Стихи про лампу

Стихи про лампочку

Ты, как обычно, ко мне подошла,
Лампочку светлую в руки дала.
Я закрепил ее сразу на каску,
И ощутил в себе девичью ласку.
Лампочка, Лампочка! Ты в ламповой,
Светишь, играешь своей красотой,
Искорки лампочки бьют мне в глаза,
Здесь я б остался с тобой навсегда.
Но оставаться с тобой мне нельзя:
Ждут меня в шахте комбайн и друзья –
Уголь для Родины надо рубить,
Черное золото людям дарить.
Лампочка, Лампочка! Ждет меня клеть,
Надо на поезд подземный успеть,
В нем, по пути до восьмого уклона,
Будет ласкать меня свет из плафона.
Вместе с бригадой пойду я по штреку,
В нем без тебя, не пройти человеку –
Светлый твой луч, приведет меня в лаву,
В ней потружусь я в бригаде на славу.
Лампочка, Лампочка! Милая, глянь!
Уголь с резцов убегает как лань,
И, извиваясь струями, как веер,
Мощным потоком несется в конвейер.
Славно работала наша погрузка –
Люк извергался углем, словно пушка,
И от четвертой погрузочной ветки,
Мчались по рельсам к скипам вагонетки.
Лампочка, Лампочка! Лампу прими!
Светом волшебным ее заряди,
Завтра возьму ее снова в забой –
Ты, моя Лампочка, будешь со мной.
Ночью я был под землею не зря –
Встретила утром с почетом заря,
И, убегающий задний вагон,
Низкий послал всей бригаде поклон.
Лампочка, Лампочка! Слышишь гудок –
Это помчался состав на Восток:
Людям подарит тепло, да и свет,
И возвратит нам, шахтерам, привет.
Этим приветом всю жизнь я горжусь,
Встречи несбыточной часто молюсь,
Очень мне хочется, в юность вернуться
И в ламповой тебе вновь улыбнуться.
Лампочка, Лампочка! Слышишь, прости!
Жаль, что с тобой разошлись все пути,
Где бы я не был, тебя вспоминаю,
Счастья, здоровья, успехов желаю!

Электолампочка и другие
Виктор Черевко
— Тьму напрочь отгоняю, все могу!
Расхвасталась Электролампочка в кругу.
— Найдется кто,чтобы со мной сравниться?
Я пальму первенства лишь Солнцу отдаю,
На остальных — плюю!
Костер? В подметки не годится,
Лишь отблески — куда ему светиться,
Дровишек кончился запас!?
Свеча? Горит на час.
А Спичка враз сгорает.
Ночные звезды? Чуть мерцают.
Всем хороша Луна; да светит не всегда.
Да, я … да, я … — она не все сказала.
Случилась с Лампочкой беда:
Перегорела нить накала!
Сказка 32 для любимой. Выключатель и Лампочка
Владимир Мазурин
(По мотивам притчи о любви «Выключатель и Лампочка»)
В эту сказку не вложить
Всю любовь и ласку.
Для любимой я всю жизнь
Превратил бы в сказку!…
…Выключатель жил в углу
За входною дверью.
К светской жизни был он глух
И в судьбу не верил.
Свет к нему сочился днём
Узкою полоской.
Был он сер, и все о нём
Говорили «плоский».
Ну, а Лампочка была
Яркая, большая.
В модной люстре вся цвела,
Дом весь украшая.
От её прекрасных форм
Слеп любой, вздыхая,
Юбки плавился фарфор,
Стан ей облегая.
Выключатель лишь страдал
По мечте-невесте!
Он ведь знал, что никогда
Не бывать им вместе…
А Оконное Стекло
Было никакое.
И таило только зло,
Души беспокоя.
Сквозь него глядели, да!
А его-то разве
Замечали лишь, когда
Покрывалось грязью.
И понять немудрено
То, что от досуга
Тут влюблённому оно
Притворилось другом:
— Перестань, мой друг, тужить!
Что тебя так гложет?
Эта Лампочка ведь жить
Без тебя не может!
Или чувства пелена
Так туманит мысли?
Ты страдаешь — а она
От тебя зависит!
Не глупи, глаза раскрой —
И тоска отхлынет!
Ты же ведь её король,
А она — рабыня!
Мне бы в жизни так везло!
А тебе всё мало, —
Ухмыльнулось тут Стекло
И задребезжало.
И свою проверил власть
Воздыхатель страстный.
Щёлкнул — Лампочка зажглась,
Щёлкнул вновь — погасла.
Щёлкнул — снова зацвело,
Засияло дивно,
а Оконное Стекло
Дзинькнуло противно…
— Так я властен над тобой?
— Можешь тем гордиться!
Но боюсь, теперь любовь
В рабство превратится!
— Нет! Не смей так говорить!
Рабства нам не нужно!
Мы с тобою будем жить
Счастливо и дружно!
Вместе связаны! Всю жизнь!
Я мечтал об этом!
Ты захочешь, лишь скажи —
Вспыхнешь ярким светом.
А устанешь — отдыхай!
Буду я на страже.
Будет жизнь — цветущий Рай
Или лучше даже!…
…Что ж, любовь им да совет!
Лишь сказать осталось:
Эта Лампочка сто лет
Не перегорала!
Долголетию тому
Удивлялись люди:
— Всё горит!… А почему?
— Потому что любят!
Не пара
Владимир Шин
Она была из лампочек накала,
Которые светили сотню лет.
Вольфрамовая нить её сверкала,
Даря вокруг своё тепло и свет.
Слегка полна, но, как всегда, прозрачна!
Её напарник — цокольный патрон,
Решился вдруг, контракт расторгнув брачный,
Другую лампу возвести на трон.
Та помоложе: тонкая фигура,
Энергосберегающий эффект,
Снаружи мат молочно-белокурый
И ртутных ядов внутренний комплект.
Душевный холод льёт она не сразу
И не сгорает, вспыхнув от любви.
Зато цена кусается, зараза!
Пусть дорого, но модно. «Се ля ви!».
Ей так к лицу хрустальная оправа,
Что расщепляет свет на гамму стрел.
Уже хотели все воскликнуть: — Браво!
Но у патрона «цоколь» отгорел.
Лампочка
Евгений Глушаков
Блик на стене. Но лампочка несчастна:
Гореть осталось ей денёчка два,
От силы — три… А долее — ни часа!
Тщедушный венчик держится едва
И, задрожав, мгновенно оборвётся,
Вольфрама чуть заметным завитком,
Как цепь с уже оборванным ведром
Над пустотой заросшего колодца.
Затем, увы, и бездна, что без дна,
Нет разницы: кто раньше, а кто позже…
Но лампочка мечтаньями полна,
Что блик переживёт её, быть может?
И вот разбита. И стеклянный прах,
Поблёскивая нам заёмным светом,
Уже в совок сметается при этом,
А мы ещё горим в своих мечтах!
Отключили в доме свет
Ирина Микулович
Отключили в доме свет —
Катастрофа прямо!
Мы остались без котлет,
Их не жарит мама.
Папа наш ужасно зол,
Весь чернее тучи:
Пропускает он футбол —
Небывалый случай!
Отключили в доме свет —
Катастрофа прямо!
Интернета тоже нет,
А вот это — драма!
Светить всегда. Монолог лампочки
Лариса Пяткова
Светить всегда, для всех и всюду —
Таков с рожденья мой девиз!
Просить прощения не буду —
На всех смотрю я сверху вниз.
Мой статус: «без меня б пропали»,
Щелчок — и отступает мрак.
Такой безумно яркой крали
Не сможете найти никак!
Парю в заоблачных высотах —
Без табуретки не достать,
С утра до вечера в заботах,
На мне надёжности печать.
И я помочь любому в силах —
Будь то учёный, врач, поэт,
Они нередко голосили
воззвание: «Да будет свет!»
Меня просить не надо дважды,
Откликнусь вмиг на первый зов,
Я трудоголик — знает каждый,
И так скромна — без лишних слов
всегда на подвиги готова!
В чём дело? Спать давно пора?
Я не закончила, ну что вы…
Ах, до свиданья! До утра…
Лампочки
Наталия Волкова
Внутри людей есть лампочки,
Торшеры, ночники.
На них цветные бабочки
Летят. И мотыльки.
Но иногда на улице
Меж парков и аптек
Без лампочки заблудится
Несчастный человек:
Перегорела лампочка,
И он бредет один
За новой лампой в тапочках
В соседний магазин.
Лампочка
Наталья Кнушевицкая
В доме нашем солнышко
Есть и не одно,
Тут же загорается
Станет лишь темно.
Я нажму на кнопочку —
И сейчас же свет
Льется, освещает все,
Темноты уж нет.
Всюду отражаются
Яркие лучи:
В комнате — от зеркала,
В кухне — от печи.
Пусть темно на улице,
А у нас все день,
Убежала, спряталась
В дальний угол тень.
Солнышко послушное
В доме у меня:
Вот нажму на кнопочку
И не станет дня!
Лампочка
Ольга Шаблакова
Свечусь и сияю полночи, полдня.
Смотри и равняйся, дружок, на меня.
Захочешь всё сделать вокруг замечательным,
Воспользуйся личным сияньевключателем!
Лампочка
Савинов Владимир
Солнышко лучистое светит с потолка,
Яркое, игристое, круглые бока.
А внутри у солнышка — сто два светлячка!
Дети знают солнышко: это — …(лампочка)!
Лампочка
Стрельников Сергей
СчастлИв незнающий удела…
Простая лампочка горела.
Горда! Ей был неведом страх:
Ведь в тоненьких её руках
Пылающий источник света…
Своим величием согрета,
Она воскликнула в мечтах:
«Я солнце! Яркостью своею
Весь мир я озарить сумею!
Друзья! Сейчас горю я лишь для вас…»
Её словам внимал лишь медный таз,
Висевший на стене уж много лет.
Гордячка, не считая ватты,
Не ведая, чем вспышки чреваты,
Ему мигнула:
«Пламенный Пр… Ве… Т!»
…Не выдержав накал бессменной вахты,
Навек разомкнуты контакты.
Вольфрам растаял, словно медь.
Как жаль! В расцвете жизни умереть…
Во тьму погружена округа.
Отныне, милая подруга,
Не суждено тебе гореть.
Настольная лампа
Юлия Борисова Из Питера
Настольной лампы тёплый круг
Нас примет в мир свой желтоватый,
И нам, не размыкая рук,
В нём плыть к рассвету от заката.
Он — наше солнце, наш кумир,
Мы в нём друг друга видим ясно,
Настольной лампы чуден мир:
В нём всё не так. И всё прекрасно.
Прекрасно всё с тобой у нас.
Ты в свете лампы безоружен.
Но даже без её прикрас,
Какой ты есть, такой и нужен.
А завтра — день и суета,
И пошлых слов и мыслей штампы,
А после ночь и темнота
И бегство в мир настольной лампы.
Баллада о лампе Юрий Жаркой
Мои сегодня лягут ямбы,
Как неисполненный завет,
Во славу вездесущей лампы,
Что заменяет солнца свет.
Сияет лампочка в квартире,
А не лучина не свеча,
С тех пор, как кажется в Кашире,
Зажглась лампадка Ильича.
И в Африке, где Юмба с Мамбой
Босыми ходят круглый год,
Не может обойтись без лампы
Цивилизованный народ.
Горят прожектора и рампы,
Санкт-Петербурга фонари.
Да будет свет. Не гаснут лампы
До самой утренней зари.
Петь не устанем дифирамбы,
Воскурим лампе фимиам.
Год Новый не пройдет без лампы.
Да жизни нет без лампы нам.
А коль кому-то непонятно,
Зачем писал я сей стишок,
Так мне до лампочки ребята,
До лампочки — как хорошо!

Милые детские стихи про лампочку:


А. Третьяков
Захотелось мне узнать
больше всех на свете
кто-же в лампочке сидит,
и так ярко светит?

Словно солнышко горит,
только мама наша
строго-строго говорит
В этой лампе ток сидит-
добрый он и страшный.
Очень больно может он
укусить за пальчик,
если ручкой в его дом
вдруг полезет мальчик!
Вот так да!-сказал малыш.
Как ты в лампочке сидишь?
Я не понимаю.
Подрасту-узнаю!
Н. Кнушевицкая
В доме нашем солнышко
Есть и не одно,
Тут же загорается
Станет лишь темно.
Я нажму на кнопочку —
И сейчас же свет
Льется, освещает все,
Темноты уж нет.
Всюду отражаются
Яркие лучи:
В комнате — от зеркала,
В кухне — от печи.
Пусть темно на улице,
А у нас все день,
Убежала, спряталась
В дальний угол тень.
Солнышко послушное
В доме у меня:
Вот нажму на кнопочку
И не станет дня!

Загадка про лампочку.

Г. Таравкова
Светит ярко, но не солнце,
Свет идет не из оконца,
Ночью освещает дом
И висит под потолком.
Выключаем и включаем,
Словно солнце зажигаем.
Что висит над головой,
Прогоняет мрак ночной?
Д. Володя
Солнышко лучистое
светит с потолка,
Яркое, игристое,
круглые бока.
А внутри у солнышка –
сто два светлячка!
Дети знают солнышко:
это — лампочка!
С. Иванов
-Лампочка предмет простой,
Висит себе и светит.
Но что бы было, милый мой,
Не будь её на свете?
Солнце село за холмом
И в домах темным-темно.
Ни журналы полистать,
Ни в игрушки поиграть.
Остаётся только спать,
Или голову ломать,
Лампочку изобретать.
С. Мельников
Солнышко за горку село,
В доме сразу потемнело.
В ночь уходит светлый день.
Комнатку накрыла тень.
Мы оденем тапочки.
Включим в доме… лампочки!
Т. Лило
Какие обиды?!.
Тем более, счёты?!.
Я – лампочка.
Всё!
Что добавить ещё-то?
Куда мне до Солнца!
Вся истина в этом!
Мой свет
Недостоин
Восторга
Поэта,
Меня не встречают,
По мне не скучают:
Желают – включают,
А нет – выключают;
Тела золотить
Я не вышла лучами…
Да что там – мой свет
Измеряют свечами!
Я стою немного –
Доступна любому,
Готова служить
Хоть сараю,
Хоть дому…
Я вещь,
Я творение
Рук человечьих…
И Солнце не вечно!..
Однако замечу:
Меня очень просто
Заменит
другая –
Такая же лампочка
Недорогая…
Но если случилось,
Что лампочки нет…
И ночь…
А, поэт?!.
Мне так жаль!..
Но…
Привет!..

Смешные стихи про лампы и лампочки: самое лучшее

* * *
– Слышь, Аладьин! – прохрипела трубка пиратским басом Сильвера в исполнении Бориса Андреева. – Какого чёрта ты с утра не на смене?! У нас и так три мастера на четыре бригады!
– Насборк у бедя! – проскрипел я в ответ. – Температура. Горло… Кхы-хх!! Лежу, в общем.
– Лечись, уродец… – вздохнул невидимый предводитель пиратов, он же начальник пищевого производства Семён-Яклич. – Если в понедельник не выйдешь, готовься в бессрочный отпуск!
– Вам бы только приморить человека, – вздохнул я, с ненавистью глядя на замолкший телефон. – Тебя-то, верзилу, никакой холерой не проймёшь.
Чем бы таким ещё подлечиться?
Водки с перцем принял уже достаточно: голову от подушки не оторвать.
Придётся всё-таки слезть с кровати…
Я принялся копаться в ящиках древнего бабкиного комода: может, таблетки какие отыщутся?
Самому тратиться на лекарства представлялось мне верхом идиотизма.
В самом низу комода отыскалась потускневшая синяя лампа с отражающим свет металлическим полушарием. Последний раз я такую видел в старом советском фильме.
Упразднили наши медики синюю лампу, вместе с валокордином и рыбьим жиром.
Чёрт-те чем теперь лечат! Ладно. Попробуем…
Я воткнул круглый штепсель в розетку, и лампа озарилась ярким синим огнём. Снова улёгшись, я приблизил световой отблеск к заложенной переносице.
Ничего, приятный такой мини-солярий.
И аромат какой-то: пыль, небось, загорелась?
Не уснуть бы, морду спалю! Должен же быть выход из положения…
Благодаря длинной ручке лампу удалось пристроить в завитках прикроватной спинки. Облегчённо вздохнув, я лёг и расслабился под исцеляющим теплом.
Дышать стало легче, подступила дремота.
Проснувшись, я первым делом ткнул пультом в сторону непрерывно бубнившего телевизора. На экране появился рекламный ролик. Рослый мужик, согнув голову, прорывался сквозь длиннющую очередь возле кассы. Голос за кадром задумчиво произнёс:
– Его зовут Михаил Синцов. Он не готовится к чемпионату по регби. И не осваивает бег с препятствиями. Михаил Синцов – алкоголик. Ему просто необходимо выпить! Служба доставки «Продукты на дом». Телефон…
Бляха-муха цокотуха! Алкашей уже рекламируют.
Я поднял трубку и набрал номер Семён-Яклича:
– Яклич!! – захрипел я голосом боцмана Израэля Хендса. – В третьем холодильнике сейчас вентилятор со стенда сорвёт! А в плюсовом складе два ящика сервелата только что спи…дили!
– Ты что, допился до ясновидения? – удивлённо спросил пиратский бас.
Не ответив, я бросил трубку. В дверь длинно позвонили. Разумеется, я тотчас же угадал, что за дверью Надька, соседка снизу, и деверь её, участковый из соседнего района. Угадав, я поздравил себя с невиданной прозорливостью и обнаружил, что разговариваю не гундося: насморк уже закончился! А угадайки, интересно, откуда взялись?!
Открыв дверь, я с ходу втащил гостей в прихожую и сказал, не давая им рта раскрыть:
– Бельё с балкона попятили соседи справа! Наблевали на него соседи сверху. А заливать Надькину фатеру я вовсе не собирался! В межэтажном перекрытии стояк ночью лопнул.
– Дак, а… – заикнулся Надькин деверь и вытер фуражкой мгновенно вспотевшее лицо.
– И в невесты Надька мне тоже не подойдёт! – отрезал я, спрашивая про себя: а дверной ручкой тебе, чёртов деверь, утереться слабо? Каково-то было рыцарям кольчугой подтираться!
– Дык, а… – пролепетала Надька, густо заливаясь бурым румянцем, словно переспелая свёкла.
– Всё, соседи! – сказал я и вытолкал их обратно на площадку. – У меня курс! Синим светом горю… То есть лечусь!
Телефон звякнул, но как-то нерешительно.
Я рявкнул в трубку:
– Администрация президента эРэФ? Соедините с главой!
– Глава у телефона, – прошелестела трубка ровно через минуту.
– Три банка слейте в один: ФиБыМы, ГаБэСе и ЙоМаЁ! Называться будет: Объединённый банк НиФиГаСе! – сказал я, с ужасом вслушиваясь в то, что произношу.
Язык ворочался во рту, как чужой.
Однако речь текла складно, словно кто-то шпарил её по бумажке.
– Кредитовать кого-нибудь будем? – прошелестела трубка.
– Ни в коем разе! – отрубил я, чувствуя, как по спине катятся крупные капли пота. – Пусть акционеры срочно реализуют все непрофильные активы!
– Понимаю… – тихо ответили на другом конце, и в трубке явственно щёлкнуло.
Что ж это такое? Может, самому себе Кащенко вызвать?
– Кащенко на проводе! – приветливо откликнулась трубка, которую я по забывчивости продолжал держать в руке. – Прослушайте прогноз погоды! В Костроме ветрено, плюс один-три. В Саратове дождь. В Петропавловске-Камчатском – полночь…
Всё, теперь и Кащенко не поможет, уныло подумал я и бросил трубку на рычаг. Бесцельно блуждая по комнате, я наткнулся взглядом на всё ещё горящий синий кружок над кроватью.
Неужели это бабкина лампа меня так вылечила?
И чего теперь ожидать?
В раскрытую дверь сунулась вихрастая голова Ромки, моего племянника, сына двоюродной сестры:
– Дядь-Лёш! Здрасьте. Я на секундочку. Ой-ёй, ибёнать…
Ромка подскочил к кровати, где продолжала гореть моя волшебная лампа.
Моментально выхватил штепсель из розетки. Шипя, обжигаясь и дуя на пальцы, Ромка принялся что-то выцарапывать из-под синей стеклянной груши. В руках его оказался полуобожжённый мешочек, по виду из какой-то серой холстины.
– Это ж мне Ананд, дружок мой школьный, от отца привёз! Из Индии!! – горестно завопил Ромка. – Говорил, будто шмаль прикольная, я её у бабушки и припрятал. Лучше бы сам скурил!
– А-а, так вот чем я вылечился! – вслух сообразил я.
Голова отчётливо гудела.
Но прозорливые мысли в ней проносились теперь, не задерживаясь.
Чувствовалось, что извилины остывают, позванивая холодком.
Словно неведомый повар подсыпает в распаренные мозги мяту со льдом.
Я попрощался с Ромкой и извинился за нечаянную потраву.
А про себя подумал: разузнаю-ка всё, да спишусь с Анандовым батей!
Столько дел в государстве не кончено.
© Стэн ГОЛЕМ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *