Стих гараж

Когда душа страдать устанет,
Когда придавят вдруг года,
Короче,как жена «достанет»-
Я сразу ухожу сюда!
Здесь всё моей покорно власти,
Я здесь не мальчик для битья!
Здесь-государство в государстве
И «Государство-это я!»
Я здесь механик,токарь,слесарь,
Я-всё про всё в одном лице.
Здесь я-султан,эмир и кесарь,
Я здесь-король в своём дворце!
На трон трехногий сев привычно,
Курю свой «Беломор-кальян»
И поджидаю закадычных
Послов из сопредельных стран!
Они идут ко мне с дарами
Дворами задними,тайком.
Кто с колбасой,кто с огурцами,
А кто и с плавленным сырком!
Любая закусь здесь в почёте!
И за изысканным столом,
Я открываю на капоте
Дипломатический приём!
Мы все-свои и в этот вечер
Все полномочны и равны!
И вот я в повод нашей встречи
Всем наливаю в стаканы!
Наш первый тост,по протоколу,
За настоящих мужиков:
За тех,кто прошёл такую школу,
Что «Будь готов-всегда готов!»
За тех,кто любые перегрузки
Снесёт и глазом не моргнёт!
Кто выпьет литру без закуски
И сам до дома доползёт!
Мы выпьем и за тех,кто в море
И в облаках и за рулём.
И к главной теме в разговоре
Мы,как обычно перейдём!
О том,что жёны заклевали,
Что захотят,то и творят.
Что все права себе забрали:
Ни дать ни взять-матриархат!
Что сколько им не дай-всё мало,
Паши хоть сутки напролёт.
Восьмое марта задолбало-
Нет,ты подумай-каждый год!
Всё время им-духи,колготки,
Помады,пудры,бигуди….
А раз в неделю купишь водки-
И хоть домой не приходи!
Да до каких-же пор,ребята?!
И мы опять,как каждый раз,
Шлём нашим жёнам ультиматум,
Пока они не слышат нас…
А если не дадут ответа-
Мол,признаём свою вину,-
На это мы положим вето
И разопьём ещё одну!
Но вот к концу подходит вечер,
Доеден плавленый сырок.
Исчерпан повод нашей встречи:
Лишь по глотку «на посошок».
И каждый побредёт уныло
К семье,к жене,в своё жильё….
До скорого,гараж мой милый!
Бабоубежище моё!

Тип: головоломка.
Применимость: одноразовая.
Что требуется: много палочек (ручки, карандаши и др.) – около 10.
На сколько людей рассчитано: от 2 и более.
Динамичность: высокая.
Место проведения: где угодно.
Предосторожности: Некоторые обижаются на разгадку.

Описание: Одна из самых успешных головоломок, что я проводил. Ведущий говорит: «Ваша задача определить, сколько я показываю гаражей». И ничего другого не объясняет. Только как всегда предупреждает, что, если кто-то отгадает или знает загадку эту, то тот остальным ее не рассказывает. Ведущий кладет один карандаш (или что-то другое) на стол и спрашивает, сколько он показывает гаражей. После прослушивания версий, говорит, что один. Обычно кто-нибудь тоже это говорит, за что ведущий хвалит. Выкладывает рядом еще один карандаш. «Сколько показываю гаражей?» Теперь он показывает два, о чем и объявляет после прослушивания версий. Потом также выкладывает третий карандаш, и оказывается, что показывает три гаража. Также с четвертым карандашом. Зрители в удивлении, что всё так просто. Но ведущий выкладывает пятый карандаш, и вдруг выясняется, что он показывает восемь гаражей. Потом ведущий начинает выстраивать различные фигуры из карандашей: то треугольники, то елочки и так далее. И каждый раз показывает разное количество гаражей. Мозг ломается полностью. Как показывает практика, чем математичнее человек, тем ломается мозг сильнее.

Разгадка: Задача звучала как: «Ваша задача определить, сколько я показываю гаражей». Ведущий не говорил, что гаражи заключаются в показе фигур из карандашей. На самом деле после выстраивания фигуры, человек убирает руки, но кладет пальцы на край стола, как будто он придерживает крышку стола. И он на край стола выкладывает столько пальцев, сколько показывает гаражей. Поэтому число гаражей может быть только от нуля и до 10. А показ вначале гаражей от 1 до 4 был только отвлекающим маневром. Под конец можно чуть ли не бить пальцами о стол – так люди изучают фигуры из карандашей. Можно даже посреди игры сделать подсказку: «Расширьте своё создание»…

Стихотворение «Гараж», написанное Владимиром Лебедевым основано на реальных событиях произошедших в городе Искитим в канун нового 1984 года.

Слышь, Федя, где рюкзак колхозный?
Возьмём картошки в гараже.
Пойдём, сынок, пока не поздно,
А то девятый час уже.
Декабрь, опять аврал у мамы,
Две смены: с ночи до утра.
Поужинаем нынче сами,
Да не копайся ты, пора.

Он долго рассуждал дорогой,
О том, что кормится семья
Ни магазином, слава Богу.
А что картошка есть своя.
Придя в гараж, отец машину
Погладил ласково рукой.
Подумал, повернулся к сыну,
И говорит ему:
– Постой, я кое-что придумал, Федя.
Ты здесь побудь пока внутри.
Я прогуляюсь до соседей,
А ты картошки набери.
Поговорю насчёт резины,
Дверь я запру. И он пошёл
К соседу мимо магазина,
Чтоб было с чем присесть за стол.

Проснулся дома на рассвете…
В прихожей свет, разбит трельяж…
Всё тихо, сына дома нету,
И вдруг, как обухом, – ГАРАЖ!
Не помня как, полуодетый,
Добрался он до гаража.
Хрипя, как зверь: сыночек, где ты?
Стуча зубами и дрожа,
От ужаса землисто-серый,
Ключом нащупал щель замка.
Не чуя как к железной двери
Пристыла голая рука.

Рванул, пронзителен и тонок
Замёрзших петель ржавый стон…
И в ледяных слезах ребёнок
Упал со стуком на бетон…

Скрипя, покачивалось тело
В петле ременной на гвозде.
А в пищеторг письмо летело:
План снова выполнен везде.

Владимир Лебедев, 1984 г.

Папа вновь идёт в гараж.
Пропадает папа наш
В этом самом гараже
Много дней подряд уже:
То хандрит опять стартёр,
То чихает вдруг мотор,
То коробка передач…
Ну не справиться, хоть плачь!
Папа вновь в гараж идёт,
Скоро там он пропадёт,
И каким-то грустным днём
Мы тут сами пропадём!

Бундур Олег

*****

Не замёрзло чтоб авто —
Применяют место то,
Мотоцикл также ваш
Можно спрятать в тот гараж.

Талызин Владимир

*****

Замки старинные, я трепетно открою.
Войду в свой маленький спасительный блиндаж.
Ты защити мой мир кирпичною стеною —
От женских козней, мой проверенный гараж.

Здесь спят на полках жертвы женской тирании,
храня бензиново-моторный аромат.
Мой бастион мужской потерянной стихии.
Я отстою тебя, как дед мой Сталинград.

Она упала-то всего четыре раза.
Неосторожная, приходится страдать.
Об очень нужный радиатор от Камаза.
А вдруг понадобится, где его искать?

Бутылки, удочки, любимые заброды
и даже раму от Урала унесла.
Как жертва женской нерачительной природы.
Я ощутил, их злодеяньям — нет числа.
(Милые женщины. Это просто шутка)

Ковалёв Николай

*****

Слышь, Федя, где рюкзак колхозный?
Возьмем картошку в гараже.
Пойдем, сынок, пока не поздно,
А то 9-й час уже.
Декабрь — опять аврал у мамы,
Две смены с ночи до утра…
Поужинаем нынче сами.
Да не копайся ты — пора!»
Он долго рассуждал дорогой
О том, чем кормится семья:
Не магазином, слава Богу,
И что картошка есть своя.
Придя в гараж, отец машину
Погладил ласково рукой.
Подумал, повернулся к сыну
И говорит ему: «Постой,
Я кое-что придумал, Федя,
Ты здесь побудь пока внутри…
Я прогуляюсь до соседа,
А ты картошки набери.
Поговорю насчет резины…
Дверь я запру…» И он ушел
К соседу — мимо магазина.
Чтоб было, с чем присесть за стол.
…Проснулся дома на рассвете.
В прихожей свет, разбит трельяж…
Все тихо! Сына дома нету!
И вдруг, как обухом: «Гараж!…»
Не помня как, полуодетый,
Добрался он до гаража.
Хрипел, как зверь: «Сыночек, где ты?!»
Стуча зубами и дрожа.
От ужаса землисто-серый.
Ключом нащупал щель замка…
Не глядя, как к железной двери
Примерзла голая рука,
Рванул…
Пронзителен и тонок
Замерших петель ржавый стон…
И в ледяных слезах ребенок
Упал со стуком на бетон…

…Скрипя, покачивалось тело
В петле ременной на крюке.
А в «пищеторг» письмо летело:
«План снова выполнен везде»…

Лебедев В.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *