловить момент вполне могут позавидовать современные коучи осознанности и саморазвития.

Что такое хайку

От поэта, сочиняющего стихи в этой форме, требуется, кроме некоторых формальных признаков — таких как определенное количество слогов (5–7–5) и обязательное «сезонное слово» (киго), — зафиксировать сиюминутное состояние жизни, то самое пресловутое «здесь и сейчас», которому сегодня за немалые деньги с разной степенью успеха учат современные коучи.

Каким же образом поэт достигает этого состояния «здесь и сейчас», которое в теории японского стихосложения принято называть «моментом хайку»?

По большому счету это всего лишь простое называние вещей своими именами. Не зря хайку определяют как поэзию существительных, где даже глаголов следует избегать, чтобы создать кристально чистый образ.

Японские трехстишия не уводят читателя в мир грез и не заставляют горевать о прошлом — задача поэта и читателя заключается лишь в остром чувствовании конкретного момента. Это нехитрое состояние, тем не менее, произвело на европейцев ошеломительный эффект и заставило смотреть на эту поэзию как на магию в чистом виде.

Некоторые современные литературоведы выражают довольно радикальные взгляды, заявляя, что хайку — это не текст, а антитекст, так как все самое важное не проговаривается и не записывается, а существует между строк, при этом все смыслы начитанный человек извлекает из культурного и исторического контекста.

Ямагути Содо (1642–1716)

Мнимая простота классической поэзии хайку делает ее чем-то схожей с авангардным искусством XX и XXI веков, а темы, которые поднимают средневековые поэты, оказываются неожиданным образом созвучны нашим дням.

Весна в моей хижине
В ней нет ничего, и потому —
Есть в ней всё

Это стихотворение можно рассматривать и как апологию бедности, и как чистую и незамутненную радость долгожданного прихода весны. Но почему здесь так важна весна? Да потому что это самый бедный на проявления сезон, и именно в этот момент ощутить полноту и наполненность жизни вокруг — бесценно.

Ихара Сайкаку (1642–1693)

Здесь ли сердце мое?
Или, быть может, не пела ты
Кукушка?

Это самое первое трехстишие, которое написал великий японский романист Ихара Сайкаку (1642–1693). Сегодня он известен как автор фривольных романов, таких, например, как «Мужчина, предавшийся любви», и основоположник жанра «укиё-дзоси», то есть книг об изменчивом мире. Однако изначально прославился он именно как поэт, а современников особенно восхищала его способность писать хайку с необыкновенной быстротой. Существует легенда, что за одну ночь он создал шестнадцать тысяч стихов, впрочем, некоторые ученые уверяют, что это количество можно увеличить до двадцати трех тысяч пятисот трехстиший.

Хайку о кукушке интересно и с точки зрения языка, и с точки зрения смысла. В самой первой строке Сайкаку пародирует голос кукушки повторяющимися слогами ко-ко-ко, а также отсылает читателя к конфуцианской аксиоме, проповедующей внимательность и акцентированность на состоянии «здесь и сейчас»: «Если твой разум отстранен, ты будешь смотреть, но не видеть, слушать, но не слышать».

Мацуо Басё (1644–1694)

Мацуо Басё (1644–1694) — главный поэт хайку, причисленный к лику синтоистских богов. Однако в этом стихотворении он проявляет себя совсем не как бог, а как обычный смертный, обуреваемый нешуточными страстями.

Банановое дерев
Только посадил… и возненавидел
Два ростка мискантуса

В 1691 году ученики подарили ему росток бананового дерева, который по-японски звучит как «басё», что стало его самым известным псевдонимом. Сам Басё привязался к банановому дереву и стал ассоциировать себя с ним. В этом стихотворении поэт показывает свой гнев, который направлен на ростки сорной травы мискантуса — именно так чрезмерная любовь и привязанность к чему-то одному вызывает неконтролируемую ярость по отношению к другим проявлениям жизни, что не очень-то соответствует буддийскому взгляду на все сущее. Басё явно недоволен собой, хотя и находит смелость открыто фиксировать свои негативные мысли.

Тиё (1703–1775)

Редкая женщина могла в начале XVIII века стать поэтом хайку. Ведь быть поэтом означало прежде всего свободу, а такую свободу для женщины в те годы могло дать только монашество. Поэтесса Тиё (1703–1775), приняв постриг, смогла свободно путешествовать, что тоже было необходимо для поэта этого жанра, ведь свежесть восприятия давали именно странствия.

Забыла я
Что губы накрасила алым!
Холодная чистая вода

В этом стихотворении передан тот самый миг, когда она склоняется над чистой водой, чтобы напиться, и ловит себя на мысли, что не может этого сделать, ведь ее красная помада загрязнит кристальную чистоту ручья. Впрочем, здесь, возможно, проявляется еще и другая черта японского характера — боязнь нарушить статус-кво в природе и удивление от самой себя, преступницы, отраженной в чистой холодной воде.

Ёса Бусон (1716–1784)

Бусон — второй великий поэт хайку после Басё.

Старый колодец
Падает во тьму
Камелии бутон

Здесь явно чувствуется, как Бусон подражает своему предшественнику. Невозможно не вспомнить самое знаменитое стихотворение Басё:

Старый пруд
Прыгнула лягушка
Всплеск воды

Кажется, что Бусон скроил свое стихотворение по лекалу Басё, однако тут есть тонкость. Бусон был больше известен при жизни не как поэт, а как художник, и его стихи обладают яркими зрительными образами, где цвет он зачастую переплетает еще и со звуком.

Чтобы правильно понять это стихотворение, нужно обладать некоторыми познаниями в ботанике или просто наблюдательностью: цветы камелии, как правило, ярко-алые, опадают не лепестками, а целыми бутонами, издавая при падении на землю характерный глухой звук. Однако в этом хайку Бусон намеренно «отключает» звук, лишает камелию этой узнаваемой черты. Тем самым он показывает, как глубок колодец, хотя словами это, конечно, совершенно не выражается — это то самое чтение между строк. Если у Басё стихотворение заканчивается громким звуком, то у Бусона — тишиной.

Исса (1763–1828)

К смерти готовься
Готовься к смерти — шепчут, облетая
Сакуры цветы

Любовь японцев к цветам вишни объясняется не только самой красотой сакуры, но и ее недолговечным цветением, которое напоминает о хрупкости земной жизни и скорой смерти. Именно об этом пишет в этом трехстишии Исса (1763–1828) — третий великий поэт хайку после Басё и Бусона. Нельзя сказать, что сакура — это всегда символ смерти для японцев, однако такой подтекст чувствуется во многих стихах, особенно периода Эдо, когда люди ощущали себя живущими в бренном и непостоянном «мире укиё».

Масаока Сики (1867–1902)

К Будде
Спиной я повернулся
Как луна холодна!

Последний великий японский поэт хайку — Масаока Сики (1867–1902), человек нового времени, продолжатель идей Бусона и оппонент Басё. Он хотел вернуть этому жанру утраченный блеск, и именно он придумал называть трехстишия словом «хайку».

В этом хайку, написанном во время ночевки в гостевой комнате буддийского монастыря, он отворачивается от алтаря, чтобы насладиться видом осенней луны за окном, как бы говоря этим жестом, что для него, японца-интеллектуала, религия отступает перед мощной красотой окружающей природы. В этой битве между Буддой и луной первенство остается за отраженным светилом.

Можно сказать, что вся философия классических хайку оказывается очень знакома европейскому читателю и располагается ровно между двумя самыми известными латинскими выражениями: carpe diem — «лови момент» и memento mori — «помни о смерти».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *