Стихи о пианино

Со скрипкой инструменты схожи,
На них смычком играют тоже.
Но больше скрипки в десять раз
Виолончель и Контрабас!
* * *
Рояль много клавиш
имеет и струн.
У каждой струны —
Молоточек-игрун.
У клавиш два цвета
Черный и белый.
Медведь на рояле играет умело.
А по-дркгому рояль зовут странно,
Чудно, непонятно — фортепиано.
И пианино его называют.
Форте — громко обозначает.
А пиано — тихо, тихонько,
Клавиш коснись рукою легонько.
Слышишь, рояль начинает звучать?
И громко и тихо может играть.
Посмотри-ка у рояля
Крышка есть и есть педали,
На спине крыло большое,
Словно парус над волною.
Много черных, белых клавиш —
Сразу все не сосчитаешь!
* * *
Там, где качаются кувшинки,
Где бродит ветер по воде,
Флейтист, живущий в камышинке,
Поёт мигающей звезде.
Поёт легко, поёт, как дышит,
Года, века – давным-давно.
А то, что мы его не слышим,
Ему, флейтисту всё равно.
Качнёт пустую лодку лето,
Плеснёт осока о корму.
Поёт невидимая флейта
Неведомое никому.
Там, где качаются кувшинки,
Где бродит ветер по воде,
Флейтист, живущий в камышинке,
Поёт мигающей звезде
* * *
Развлекаясь игрою на флейте
Я грустила о тёплом лете,
Когда стрекочут кузнечики
И звёзды ближе, чем есть
НА САМОМ ДЕЛЕ
Волшебные звуки
Рождались от моего дыхания.
И подушечки пальцев
Согревали флейты металл.
А когда наскучила песня
Флейту в футляр положила.
И осталась вокруг только осень
Без кузнечиков и без звёзд
ПОНАРОШКУ
Светили лампы
В тронном зале моей печали.
И неподвижные руки
Попадали безмолвию в такт.
* * *
Домра,как забытая царица,
Что жила когда-то на Руси.
Балалайки старшая сестрица,
Звуком ладным в голубой высИ,
Разносила на потеху миру
В скоморошьих озорных руках
СклАдных песен звонкую сатиру
В старых сказках,баснях и стихах.
Но навет коварный и злобливый
Звуки домры захотел избыть,
Словно ворог жалкий и трусливый,
Что желает свой позор забыть.
Он молчанье струнам тем заветным
Напророчил дерзкою рукою,
Чтобы песни их потоком светлым
Истекли безвременья рекою.
Но наветы домре не преграда:
Сквозь столетья звук её чудесный,
Как Судьбы достойная награда
Снова льется радостною песней.
* * *
Домра — инструмент важнейший
Красивый, с голосом нежнейшим.
Когда ты струн рукой коснешься
В старинный мир перенесешься!
В ней чуткость, радость, доброта
И всех созвучий красота!
То загрустит, то засмеется!
Вся прелесть звуков ей дана
И дарит чудо нам она!
* * *
Я — мужчина видный,
Господин солидный.
Я ведь самый крупный,
Из скрепичной группы.
Не найдете баса,
Лучше контрабаса!
* * *
Выходили гуси
В шапках набекрень.
Забренчали гусли
Трень, да брень, да трень.
* * *
— Что за треск на всю округу?
— Это мы трещим с подругой! —
Ох, трещотки хороши,
Прямо праздник для души!
* * *
— Говорите, кошки,
Для чего вам ложки?
— Мы на ложечках играем,
Вас послушать приглашаем!
* * *
Как пошел медведь плясать,
Петь и в бубен ударять:
— Бум! Бум! Трам — ра — ры!
Улетайте, комары!
* * *
Что за медвежатки —
Малые ребятки!
Вместе с мамой выступают,
На гормошечках играют!
Громче всех гармошка
С мишкину ладошку!
* * *
Птицы дружно прилетели,
Слушать песенку свирели:
— Чик — чирик! Вот это трель!
Совсем как мы, поет свирель!
* * *
— Собирайтесь у скамейки!
Волк играет на жалейке!
И не бойтесь, волк не съест,
Пока играть не надоест!

Стихи про музыкальные инструменты

Приветствую Вас, уважаемый читатель Интернет-журнала «Чурики».

Мы продолжаем знакомить Вас с творчеством талантливой поэтессы Галины Дядиной. И сегодня мы публикуем ее сборник стихотворений о музыкальных инструментах, который, уверен, легко познакомит ребенка с ними или воодушевит начать играть на одном из них.

Аккордеон, барабан, бубен…- более сорока стихотворений об известных и редких музыкальных инструментах Вы найдете в этом замечательном сборнике.

Приятного знакомства с чудесным миром музыки!

АРФА

Арфа – как будто улыбка кита.
Всех удивляет ее красота!
Струны – как сотня китовых усов,
Дивно поющих на сто голосов.
Скрыты в них звуки подводных миров:
Крики дельфинов, русалочий зов,
Шелест прозрачных медуз в глубине,
Бульканье раковин где-то на дне,
Всплески воды о коралловый риф,
Рокот штормов и спокойный отлив.

ПЕРВЫЙ ЗВУК

Далекий предок арфы – лук.
Хотя поверить в это трудно,
Но тетивы дрожащей звук
Был самым первым звуком струнным.

И в тот коротенький момент,
Когда стрела слетала с жилы,
Как музыкальный инструмент
Стрелку оружие служило.

Но вряд ли в наши времена
Мы грозный лук узнаем в арфе,
Когда находится она
В руках прелестной дамы в шарфе.

АККОРДЕОН

Мой дед вдвоем с аккордеоном
Ушел сражаться на войну.
Мой дед вдвоем с аккордеоном
Бывал в атаке и в плену,

Мой дед вдвоем с аккордеоном
Серьезно ранен был не раз,
Мой дед делил с аккордеоном
Тоску по дому в горький час.

Они вдвоем окопы рыли
И брали вражеский Берлин.
Они везде друг с другом были
Неразделимы, как один.

Вдвоем отметили победу,
Вдвоем вернулись в отчий дом
И ордена, что дали деду,
Носили с гордостью вдвоем!

БАРАБАН

Вот африканский барабан,
Потертый, темнокожий.
Когда-то бил в него шаман
В пылу священной дрожи.

Звал этот страшный людоед
В цветной зловещей маске
Загробных духов на обед
И бешеные пляски.

А над костром дымился жбан
Кошмарнейшего супа –
Недаром с виду барабан,
Как ведьминская ступа.

БУБЕН

Где-то среди многолюдного гама
Рядом с бродячей цыганской арбой
Пляшет цыганка, бубновая дама,
Бубном красиво тряся над собой.

Бубен дрожит, бубенцами сверкает,
Звякает, словно монетным дождем.
Это он публике так намекает:
«За представление денежек ждем!»

БАЛАЛАЙКА

Нет в деревне хохотушки
Озорнее балалайки –
Целый день бренчит частушки
Или громко травит байки.

Балагурка, веселуха,
Так вытренькивает звонко,
Что и древняя старуха
Скачет с ловкостью бельчонка!

Ну, а если громко вторят
Ей гармошка и жалейка,
Всю деревню раззадорит
Их шальная шайка-лейка.

ВОЛЫНКА

Волынка блеет, как овечка
На вольном пастбище в горах,
Где по камням струится речка,
Сбегая вниз на всех парах.

Есть у нее мешок и трубки,
Чтоб выдувать красивый звук.
Она идет к шотландской юбке,
В которой ходят вместо брюк.

ВАЛТОРНА

У меня в руках валторна,
Я трясу ее упорно,
Потому что у валторны
Звук нечаянно заглох.

Извиваясь при дуденьи
Он попал в хитросплетенье
Слишком тонких медных трубок
И застрял там, как горох.

ВИОЛОНЧЕЛЬ

Она как истинная дама
На шпильке тоненькой стоит.
При этом спину держит прямо,
Приняв слегка наклонный вид.

Всегда в объятьях кавалера,
Всегда на чьем-нибудь плече,
Она прелестна, как Венера
При первом солнечном луче.

А если в зале гасит свечи
Пришедший с улицы сквозняк,
Любой поклонник ей на плечи
Готов накинуть свой пиджак.

ГУБНАЯ ГАРМОШКА

Губная гармошка
Мяучит, как кошка,
Которую вдруг
Потянули за ус.

Протяжно урчит
И мурлычет немножко,
Когда исполняет
Для публики блюз.

ГИТАРА

Порой гитара пахнет лаком
И струн упругих новизной,
Но всех приятнее однако
Мне аромат совсем иной –

Тот, что живет в гитаре старой,
Пропахшей хвоей и листвой,
Когда витает над гитарой
Дымок походный, костровой,

Когда она в себя впитала
Туман извилистой реки
И потому звучнее стала,
Годам прошедшим вопреки.

ГОНГ

На концерте не уснуть,
Если есть в оркестре гонг:
Колотушкой громко в грудь
Бьет себя он, как Кинг-Конг!

ДОМРА

Не путай домру с балалайкой,
Тем самым музыке грубя,
Иначе кто-нибудь с Незнайкой
Однажды спутает тебя!

Хотя они родные сестры,
Но внешний вид у каждой свой:
У балалайки кузов острый,
У домры – плавный, круговой.

Они похожи голосами
И могут родственно звучать,
Но если слушать их часами,
То будешь с лету отличать!

ДУДОЧКА

Когда сломаешь удочку
Для ловли пескарей,
Пойди и сделай дудочку
Из удочки скорей –

Веселую, певучую,
Как скворушка в саду,
Чтоб ивушку плакучую
Утешить на пруду.

ЗИМНЯЯ ШАРМАНКА

Шарманка привыкла
К езде на колесах.
Но выпал на улицы снег
И занес их.

Настала зима.
И бродячей шарманке
Пришлось перебраться
С тележки на санки.

А старый шарманщик,
Надев рукавицы,
С нее отряхает
Снежинок крупицы

И ручку на холоде
Крутит быстрее,
Озябшее тело
Под музыку грея.

ПИАНИНО

Загрустило пианино
Школьное, старинное,
Что давно не видно Инны
С Катей и Кариною.

Не слыхать вокруг Ахмета,
Леры, с Вероникою –
Все разъехались на лето,
Вышли на каникулы.

Не шумят Синицын Вася
И Витёк Анисимов.
Безо всех так тихо в классе!
Просто пианиссимо…

СТАРЫЙ РОЯЛЬ

Один рояль давным-давно
Работал в кинозале –
Его озвучивать в кино
Немые фильмы взяли.

Весь день играя без свечей
В скупом экранном свете,
Запомнил вплоть до мелочей
Рояль все фильмы эти.

И переняв оттуда нрав
У чудака-растяпы,
Стоял он, крышку приподняв,
Как Чарли Чаплин – шляпу.

КЛАВЕСИН

Чудесен голос клавесина,
Как башмачок из хрусталя,
Что потерялся ночью синей
На торжестве у короля.

В нем прелесть сказочного бала,
Старинных танцев дивный звук.
Как жаль, что это все пропало
По волшебству чьему-то вдруг.

Уже давно пером гусиным
Никто не пишет новых пьес
Для бальных танцев с клавесином,
К несчастью принцев и принцесс.

СКРИПКА

Приставив скрипку к подбородку
Скрипач ноктюрн играет нам,
Слегка качаясь, будто в лодке,
Плывущей в море по волнам.

Волнуясь, льется песня скрипки,
Внушая трепетный настрой,
А мы в ней плещемся, как рыбки,
И наслаждаемся игрой.

ДОМАШНИЙ КОНЦЕРТ

Маме сказала соседка-придира,
Лоб остужая о грелку со льдом:
«Хриплые скрипы из вашей квартиры
Сводят с ума постоянно весь дом!

Может, у вас там не смазаны двери?
Или диван отрухлявел, как пень?
Или какой-нибудь тигр в шифоньере
Громко когтями скрежещет весь день?»

Мама всплеснула руками: «Ну что вы
Сердитесь, как Карабас-Барабас?!
Это же музыка нашего Вовы!
Хочет освоить малыш контрабас».

СЛУЧАЙНАЯ ВСТРЕЧА

Я пропустил сегодня школу,
На все уроки опоздал,
И даже тренер по футболу
Меня напрасно час прождал.

Нет, никаких со мной аварий
На полдороги не стряслось –
Я слушал скрипку на бульваре,
И время вихрем пронеслось!

Она так счастливо звучала,
Как будто много сотен лет
В футляре запертом скучала
И снова вырвалась на свет.

А я стоял окаменело
На тротуаре рядом с ней,
Пока внезапно не стемнело
И не зажег бульвар огней.

ТУБА

Познакомьтесь, это туба,
Великанша в мире труб.
Как в дупле большого дуба
В глубине темно у туб.

Так что если в тубу губы
Не трубили года два,
То внутри у этой тубы
Поселяется сова

И оттуда с видом ноты,
Неизвестной трубачам,
На мышиную охоту
Вылетает по ночам.

ЛОЖКИ

Есть ложки для каши
И есть для варенья,
Которые кормят
Вкуснятиной нас.

А есть для веселья
И для развлеченья,
С которыми люди
Пускаются в пляс!

Они не для гречки,
Они не для риса,
Не любят, чтоб супом
Их пачкали зря,

Плохие хозяйки,
Но что за актрисы!
Как щелкают ловко
В руках ложкаря!

ЧЕЛЕСТА

Представьте букет
Для прекрасной невесты.
Звенит миллион
Колокольчиков в нем.

И если коснетесь
Вы клавиш челесты,
Раздастся такой же
Пленительный звон!

В ее голосок
Влюблены все на свете,
И даже Чайковский
Влюбился в него

Он звоном челесты
Озвучил в балете
Танцующей феи Драже
Волшебство.

ГУСЛИ

Если мог бы в наше время
Заглянуть гусляр Садко,
Долго он чесал бы темя,
Сомневаясь глубоко:

«Не пойму я, это Русь ли,
Где во время всех пиров
Добрый люд плясал под гусли
Даровитых мастеров?

Или это край заморский,
Чужедальний и чудной,
Где родной земли – ни горстки,
Ни щепоточки одной?

Не умеют чин по чину
Тут закатывать пиры,
И везде тоска-кручина
Здесь без гусельной игры.

На столе фазан ли, гусь ли –
Пир не яствами хорош,
А застольным певом гуслей,
Что бросает в пляс и в дрожь!»

БАЯН

Баянист развлечься хочет,
За бока баян берет
И щекочет их, щекочет –
Отдышаться не дает!

Кнопки пальцами считает
Раздвигает плавно мех,
И оттуда вылетает
Музыкальный,
Звучный смех.

КОНЦЕРТИНА

На гусениц похожа
Гармошка-концертинка.
Ползет, на пузе лежа,
К друзьям на вечеринку.

То выгнется красиво,
То крепко тельце съежит,
Хотя не ест крапивы
И кочанов не гложет.

Но любят все за это
Ее еще сильнее!
И весело куплеты
Поют в дуэте с нею.

ЛИТАВРЫ

Вот на сцене музыкальной
Пять котлов стоят рядком.
Отразился в них зеркально
Весь оркестр целиком:

Контрабасы, трубы, скрипки,
Флейты, арфа и рояль,
Даже зрителей улыбки
И рядов последних даль!

Вот как выглядят литавры,
А звучат, как сильный гром,
Или топот динозавра
Где-то рядом, за бугром.

КЛАРНЕТ

Однажды Карла изнутри
Вдруг совесть покарала,
И Кларе Карл сказал: «Бери
Назад свои кораллы!

Зачем коралловый браслет
Мне в бархатном футляре?
Верни мне лучше мой кларнет, —
Сказал он робко Кларе. –

Сто лет на нем я не играл!
А ты сто лет играла!
Вернул тебе я то, что крал,
И ты верни, что крала!»

Сказать решила Клара «нет»
Кораллы взяв сначала,
Но ей во рту мешал кларнет,
И Клара промолчала.

ФАГОТ

Федот у Глафиры
Похитил сапфиры.
Глафира взяла
У Федота фагот.
Была в Новый год
Без сапфиров Глафира,
Федот без фагота
Грустил в Новый год.

КАСТАНЬЕТЫ

Когда под гитару танцует испанка,
То нет ничего музыкальней вокруг,
Чем двух каблуков удалая чеканка
И двух кастаньет озорной перестук.

В порывистом танце звучат кастаньеты,
Как быстрое щелканье рачьих клешней,
И вместо колечка на палец надеты,
Чтоб танец задорнее стал и слышней.

По форме, как две половинки каштана,
Дощечки зажатых в руке кастаньет,
Но я «каштаньетами» звать их не стану,
А то заругает меня логопед.

ОРГАН

Почетная должность – играть на органе
Своими руками, своими ногами!

Орган –это музыки пышный дворец.
Органную музыку слышит Творец

И благословляет под это звучанье
Кого на крещенье, кого на венчанье.

И ангелы любят послушать орган,
Особенно дорог им Бах Иоганн –

Один на плечо тебе сядет, как птаха,
И просит: «Сыграй нам, пожалуйста, Баха?»

МАНДОЛИНА

В Италии, в Италии
Есть город на воде,
Там все дома по талию
Затоплены везде.

Там стаи голубиные
С ладоней хлеб клюют,
И всюду лодки длинные
По улицам снуют.

А каждой лодкой узенькой
Там правит рулевой
И по дороге музыкой
Нас балует живой.

Стоит он с мандолиною
На краешке кормы,
И песенкой старинною
Баюкаемся мы.

САКСОФОН

Причудливо загнут внизу саксофон –
Не выдумать формы красивей –
Как будто бы свесился с ветки питон
И замер в изящном извиве.

А музыка, как продолженье его,
Скользит с грациозностью змея.
И нет равнодушного к ней никого,
И все околдованы ею.

КСИЛОФОН

Мне мостик через речку
Напомнил ксилофон,
Где в ряд лежат дощечки,
И свой у каждой звон.

Дрожат они легонько
На стареньких гвоздях,
Когда колотят звонко
В них палочки дождя.

ФЛЕЙТА

О, чудесный голос флейты,
До чего же ты хорош,
Если даже лютых змей ты
Крепко за душу берешь!

Смело вьешь из них веревки,
Одурманиваешь так,
Что кивают хладнокровки,
Головами точно в такт.

И трясясь в змеином брейке,
Капюшоны распустив,
До упаду пляшут змейки
Под волнующий мотив.

МУЗЫКАЛЬНАЯ ПИЛА

Пила – рабочий инструмент.
Захочешь – свалит елку,
Скамейку выпилит в момент,
Скворечник или полку.

Все без единого сучка,
Без щепки пустячковой!
А вот в компании смычка
Пила – предмет смычковый.

Она народный инструмент,
Который без ошибки
Сыграет Моцарта в момент
Ничуть не хуже скрипки.

Нигде ни нотки не соврет
И двигается гибко,
Пока смычок не отберет
Завистливая скрипка.

ВАРГАН

Вот шаман якутский старый
Крепко сжал в зубах варган:
Тренькнул – ветер дунул ярый,
Бренькнул – взвился ураган!

Бурю быстренько сварганил,
Снеговой намел курган –
Пошумел, похулиганил
И в карман убрал варган.

ПОРТРЕТ С ЛЮТНЕЙ

Герой старинного портрета,
В обнимку с лютней вы сидите
И, как в окошечко кареты,
На мир задумчиво глядите.

А если б вы сейчас ожили,
То, кружевной тряхнув манжетой,
Тогда бы всех обворожили
Своей игрой на лютне этой.

И веселей бы стало, людней
У вас в картинной галерее,
Где все, заслушиваясь лютней,
Рвались похлопать вам скорее,

И без конца дарили розы,
Беря автографы при этом!
Но, к сожаленью, смена позы
Непозволительна портретам.

ГОРН

Горн блестящий пионерский –
Голос детства моего!
И сегодня просто зверски
Я скучаю без него:

По тому, как он задорно
В летнем лагере гудел,
Как сверяли мы по горну
Распорядок разных дел,

Как сдувал он нас с постелей,
На линейку созывал,
Как обедать мы летели,
Если горн сигнал давал,

Как по-дружески покорно
Исполняли клич любой
Гордо поднятого горна
К нежной выси голубой!

ГАРМОШКА

Возмущается гармошка:
«Больше нету сил терпеть,
Как дурацкая застежка
Не дает мне песни петь!

Не пускает растянуться,
Развернуть длину свою.
Помогите расстегнуться!
Разрешите, я спою!»

ТАРЕЛКИ

Какое блаженство – стучать по тарелкам!
Лупить по большим и дубасить по мелким!
Чтоб стены бетонные в зале дрожали!
Чтоб зрители на пол со стульев съезжали!
Чтоб воздух искрился разрядами тока,
Не выдержав мощи тяжелого рока!

КОЛОКОЛЬНЫЙ ЗВОН

Посреди небесной сини,
Там, где купола янтарь,
В колокольной паутине
По веревкам бьет звонарь.

Сложной сетью управляет
Со сноровкой паука,
Землю с Пасхой поздравляет,
Оглушая облака!

Крепко держит он в охапке
Мощный хор колоколов
И сшибает звоном шапки
Там внизу с людских голов.

МАРАКАСЫ

Ах, какие выкрутасы
Могут делать маракасы!
Я бы ими тряс, и тряс, и
Тряс, и тряс, и тряс, и тряс!

Их приятный шум сыпучий
На любой годится случай –
И для пенья, и для пляса
Он подходит в самый раз.

Ну, а если маракасы
Расписать, как две мордасы,
И веселые гримасы
Сделать красками на них,

Сразу станут маракасы,
Как смешные лоботрясы
С головами из пластмассы
Или тыковок сухих.

ДИДЖЕРИДУ

Росла в австралийском лесу диджериду,
Не зная про свой уникальный вокал,
Была эвкалиптом, раскидистым с виду,
И зеленью сочной кормила коал.

Но стал угощеньем голодным термитам
Густой эвкалипт со злосчастной судьбой,
И те пообедали им с аппетитом,
Оставив проеденной полой трубой.

Однако один из туземцев-бушменов,
Скача на своем ездовом кенгуру,
Заметил гигантскую дудку-полено
И сразу же кенге скомандовал: «Тпру!»

На силу довез он до дома находку,
Почистил, покрасил и воском натер.
Теперь вот сидит и гудит ей в охотку
Для братьев туземных своих и сестер.

И даже туристов ведут к нему гиды,
Ведь нет впечатлений острей и свежей,
Чем хрип исполинской трубы-диджериду
И этот чудной австралийский ди-джей.

ГОЛОС

Голос – это самый тонкий
Музыкальный инструмент,
Самый сложный, самый звонкий,
Ярче самых ярких лент!

Он и хрупкий, словно волос,
Он и сильный, как тайфун,
Сам в себе имеет голос
Миллион незримых струн!

В нем так много разных клавиш,
Молоточков и колков,
Что себе и не представишь,
До скончания веков!

От природы у кого-то
Он волшебный, золотой,
Но тяжелая работа –
Ведать этой красотой.

Галина Дядина

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения Бахыт_Светлана ПОЭТ ФОРТЕПИАНО. ФРИДЕРИК ШОПЕН.

Легко быть реалистом в живописи, искусстве, зрительно обращенном к внешнему миру. Но что значит реализм в музыке?Нигде условность и уклончивость не прощаются так, как в ней, ни одна область творчества не овеяна тем духом романтизма, этого всегда удающегося, поэтому что ничем не Проверяемого, начала произвольности. И, однако, и тут все зиждется на исключениях. Их множество, и они составляют историю музыки. Есть, однако, еще исключения из исключений. Их два — Бах и «
Борис Пастернак.

Кто в кружева вспененные Шопена,

Благоуханные не погружая,
Своей души? Кто слаще не дрожая,
Когда кипит в отливе лунной пена?
Кто не клонясь колени — и колена! —
Пред той, кто выглядит, как идеал,
Чей непостижимый облик трепетая
В сетях его приманчивого плена?
То воздуха не самого ли вздох?
Из всех богов наибожайший бог —
Бог музыки — в его вселился opus,
Где всё и вся почти из ничего,
Где все объёмны промельки его,
Как на оси вращающийся глобус!
1926
ИГОРЬ СЕВЕРЯНИН

ШОПЕН (Chopin) Фридерик (полн. Фридерик Францишек (во французском варианте Фредерик Франсуа) (1 марта 1810, Желязова Воля, Польша — 17 октября 1849, Париж), польский композитор и пианист. Музыке Шопена присущи лиризм, тонкость в передаче различных настроений; его произведения отличаются широтой национально-фольклорных и жанровых связей. По-новому истолковал многие жанры: возродил на романтической основе прелюдию, создал фортепианную балладу, опоэтизировал и драматизировал танцы — мазурку, полонез, вальс; превратил скерцо в самостоятельное произведение. Обогатил гармонию и фортепианную фактуру; сочетал классичность формы с мелодическим богатством и фантазией. 2 концерта (1829, 1830), 3 сонаты (1828-44), фантазия (1841), 4 баллады (1835-42), 4 скерцо (1832-42), экспромты, ноктюрны, этюды и другие произведения для фортепиано; песни. В его фортепианном исполнении глубина и искренность чувств сочетались с изяществом, техническим совершенством.

Юный гений

Родился в смешанной французско-польской семье; родным языком Шопена был польский. В 1816-1822 обучался игре на фортепиано у Войцеха Живного (1756-1842), чье преподавание основывалось на музыке И. С. Баха и венских классиков. По-видимому, тогда же состоялось первое знакомство будущего композитора с итальянским бельканто. Неповторимый мелодический стиль Шопена складывался под совокупным влиянием Моцарта, польской национальной музыки, в частности, салонных пьес его старших современников М. К. Огиньского, М. Шимановской и других, а также итальянской оперы. Первые композиторские опыты Шопена (два полонеза) относятся к 1817. С 1819 он выступает как пианист в варшавских аристократических салонах. В 1822 начал заниматься частным образом у ведущего польского композитора Ю. Эльснера. В 1823 поступил в Варшавский лицей, незадолго до окончания которого опубликовал свой первый опус — Рондо c-moll (1825). В 1826-1829 Шопен учился в классе Эльснера в варшавской Главной школе музыки. К этому периоду относятся Вариации на тему дуэта из оперы Моцарта «Дон Жуан» для фортепиано с оркестром соч. 2, Первая соната соч. 4 и ряд пьес. При окончании консерватории Шопен был официально удостоен характеристики «музыкальный гений».

Добровольное изгнание

В 1829 и 1831 Шопен с успехом концертировал в Вене. Тогда же Р. Шуман восторженно отозвался в печати о Вариациях соч. 2 («Шапки долой, господа, перед вами гений!»). Весть о поражении польского восстания 1830-1831 застала Шопена, когда он находился в Штутгарте (согласно популярной легенде, Шопен откликнулся на нее пьесой, которая ныне широко известна как «Революционный этюд»). Будучи убежденным сторонником польской независимости, Шопен отказался вернуться на родину и обосновался в Париже, где вскоре приобрел репутацию выдающегося педагога и пианиста. Он был принят в высших кругах парижской аристократии, познакомился с популярными пианистами-виртуозами Ф. Калькбреннером и К. Плейелем (которые оказали ему практическую помощь в первый период его парижской жизни), музыковедом Ф. Ж. Фетисом, композиторами Ф. Листом, В. Беллини, художником Э. Делакруа, писателями Г. Гейне, В. Гюго, другими видными представителями парижской художественной элиты; среди его друзей были также представители польской эмиграции. В 1835 и 1836 Шопен выезжал в Германию (где встречался, в частности, с Шуманом и Ф. Мендельсоном), в 1837 — в Лондон. Между тем у него развивался туберкулез легких, первые симптомы которого обнаружились еще в 1831. Вскоре Шопен фактически отказался от карьеры виртуоза, ограничив свою концертную деятельность редкими выступлениями, преимущественно для немногочисленной аудитории, и сосредоточился на композиции, публикуя свои опусы одновременно в Париже, Лондоне и Лейпциге.

Рядом с Жорж Санд

В 1837 начался роман Шопена с известной французской писательницей Жорж Санд, которая относилась к Шопену отчасти по-матерински, как к хрупкому и незрелому созданию, за которым необходим постоянный уход. Зиму 1838-1839 Шопен и Ж. Санд провели на острове Майорка (Испания), что благотворно повлияло на здоровье композитора. Его связь с писательницей продолжалась около 10 лет. После разрыва с Ж. Санд (1847) здоровье Шопена резко ухудшилось.

В феврале 1848 он дал свой последний концерт в Париже. Начавшаяся несколько дней спустя революция вынудила Шопена выехать в Великобританию, где он провел семь месяцев, играя в аристократических салонах (в том числе для королевы Виктории) и давая уроки. По возвращении в Париж Шопен уже не был в силах заниматься с учениками; летом 1849 он написал свое последнее произведение — Мазурку f-moll соч. 68 «4. На отпевании Шопена в парижской церкви св. Марии Магдалины присутствовало около трех тысяч человек; звучали его Прелюдии e-moll и h-moll из соч. 28 и Реквием Моцарта. На похоронах оркестр играл траурный марш из его Второй сонаты b-moll соч. 35. По желанию Шопена его сердце было перевезено в Польшу; оно покоится в варшавской церкви Святого Креста.

Виртуоз и импровизатор
Почти вся музыка Шопена предназначена для фортепиано (среди немногих исключений — поздняя Соната для виолончели и фортепиано, посвященная другу композитора, виолончелисту О. Франкомму, и полтора десятка песен на слова польских поэтов). По отзывам современников, Шопен был вдохновенным импровизатором. Он сочинял в процессе игры, мучительно пытаясь зафиксировать свои музыкальные идеи в нотах. Наследие Шопена невелико по объему, однако воплощенный в нем художественный мир универсален. Один из полюсов творчества Шопена составляют юношеские виртуозные пьесы (в том числе рондо) и произведения для фортепиано с оркестром (два концерта,1829-30, и др.), в которых он еще придерживается традиционных форм романтического пианизма «большого стиля». На другом полюсе находятся монументальная Третья соната h-moll (соч. 58, 1844) и окружающие ее Фантазия (1841), Колыбельная (1843-44), Баркарола (1845-6), Третья и Четвертая баллады (1840-41, 1842), Четвертое скерцо (1842), три мазурки соч. 56 (1843), три мазурки соч. 59 (1845), Полонез-фантазия (1845-46), ноктюрны соч. 62 (1846) — произведения огромной выразительной силы и благородства, новаторские по форме (для позднего Шопена характерна свободная трехчастная форма с длительно подготавливаемой сокращенной репризой, которая обычно переходит в сжатую коду), фактуре, гармоническому языку. Между этими двумя полюсами располагаются этюды, прелюдии, ноктюрны, вальсы, мазурки, полонезы, экспромты — неизменно совершенные во всех деталях и многообразные, как сама жизнь. Поэт и музыкант Б. Л. Пастернак считал это многообразие отличительной чертой Шопена и называл его творчество «орудием познания всякой жизни».
Музыка Шопена почти целиком выдержана в гомофонно-гармоническом складе; отсутствие контрапункта в обычном смысле компенсируется в ней богатой игрой аккомпанирующих голосов, создающей эффект тончайшей подголосочной полифонии. Многие его пьесы написана в популярных бытовых, салонных, учебных (этюды) жанрах, однако под пером Шопена их жанровые прототипы приобретают совершенно новый масштаб. Слова Шумана об одном из этюдов Шопена (соч. 25 «1): «Это не столько этюд, сколько поэма», приложимы ко всем остальным этюдам, а также к большинству мазурок, вальсов, прелюдий, ноктюрнов и др. (жанровое начало преобладает над поэтическим лишь в некоторых ранних пьесах Шопена). Для его гармонии характерны необычайно смелые тональные сопоставления и модуляции (часто принимающие форму внезапных «соскальзываний» в отдаленные тональные сферы), экскурсы в сферу чистой хроматики или модальности. Влияние гармонического и мелодического языка Шопена прослеживается в творчестве таких разных композиторов, как Ф. Лист, Р. Вагнер, Г. Форе, К. Дебюсси, Э. Григ, И. Альбенис, П. Чайковский, А. Скрябин, С. Рахманинов, К. Шимановский. С 1927 в Варшаве проводится Международный конкурс имени Шопена.
Ни один композитор вплоть до наших дней не превзошел поэтическое обаяние шопеновской музыки. При всем разнообразии настроений — от меланхолии «лунного света» до взрывчатого драматизма страстей или рыцарской героики — музыка Шопена всегда проникнута высокой поэзией. Быть может, именно удивительным сочетанием народных основ шопеновской музыки, ее национальной почвенности и революционных настроений с несравненной поэтической вдохновенностью и изысканной красотой и объясняется ее огромная популярность.

ЖЕЛАЮ ПРИЯТНОГО ПРОСЛУШИВАНИЯ! С НАСТУПАЮЩИМ НОВЫМ 2015 ГОДОМ!

Стихи про пианино


Детские забавные стихи про пианино:
А. Боголюбова
— Нам купили пианино! –
Говорит сестрёнка Нина,
— Нам купили фортепьяно! –
Говорит сестрёнка Яна.

Спорит Нина,
— Пианино!
Спорит Яна,
— Фортепьяно!
Спорит Яна, спорит Нина,
— Фортепьяно! Пианино!
Их попробуй, разними, —
Си, ля, соль, фа, до, ре, ми!
Есть диез, и есть бемоль, —
До, ре, ми, фа, си, ля, соль!
Вот играть садится Нина,
И играет пианино.
Вот играть садится Яна,
И играет фортепьяно.
Вот бы им ужиться в мире
И играть руки в четыре!
В. Макарченко
Мне купили пианино.
— Развивать талант у сына! –
Заявила твердо мама. –
Не сутулься. Сядь-ка прямо.
Мы с тобой разучим в сроки
Все домашние уроки…
В небе солнце, или тучи –
Мы упрямо гаммы учим.
Идут мальчишки на футбол.
А Генка с папой в лес пошел,
На охоту за грибами.
Я играю гаммы маме.
— Ну, прислушайся, как надо!
Тут сажусь я с мамой рядом.
— Послушай, как звучит урок!
И все у мамы – точно в срок.
И вновь мелодии звучат…
А я за маму очень рад.
Ведь у нее большой талант.
Вот мама – явно музыкант.
Мне купили пианино —
Музыкантом сделать сына…
Я давно забросил гаммы.
Инструмент теперь… для мамы.
В. Логовская
Наша маленькая Нина
Разлюбила пианино.
Только сядет за урок,
Kотик на колени — скок!
Кузя скок, и Кузя прыг,
Наша Нина в рёв и крик:
— Я играть не буду гаммы, —
Нина жалуется маме.
— Мне мешает вредный кот,
Лапой клавиши он бьёт.
— Что ж, — сказала Нине мама, —
Выход мы найдем из драмы:
Мы кошачье пианино
Кузе купим. Верно, Нина?
Пусть его наш славный кот
Хоть в четыре лапы бьёт!
Д. Смайлз
В музыкальном магазине
Мы сегодня неспроста.
Покупаем пианино,
Наконец сбылась мечта!!!
Разовью свои таланты,
Буду ноты изучать.
Стану юным музыкантом,
Чтоб на сцене выступать.
А пока, расправив плечи,
Чтоб без дела не скучать.
Маме с папой каждый вечер,
Буду Моцарта играть.
В. Цынгаев
Тётя Аля – музыкант,
У неё большой талант.
Вот садится к пианино,
Пальчики порхают дивно,
И мелодия звучит,
Как ручей весной журчит.
Отыграла тётя, вышла.
Вот, шагов её не слышно.
Но талантлива ж я тоже,
Прятать мне талант негоже!
Сяду я за инструмент,
Выдам аккомпанемент
Песенке своей чудесной!
Всем вам будет интересно.
Вот по клавишам стучу,
Музыку извлечь хочу.
Только что-то тут не так –
Нет мелодии никак!
Клавиши терзаю рьяно –
Лишь грохочет фортепьяно.
Видно, этот мой талант
Далеко не бриллиант!
Ю. Симбирская
Рояль скучает и грустит.
Его настройщик навестит.
Они споют дуэтом.
О том споют, об этом.
Когда расстроен кто-то,
Ему нужна забота.
***
Огромный, словно материк
ОН неожиданно возник
В двухкомнатной квартире.
И папа наш, созвав друзей
Кто поплечистей, посильней
Командовал: » Второй подъезд,
Квартира сто четыре!»
Настройщик долго колдовал,
Стучал, тихонько напевал,
Испытывал педали.
А нам казалось, что сейчас
Он, посильней нажав на «газ»,
Умчится на рояле.

Стихи о музыке…

МУЗЫКА… Стихи поэтов Приднестровья
1. МУЗЫКА
О, музыка, – язык любви,
Язык всемирного общенья!..
Как звуки вечные твои
Нас призывают к пробужденью,
Как наполняют кровь и мысль,
Как успокаивают нервы,
Когда по залу пронеслись
Раскаты двух аккордов первых.
Мгновенно замер зал, затих, –
Запели трубы и фаготы,
И, словно мужественный стих,
Несут воинственные ноты.
А чудо тенора-альты
В союзе с томной девой-скрипкой
Влекут в просторы высоты…
И слезы искрятся с улыбкой.
Ты, музыка, – язык любви,
Созданье божьего свеченья,.
Как очищаешь душу ты,
Как зажигаешь вдохновенье!
Людмила КУДРЯВЦЕВА,
http://www.stihi.ru/2011/05/17/28
2. ЗВУКИ МУЗЫКИ
Звуки раздольные,
звуки поющие,
Звуки немолчные,
вечно живущие,
Звуки манящие,
дивные, тайные,
Звуки щемящие,
звуки печальные,
Как вы волнуете,
как восхищаете,
Как от уныния вы
защищаете,
Как возбуждаете,
как нежно таете,
Слившись в гармонию
музыкой разною,
Жизнь украшаете
явью прекрасною;
Хлынете в душу
горной лавиною
Иль ручейка
перезвоном малиновым,
Вы опечалите,
вы и утешите,
Звуки святые,
хрустально безгрешные,
Звуки мгновенные,
звуки протяжные,
Звуки любовные,
звуки отважные,
Звуки мучения,
звуки терпения,
Звуки всегранные –
песнь вдохновения.
Людмила КУДРЯВЦЕВА,
http://www.stihi.ru/2011/05/16/5347
3. МУЗЫКА
В тот чуланчик, где мертвецки
Спит бессовестная память,
Где ни радости, ни света,
Где обид не тает лёд,
Без ключа, с улыбкой детской,
Невесомыми шагами
Ярким солнечным приветом
Только Музыка войдёт.
Там, где все слова напрасны,
Жить душа не хочет снова
И молчит в каморке тесной,
В пыльном рубище тоски.
Только Музыкой прекрасной
Расколдуются оковы.
Только Музыка чудесно
Открывает все замки.
Все задвижки и засовы,
Зашифрованные дверцы
Без отмычек и без «фомок»
Может Музыка разбить,
Возвратить доверье слову
И, согрев больное сердце,
Память вывести из комы,
Чтобы снова жизнь любить!
Лариса ЛАДЫКА,
http://www.stihi.ru/2012/11/02/1794
4. ЗВУЧАЛА МУЗЫКА
Звучала музыка во мне.
Звала, пьянила, волновала
И пела мне о той весне,
Где на ромашке я гадала.
Звучала музыка, как стон,
Молила, плакала, ласкала…
Ее хрустальный перезвон
Откликнулся рассветом алым.
Пытаюсь удержать ее
Капелью нот на нотном стане.
Пускай для всех она живет
И, может, чьей-то песней станет.
Нина КОВАЛЕНКО,
http://www.stihi.ru/2013/01/13/5165
5. ВАЛЬС ШОПЕНА
Под сенью звёзд, под вальс Шопена,
В прозрачном мире тишины,
Взлететь с мелодией за стены,
Коснувшись неба и луны.
Ловить комету жадным взглядом
И слушать дальние миры,
И ощутить бескрайность рядом,
Под звук божественной игры…
Андрей БЛИНОВ,
http://www.stihi.ru/avtor/byrevezstni
6. ПОРА СБЕЖАТЬ ИЗ ЯРКОГО НАРЯДА…
Пора сбежать из яркого наряда
И в платье элегантное нырнуть.
Пусть поздний вечер ласковой прохладой
Целует нежно шею, плечи, грудь.
Пусть белый жемчуг кромкою прибоя
О чем-то шепчет в устье декольте…
Быть женственной – богинею земною –
Помогут туфельки на тонком каблуке.
Щелчок! Резной браслет пленил запястье,
Духи на кожу выпали росой.
Я к выходу готова. Боже, счастье
Идти на встречу, Музыка, с тобой!
НАТАЛЬЯ СОЖ,
http://www.stihi.ru/2011/11/06/3438
7. ОБНАЖЁННАЯ МУЗЫКА
Обнажённой музыкой задождила осень,
Небо – бело-синее, тёмных клавиш просинь.
Солнца лик – под шляпою, за вуалью тучи.
Обнажённой девою, с голосом певучим,
Осень разыгралась, нотами дождинки.
До чего же странная – инеем слезинки.
Талия – как скрипка, у осенней девы…
Хоть и музыкальна, но грустны напевы.
…Обнажённой музыкой задождила осень.
Натали САМОНИЙ,
http://www.stihi.ru/2010/06/27/826
8. МУЗЫКА
Не удивляйся мне, что исчезаю,
Что я безмолвна стала, как трава.
Я отвыкаю жить. Я отвыкаю.
И только музыка во мне ещё жива.
Вновь незнакомку в зеркале встречаю –
Ни имени, ни знаков, ни примет.
Как эта гладь спокойно отражает
То, в чём, быть может, больше смысла нет.
Она уже и плакать не умеет.
Стоит — немая, как твои слова.
И только музыка, и только музыка
Ещё жива во мне. Ещё жива.
Спокойно спится и спокойно дышится.
Что эти птицы там, что синева!
И только музыка, и только музыка
Ещё жива во мне. Ещё жива.
Зачем ты, музыка, все стены вдребезги?
Я не хочу в ту боль вернуться вновь.
Корзины сладостей, вино из радости
Ты на погибель мне не уготовь…
Давно всё выжжено. Давно пресытилась.
А ты трепещешь, как
в дожде листва…
Какая музыка, какая музыка
Ещё жива во мне. Ещё жива…
Генриетта СОЛТАНОВА,
http://www.stihi.ru/2009/08/04/6780
9. МУЗЫКАНТ
«Ах, он талант! Ах, он талант!» –
Кричали, хлопая в ладоши.
И усмехался Музыкант,
Когда к ногам летели гроши.
В то время, как весь мир бурлил
И накалялся до предела,
К себе в каморку уходил,
И скрипка плакала и пела.
Татьяна ЗУБКОВА,
http://www.stihi.ru/avtor/akulina1
10. ТЫ И МУЗЫКА
Ты слышишь музыку в любом движенье дня.
Она бежит навстречу лёгкими шагами
Или течёт, тихонечко звеня,
Перекликаясь с небом голосами.
Ты слышишь музыку в гудении осы
И в шорохе опавшего листочка.
Пусть капают минуты и часы
И разбивают время на кусочки,
Но музыку разъять нельзя никак,
Она течет единою волною,
И, как морской прилив, за тактом такт,
Всё заполняет музыка собою.
И я в ее волнах тону, тону, тону
И, вынырнув, так сладко удивиться,
Как музыку, услышав тишину
И взмах крыла с куста вспорхнувшей птицы
Татьяна ЗУБКОВА,
http://www.stihi.ru/avtor/akulina1
УВАЖАЕМЫЕ НАШИ ЧИТАТЕЛИ:
Под каждым стихотворением размещена ссылка (если указанный автор есть на СТИХИ.РУ): какое произведение пришлось по душе —
переходите по ссылке… И уже на авторской странице оставляйте отклик.
ИЗОБРАЖЕНИЕ:
Вахрушева Ю.М. Музыка. Холст, смешанная техника, мозаика.
50х50. 2007. juju777@mail.ru,
http://aiu-exhibition2007.narod.ru/abstractionliric.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *