Скорость света чему равна

Чтобы определить скорость (пройденное расстояние / затраченное время) мы должны выбрать стандарты расстояния и времени. Разные стандарты могут дать разные результаты измерения скорости.

Постоянна ли скорость света?

Is The Speed of Light Constant?
Steve Carlip, Philip Gibbs

Этот вопрос можно понять по разному. Поэтому есть разные ответы.

В воздухе или воде другая скорость света?

Да. Свет замедляется в прозрачных веществах, таких как воздух, вода или стекло. Во сколько раз замедляется свет определяется коэффициентом рефракции (показателем преломления) среды. Он всегда больше единицы. Это открытие сделал Леон Фуко в 1850 году.

Когда говорят о «скорости света», то обычно имеют виду скорость света в вакууме. Именно её обозначают буквой c .

Постоянна ли скорость света в вакууме?

В 1983 году Генеральной конференцией по мерам и весам ( Conference Generale des Poids et Mesures ), принято следующее определение метра в системе СИ:

Метр — это длина пути света в вакууме за время 1/299 792 458 секунды

Этим же определено, что скорость света в вакууме точно равна 299792458 м/с. Краткий ответ на вопрос «Является ли c константой»: Да, c константа по определению!

Но это не весь ответ. Система СИ очень практична. Её определения основаны на лучших известных методах измерения, и постоянно пересматриваются. На сегодня для самого точного измерения макроскопических расстояний посылают импульс света лазера и измеряют время, за которое свет проходит требуемое расстояние. Время измеряется атомными часами. Точность лучших атомных часов 1/10 13 . Именно такое определение метра обеспечивает минимальную погрешность измерения расстояния.

Определения системы СИ основаны на некоторых представлениях о законах физики. Например, предполагается, что частицы света фотоны не имеют массы. Если бы фотон имел небольшую массу покоя, то определение метра в системе СИ было бы не корректным, потому что скорость света зависела бы от длины волны. Из определения не следовало бы, что скорость света постоянна. Потребовалось бы уточнить определение метра, добавив цвет света, который должен использоваться.

Из экспериментов известно, что масса фотона очень мала или равна нулю. Возможная ненулевая масса фотона так мала, что она не имеет значения для определения метра в обозримом будущем. Нельзя показать, что это точный ноль, но в современных общепризнанных теориях это ноль. Если всё же не ноль, и скорость света не константа, то теоретически должна быть величина c — верхний предел скорости света в вакууме, и мы можем задать вопрос «является ли эта величина c константой?»

Раньше метр и секунда определялись разными способами основанными на лучших методах измерений. Определения могут измениться и в будущем. В 1939 году секунда определялась, как 1/84600 от средней длины суток, а метр, как расстояние между рисками на хранившемся во Франции стержне из сплава платины и иридия.

Сейчас при помощи атомных часов установлено, что средняя длина суток изменяется. Стандартное время уточняют, иногда добавляя или отнимая от него долю секунды. Скорость вращения Земли замедляется примерно на 1/100000 секунды в год из-за приливных сил между Землёй и Луной. В длине эталона метра могут быть ещё большие изменения из-за сжатия металла.

В результате в те времена скорость света, измеренная в единицах м/с, немного менялась со временем. Ясно, что изменения величины c были больше вызваны используемыми единицами измерения, чем непостоянством самой скорости света, но неправильно считать что скорость света теперь стала постоянной, только потому, что она константа в системе СИ.

Определения в системе СИ выявили, что для ответа на наш на вопрос, нужно уточнить, что мы имеем в виду, говоря о постоянстве скорости света. Мы должны задать определения единиц длины и времени для измерения величины c . В принципе, можно получить разные ответы при измерении в лаборатории и при использовании астрономических наблюдений. (Одно из первых измерений скорости света сделал в 1676 году Олаф Ремер на основе наблюдаемых изменении периода затмений спутников Юпитера.)

Для примера, мы могли бы взять определения, установленные между 1967 и 1983 годами. Тогда метр определялся, как 1650763.73 длины волны красно-оранжевого света источника на криптоне-86, а секунда была определена (как и сегодня) как 9192631770 периодов излучения, соответствующего переходу между двумя сверхтонкими уровнями цезия-133. В отличие от прежних определений, эти основаны на абсолютных физических величинах, и применимы всегда и везде. Можно ли сказать, что скорость света постоянна в этих единицах?

Из квантовой теории атома мы знаем, что частоты и длины волн в основном определяются постоянной Планка, зарядом электрона, массами электрона и ядра, и скоростью света. Из перечисленных параметров можно получить безразмерные величины, такие как постоянная тонкой структуры и отношение масс электрона и протона. Значения этих безразмерных величин не зависят от выбора единиц измерения. Поэтому очень важен вопрос, постоянны ли эти значения?

Если бы они изменялись, это повлияло бы не только на скорость света. Вся химия основана на этих значениях, от них зависят химические и механические свойства всех веществ. Скорость света изменялась бы по разному при выборе разных определений для единиц измерения. В таком случае было бы больше смысла приписать её изменение изменению заряда или массы электрона, чем изменению самой скорости света.

Достаточно надёжные наблюдения показывают, что значения этих безразмерных величин не изменялись в течении большей части жизни вселенной. See the FAQ article Have physical constants changed with time?

Специальная теория относительности

Определение метра в системе СИ также основано на допущении о корректности теории относительности. Скорость света константа в соответствии с основным постулатом теории относительности. Это постулат содержит две идеи:

  • Скорость света не зависит от движения наблюдателя.
  • Скорость света не зависит от координат во времени и пространстве.

Идея о независимости скорости света от скорости наблюдателя противоречит интуиции. Некоторые люди даже не могут согласиться, что эта идея логична. В 1905 году Эйнштейн показал, что эта идея логически корректна, если отказаться от предположения об абсолютной природе пространства и времени.

В 1879 году считалось, что свет должен распространяться по некоторой среде в пространстве, как звук распространяется по воздуху и другим веществам. Майкельсон и Морли поставили эксперимент по обнаружению эфира путём наблюдения изменения скорости света при изменении направления движения Земли относительно Солнца в течение года. К их удивлению изменение скорости света не было обнаружено.

Фицджеральд предположил, что это результат сокращения длины экспериментальной установки при её движении в эфире на такую величину, из-за которой обнаружить изменение скорости света не удаётся. Лоренц распространил эту идею на темп хода часов, и доказал, что эфир обнаружить невозможно.

Эйнштейн считал, что изменение длины и хода часов лучше понимать, как изменения пространства и времени, а не изменения в физических объектах. От абсолютного пространства и времени, введённых Ньютоном, нужно отказаться. Вскоре после этого математик Минковский показал, что Эйнштейновскую теорию относительности можно трактовать в терминах четырёхмерной неевклидовой геометрии, рассматривая пространство и время как единую сущность — пространство-время .

Теория относительности не только математически обоснована, она также подтверждена многочисленными прямыми экспериментами. Позже опыты Майкельсона-Морли повторялись с большей точностью.

В 1925 году Дейтон Миллер объявил, что он обнаружил изменения в скорости света. Он даже получил награду за это открытие. В пятидесятых годах дополнительное рассмотрение его работы показало, что результаты, видимо, были связаны с дневными и сезонными изменениями температуры его экспериментальной установки.

Современные физические инструменты могли бы легко обнаружить движение эфира, если бы он существовал. Земля движется вокруг Солнца со скоростью около 30 км/с. Если бы скорости складывались, в соответствии с ньютоновской механикой, то последние 5 цифр в величине скорости света, постулируемой в системе СИ, были бы бессмысленными. Сегодня физики в CERN (Женева) и Fermilab (Чикаго) каждый день разгоняют частицы до скорости на волосок от скорости света. Любая зависимость скорости света от системы отсчёта была бы давно замечена, если только она не незаметно мала.

Что, если вместо теории об изменении пространства и времени, мы бы последовали теории Лоренца-Фицджеральда, которые предположили, что эфир существует, но его нельзя обнаружить из-за физических изменений в длине материальных объектов и в темпе хода часов?

Чтобы их теория согласовалась с наблюдениями, эфир должен быть необнаружим при помощи часов и линейки. Всё, включая наблюдателя, сокращалось бы и замедлялось точно на нужную величину. Такая теория могла бы делать те же предсказания для всех экспериментов, что и теория относительности. Тогда эфир был бы метафизической сущностью, если только не найдут какой-нибудь другой способ его обнаружения — такой способ пока никто не нашёл. С точки зрения Эйнштейна такая сущность была бы ненужным усложнением, лучше убрать её из теории.

Общая теория относительности

Эйнштейн разработал более общую теорию относительности, которая объяснила гравитацию в терминах искривления пространства-времени, и он говорил об изменении скорости света в этой новой теории. В 1920 году в книге «Relativity. The special and general theory» он пишет:
. .. в общей теорией относительности закон постоянства скорости света в вакууме, который является одним из двух фундаментальных допущений в специальной теории относительности, не может быть безоговорочно справедлив. Искривление луча света может реализоваться только, когда скорость распространения света зависит от его положения.
Поскольку Эйнштейн говорил о векторе скорости (скорость и направление), а не просто о скорости, то не ясно, имел ли он в виду, что величина скорости изменяется, но ссылка на специальную теорию относительности говорит о том, что да, имел в виду. Такое понимание совершенно верно, и имеет физический смысл, но в соответствии с современной трактовкой скорость света постоянна и в общей теории относительности.

Сложность здесь в том, что скорость зависит от координат, и возможны разные толкования. Чтобы определить скорость (пройденное расстояние / затраченное время) мы должны вначале выбрать некоторые стандарты расстояния и времени. Разные стандарты могут дать разные результаты. Это применимо и к специальной теории относительности: если измерять скорость света в ускоряющейся системе отсчёта, то в общем случае она отличается от c .

В специальной теории относительности скорость света константа в любой инерциальной системе отсчёта. В общей теории относительности соответствующим обобщением является то, что скорость света константа в любой свободно падающей системе отсчёта в достаточно малой области, чтобы можно было пренебречь приливными силами. В приведённой цитате Эйнштейн не говорит о свободно падающей системе отсчёта. Он говорит о системе отсчёта, находящейся в покое относительно источника гравитации. В такой системе отсчёта скорость света может отличаться от c из-за влияния гравитации (кривизны постранства-времени) на часы и линейки.

Если общая теория относительности верна, то постоянство скорости света в инерциальной системе отсчёта — это тавтологическое следствие геометрии пространства-времени. Путешествие со скоростью c в инерциальной системе отсчёта — это путешествие вдоль прямой мировой линии на поверхности светового конуса.

Использование в системе СИ константы c , как коэффициента для связи метра и секунды полностью оправдано, как теоретически, так и практически потому, что c не только скорость света — это фундаментальное свойство геометрии пространства-времени.

Как и для специальной теории относительности, предсказания общей теории относительности подтверждены многими наблюдениями.

В итоге мы приходим к выводу, что скорость света постоянна не только в соответствии с наблюдениями. В свете хорошо проверенных физических теорий даже не имеет смысла говорить о её непостоянстве.

Что мешает людям летать в космосе со скоростью света

Правообладатель иллюстрации Thinkstock

Нынешний рекорд скорости в космосе держится уже 46 лет. Корреспондент BBC Future задался вопросом, когда же он будет побит.

Мы, люди, одержимы скоростью. Так, только за последние несколько месяцев стало известно о том, что студенты в Германии поставили рекорд скорости для электромобиля, а ВВС США планируют так усовершенствовать гиперзвуковые самолеты, чтобы те развивали скорость в пять раз превышающую скорость звука, т.е. свыше 6100 км/ч.

У таких самолетов не будет экипажа, но не потому, что люди не могут передвигаться с такой высокой скоростью. На самом деле люди уже перемещались со скоростью, которая в несколько раз выше скорости звука.

Однако существует ли предел, преодолев который наши стремительно несущиеся тела уже не смогут выдерживать перегрузки?

Нынешний рекорд скорости поровну принадлежит трем астронавтам, которые участвовали в космической миссии «Аполлон 10», — Тому Стаффорду, Джону Янгу и Юджину Сернану.

В 1969 году, когда астронавты облетели вокруг Луны и возвращались обратно, капсула в которой они находились, развила скорость, которая на Земле равнялась бы 39,897 км/час.

«Я думаю, что сто лет назад мы вряд ли могли себе представить, что человек сможет перемещаться в космосе со скоростью почти в 40 тысяч километров в час», — говорит Джим Брей из аэрокосмического концерна Lockheed Martin.

(Другие статьи сайта BBC Future на русском языке)

Брей — директор проекта обитаемого модуля для перспективного корабля «Орион» (Orion), который разрабатывается Космическим агентством США НАСА.

По замыслу разработчиков, космический корабль «Орион» – многоцелевой и частично многоразовый — должен выводить астронавтов на низкую орбиту Земли. Очень может быть, что с его помощью удастся побить рекорд скорости, установленный для человека 46 лет назад.

Новая сверхтяжелая ракета, входящая в Систему космических пусков (Space Launch System), должна, согласно плану, совершить свой первый пилотируемый полет в 2021 году. Это будет облет астероида, находящегося на окололунной орбите.

Затем должны последовать многомесячные экспедиции к Марсу. Сейчас, по мысли конструкторов, обычная максимальная скорость «Ориона» должна составлять примерно 32 тысяч км/час. Однако скорость, которую развил «Аполлон 10», можно будет превзойти даже при сохранении базовой конфигурации корабля «Орион».

«Orion предназначен для полетов к различным целям в течение всего своего срока эксплуатации, — говорит Брей. – Его скорость может оказаться значительно выше той, что мы сейчас планируем».

Но даже «Орион» не будет представлять пик скоростного потенциала человека. «По сути дела, не существует другого предела скорости, с какой мы можем перемещаться, кроме скорости света», — говорит Брей.

Скорость света один миллиард км/час. Есть ли надежда, что нам удастся преодолеть разрыв между 40 тысячами км/час и этими величинами?

Удивительным образом скорость как векторная величина, обозначающая быстроту перемещения и направление движения, не является для людей проблемой в физическом смысле, пока она относительно постоянна и направлена в одну сторону.

Следовательно, люди – теоретически – могут перемещаться в пространстве лишь чуть медленнее «скоростного предела вселенной», т.е. скорости света.

Правообладатель иллюстрации NASA Image caption Как будет ощущать себя человек в корабле, летящем с околосветовой скоростью?

Но даже если допустить, что мы преодолеем значительные технологические препятствия, связанные с созданием скоростных космических кораблей, наши хрупкие, состоящие в основном из воды тела столкнутся с новыми опасностями, сопряженными с эффектами высокой скорости.

Могут возникнуть и пока только воображаемые опасности, если люди смогут передвигаться быстрее скорости света благодаря использованию лазеек в современной физике или с помощью открытий, разрывающих шаблон.

Как выдержать перегрузки

Впрочем, если мы намерены передвигаться со скоростью свыше 40 тысяч км/час, нам придется достигать ее, а затем замедляться, не спеша и сохраняя терпение.

Быстрое ускорение и столь же быстрое замедление таят в себе смертельную опасность для организма человека. Об этом свидетельствует тяжесть телесных травм, возникающих в результате автомобильных катастроф, при которых скорость падает с нескольких десятков километров в час до нуля.

В чем причина этого? В том свойстве Вселенной, которое носит название инерции или способности физического тела, обладающего массой, противостоять изменению его состояния покоя или движения при отсутствии или компенсации внешних воздействий.

Эта идея сформулирована в первом законе Ньютона, который гласит: «Всякое тело продолжает удерживаться в своем состоянии покоя или равномерного и прямолинейного движения, пока и поскольку оно не понуждается приложенными силами изменять это состояние».

«Состояние покоя и движение с постоянной скоростью — это нормально для человеческого организма, — объясняет Брей. — Нам скорее следует беспокоиться о состоянии человека в момент ускорения».

Около века назад создание прочных самолетов, которые могли маневрировать на скорости, привело к тому, что пилоты стали говорить о странных симптомах, вызываемых изменениями скорости и направления полета. Эти симптомы включали в себя временную потерю зрения и ощущение либо тяжести, либо невесомости.

Причина заключается в перегрузках, измеряемых в единицах G, которые представляют собой отношение линейного ускорения к ускорению свободного падения на поверхности Земли под воздействием притяжения или гравитации. Эти единицы отражают воздействие ускорения свободного падения на массу, например, человеческого тела.

Перегрузка в 1 G равна весу тела, которое находится в поле тяжести Земли и притягивается к центру планеты со скоростью 9,8 м/сек (на уровне моря).

Перегрузки, которые человек испытывает вертикально с головы до пят или наоборот, являются поистине плохой новостью для пилотов и пассажиров.

При отрицательных перегрузках, т.е. замедлении, кровь приливает от пальцев на ногах к голове, возникает чувство перенасыщения, как при стойке на руках.

Правообладатель иллюстрации SPL Image caption Для того чтобы понять, сколько G смогут выдержать астронавты, их тренируют в центрифуге

«Красная пелена» (чувство, которое испытывает человек, когда кровь приливает к голове) наступает, когда распухшие от крови, полупрозрачные нижние веки поднимаются и закрывают зрачки глаз.

И, наоборот, при ускорении или положительных перегрузках кровь отливает от головы к ногам, глаза и мозг начинают испытывать недостаток кислорода, поскольку кровь скапливается в нижних конечностях.

Сначала зрение туманится, т.е. происходит потеря цветного зрения и накатывает, что называется, «серая пелена», потом наступает полная потеря зрения или «черная пелена», но человек остается в сознании.

Чрезмерные перегрузки ведут к полной потере сознания. Это состояние называют обмороком, вызванным перегрузкой. Многие пилоты погибли из-за того, что на их глаза опускалась «черная пелена» — и они разбивались.

Среднестатистический человек может вынести перегрузку примерно в пять G, прежде чем потеряет сознание.

Пилоты, одетые в специальные противоперегрузочные комбинезоны и обученные особым образом напрягать и расслаблять мышцы торса для того, чтобы кровь не отливала от головы, способны управлять самолетом при перегрузках примерно в девять G.

«На протяжении коротких периодов времени человеческое тело может переносить гораздо более сильные перегрузки, чем девять G, — говорит Джефф Свентек, исполнительный директор Ассоциации аэрокосмической медицины, расположенной в городе Александрия, штат Вирджиния. — Но выдерживать высокие перегрузки на протяжении длительного периода времени способны очень немногие».

Мы, люди, в состоянии переносить огромные перегрузки без тяжких травм, правда, только в течение нескольких мгновений.

Рекорд кратковременной выносливости поставил капитан ВВС США Эли Бидинг-младший на авиабазе Холломэн в штате Нью-Мексико. В 1958 году он при торможении на специальных санях с ракетным двигателем после разгона до 55 км/ч за 0.1 секунду испытал перегрузку в 82.3 G.

Этот результат зафиксировал акселерометр, закрепленный у него на груди. На глаза Бидинга также упала «черная пелена», но он отделался только синяками во время этой выдающейся демонстрации выносливости человеческого организма. Правда, после заезда он провел три дня в госпитале.

А теперь в космос

Астронавты, в зависимости от средства передвижения, также испытывали довольно высокие перегрузки — от трех до пяти G — во время взлетов и при возвращении в плотные слои атмосферы соответственно.

Эти перегрузки переносятся сравнительно легко, благодаря разумной идее пристегивать космических путешественников к креслам в положении лежа лицом по направлению полета.

По достижении стабильной крейсерской скорости в 26 000 км/ч на орбите астронавты ощущают скорость не больше, чем пассажиры коммерческих авиарейсов.

Если перегрузки не будут представлять собой проблему для длительных экспедиций на кораблях «Орион», то с мелкими космическими камнями – микрометеоритами – все сложнее.

Правообладатель иллюстрации NASA Image caption Для защиты от микрометеоритов «Ориону» понадобится своего рода космическая броня

Эти частицы размером с рисовое зернышко могут развивать впечатляющие и при этом разрушительные скорости до 300 тысяч км/час. Для обеспечения целостности корабля и безопасности его экипажа «Орион» оснащен внешним защитным слоем, толщина которого варьируется от 18 до 30 см.

Кроме того, предусмотрены дополнительные экранирующие щиты, а также используется хитроумное размещение оборудования внутри корабля.

«Чтобы не лишиться полетных систем, жизненно важных для всего космического корабля, мы должны точно рассчитывать углы подлета микрометеоритов», — говорит Джим Брей.

Будьте уверены: микрометеориты – не единственная помеха для космических экспедиций, во время которых высокие скорости полета человека в безвоздушном пространстве будут играть все более важную роль.

В ходе экспедиции к Марсу придется решать и другие практические задачи, например, по снабжению экипажа продовольствием и противодействию повышенной опасности раковых заболеваний из-за воздействия на человеческий организм космической радиации.

Сокращение времени в пути снизит остроту таких проблем, поэтому быстрота перемещения будет становиться все более желаемой.

Космические полеты следующего поколения

Эта потребность в скорости воздвигнет новые препятствия на пути космических путешественников.

Новые корабли НАСА, которые угрожают побить рекорд скорости «Аполлона 10», по-прежнему будут полагаться на испытанные временем химические системы ракетных двигателей, используемые со времен первых космических полетов. Но эти системы обладают жесткими ограничениями скорости по причине высвобождения малых величин энергии на единицу топлива.

Поэтому, чтобы существенно увеличить скорость полета для людей, отправляющихся на Марс и далее, необходимы, как признают ученые, совершенно новые подходы.

«Те системы, которыми мы располагаем сегодня, вполне в состоянии доставить нас туда, — говорит Брей, — однако все мы хотели бы стать свидетелями революции в двигателях».

Эрик Дэвис, ведущий физик-исследователь в Институте перспективных исследований в Остине, штат Техас, и участник программы НАСА по прорывным разработкам в физике движения, шестилетнего исследовательского проекта, завершившегося в 2002 году, выделил три наиболее перспективных средства, с точки зрения традиционной физики, способных помочь человечеству достичь скоростей, разумно достаточных для межпланетных путешествий.

Если коротко, речь идет о явлениях выделения энергии при расщеплении вещества, термоядерном синтезе и аннигиляции антиматерии.

Первый метод заключается в делении атомов и применяется в коммерческих ядерных реакторах.

Второй, термоядерный синтез, заключается в создании более тяжелых атомов из простых атомов – такого рода реакции питают энергией Солнце. Это технология, которая завораживает, но не дается в руки; до ее обретения «всегда остается еще 50 лет» — и так будет всегда, как гласит старый девиз этой отрасли.

«Это весьма передовые технологии, — говорит Дэвис, — но они основаны на традиционной физике и прочно утвердились еще на заре Атомного века». По оптимистическим оценкам, двигательные системы, основанные на концепциях деления атомов и термоядерном синтезе, в теории, способны разогнать корабль до 10% скорости света, т.е. до весьма достойных 100 миллионов км/час.

Правообладатель иллюстрации US Air Force Image caption Летать со сверхзвуковой скоростью — уже не проблема для человека. Другое дело — скорость света, или хотя бы близко к ней…

Наиболее предпочтительный, хотя и труднодостижимый источник энергии для быстрого космического корабля — это антиматерия, двойник и антипод обычной материи.

Когда два вида материи приходят в соприкосновение, они уничтожают друг друга, в результате чего выделяется чистая энергия.

Технологии, позволяющие вырабатывать и хранить – пока крайне незначительные – количества антиматерии, существуют уже сегодня.

В то же время производство антивещества в полезных количествах потребует новых специальных мощностей следующего поколения, а инженерной мысли придется вступить в конкурентную гонку по созданию соответствующего космического корабля.

Но, как говорит Дэвис, немало отличных идей уже прорабатывается на чертежных досках.

Космические корабли, приводимые в движение энергией антиматерии, смогут перемещаться с ускорением в течение нескольких месяцев и даже лет и достигать более существенных процентов от скорости света.

При этом перегрузки на борту будут оставаться приемлемыми для обитателей кораблей.

Вместе с тем, такие фантастические новые скорости будут таить в себе и иные опасности для организма человека.

Энергетический град

На скорости в несколько сот миллионов километров в час любая пылинка в космосе, от распыленных атомов водорода до микрометеоритов, неизбежно становится пулей, обладающей высокой энергией и способной прошить корпус корабля насквозь.

«Когда вы передвигаетесь с очень высокой скоростью, это означает, что частицы, летящие вам навстречу, движутся с теми же скоростями», — говорит Артур Эдельстайн.

Вместе с покойным отцом, Уильямом Эдельстайном, профессором радиологии в Медицинской школе Университета имени Джона Хопкинса, он работал над научным трудом, в котором рассматривались последствия воздействия атомов космического водорода (на людей и технику) во время сверхбыстрых космических путешествий в космосе.

Хотя его содержание не превышает одного атома на кубический сантиметр, рассеянный в космосе водород может приобрести свойства интенсивной радиационной бомбардировки.

Водород начнет разлагаться на субатомные частицы, которые будут проникать внутрь корабля и подвергать воздействию радиации как экипаж, так и оборудование.

На скорости, равной 95% скорости света, воздействие такой радиации будет означать почти мгновенную смерть.

Звездолет нагреется до температур плавления, перед которыми не устоит ни один мыслимый материал, а вода, содержащаяся в организме членов экипажа, немедленно закипит.

«Это все крайне неприятные проблемы», — замечает Эдельстайн с мрачным юмором.

Он и его отец приблизительно подсчитали, что для создания некоей гипотетической системы магнитной защиты, способной оградить корабль и находящихся в нем людей от смертоносного водородного дождя, звездолет может перемещаться со скоростью, не превышающей половины скорости света. Тогда люди на борту имеют шанс выжить.

Марк Миллис, физик, занимающийся проблемами поступательного движения, и бывший руководитель программы НАСА по прорывным разработкам в физике движения, предупреждает, что этот потенциальный предел скорости для полетов в космосе остается пока проблемой отдаленного будущего.

«На основании физических знаний, накопленных к настоящему времени, можно сказать, что развить скорость свыше 10% от скорости света будет крайне трудно, — говорит Миллис. – Опасность нам пока не угрожает. Простая аналогия: зачем переживать, что мы можем утонуть, если мы еще даже не вошли в воду».

Быстрее света?

Если допустить, что мы, так сказать, научились плавать, сможем ли мы тогда освоить скольжение по космическому времени — если развивать дальше эту аналогию — и летать со сверхсветовой скоростью?

Гипотеза о врожденной способности к выживанию в сверхсветовой среде хотя и сомнительна, но не лишена определенных проблесков образованной просвещенности в кромешной тьме.

Один из таких интригующих способов перемещения основан на технологиях, подобных тем, что применяются в «варп-двигателе» или «двигателе искривления» из сериала «Звездный путь».

Принцип действия этой силовой установки, известной еще как «двигатель Алькубьерре»* (названного по фамилии мексиканского физика-теоретика Мигеля Алькубьерре), состоит в том, что он позволяет кораблю сжимать перед собой нормальное пространство-время, описанное Альбертом Эйнштейном, и расширять его позади себя.

Правообладатель иллюстрации NASA Image caption Нынешний рекорд скорости принадлежит трем астронавтам «Аполлона 10» — Тому Стаффорду, Джону Янгу и Юджину Сернану

По существу, корабль перемещается в некоем объеме пространства-времени, своеобразном «пузыре искривления», который движется быстрее скорости света.

Таким образом, корабль остается неподвижным в нормальном пространстве-времени в этом «пузыре», не подвергаясь деформациям и избегая нарушений универсального предела скорости света.

«Вместо того чтобы плыть в толще воды нормального пространства-времени, — говорит Дэвис, — двигатель Алькубьерре понесет вас, как серфингиста, несущегося на доске по гребню волны».

Есть тут и определенный подвох. Для реализации этой затеи необходима экзотическая форма материи, обладающая отрицательной массой, чтобы сжимать и расширять пространство-время.

«Физика не содержит никаких противопоказаний относительно отрицательной массы, — говорит Дэвис, — но никаких ее примеров нет, и мы никогда не встречали ее в природе».

Существует и другой подвох. В опубликованной в 2012 году работе исследователи из Университета Сиднея предположили, что «пузырь искривления» будет накапливать заряженные высокой энергией космические частицы, поскольку неизбежно начнет взаимодействовать с содержимым Вселенной.

Некоторые частицы будут проникать внутрь самого пузыря и накачивать корабль радиацией.

Застрявшие в досветовых скоростях?

Неужели мы так и обречены застрять на этапе досветовых скоростей по причине нашей деликатной биологии?!

Речь ведь не столько о том, чтобы установить новый мировой (галактический?) рекорд скорости для человека, сколько о перспективе превращения человечества в межзвездное общество.

Со скоростью в половину скорости света — а это тот предел, который, согласно данным изысканий Эдельстайна, способен выдержать наш организм — путешествие к ближайшей звезде в оба конца займет более 16 лет.

(Эффекты расширения времени, под воздействием которых для экипажа звездолета в его системе координат пройдет меньше времени, чем для людей, оставшихся на Земле в своей системе координат, не приведут к драматическим последствиям на скорости, составляющей половину скорости света).

Марк Миллис полон надежд. Принимая во внимание, что человечество изобрело противоперегрузочные костюмы и защиту от микрометеоритов, позволяющие людям безопасно путешествовать в великой голубой дали и усеянной звездами черноте космоса, он уверен, что мы сможем найти способы выживания, на какие бы скоростные рубежи не вышли в будущем.

«Те же самые технологии, которые смогут помочь нам достигать невероятных новых скоростей перемещения, — размышляет Миллис, — обеспечат нас новыми, пока неведомыми возможностями для защиты экипажей».

Примечания переводчика:

*Мигель Алькубьерре выдвинул идею своего «пузыря» в 1994 году. А в 1995 году российский физик-теоретик Сергей Красников предложил концепцию устройства для космических путешествий быстрее скорости света. Идея получила название «трубы Красникова».

Это искусственное искривление пространства времени по принципу так называемой кротовой норы. Гипотетически корабль будет двигаться по прямой от Земли к заданной звезде сквозь искривленное пространство-время, проходя через другие измерения.

Согласно теории Красникова, космический путешественник вернется обратно в то же самое время, когда он отправился в путь.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *