Стихи самарских поэтов

Самарские поэты о Волге

…Но дух людей, которым тесен
Казался мир в избытке сил,
Родной напев поволжских песен
В своем размахе сохранил.
И песня та путиной долгой —
И величава и стройна —
Несется вместе с синей Волгой,
Кидая в душу семена…
Кто песню вольную заслышит,
Кто от души ее споет —
Любое сердце расколышет,
Любые цепи разобьет.
Дмитрий Садовников,
«В Жигулях» , 22 января 1883
***
У самарских поэтов о Волге много песен,
их дружеский и близкий круг был тесен.
С друзьями, в походах и с дымом костра.
С песней прощальной всю ночь до утра.
Волга в песнях прекрасных воспета
и в картине известной её бурлаков.
В стихах многих русских поэтов…
Как ныне, так и прошедших веков…
***
Иван Дмитриев ( 1760 — 1837):
К ВОЛГЕ
Конец благополучну бегу!
Спускайте, други, паруса!
А ты, принесшая ко брегу,
О Волга! рек, озер краса.
Глава, царица, честь и слава,
О Волга пышна, величава!
Прости!.. Но прежде удостой
Склонить свое вниманье к лире
Певца, незнаемого в мире,
Но воспоенного тобой!

То нежным ветерком лобзаем,
То ревом бури и валов
Под черной тучей оглушаем
И отзывом твоих брегов,
Я плыл, скакал, летел стрелою —
Там видел горы над собою
И спрашивал: который век
Застал их в молодости сущих?
Здесь мимо городов цветущих
И диких пустыней я тек.

Там кормчий, руку простирая
Чрез лес дремучий на курган,
Вещал, сопутников сзывая:
«Здесь Разинов был, други, стан!»
Вещал и в думу погрузился;
Холодный пот по нем разлился,
И перст на воздухе дрожал.
А твой певец в сии мгновенья,
На крылиях воображенья,
В протекшдх временах летал.

Я слышал Каспия седого
Пророческий, громовый глас:
«Страшитесь, персы, рока злого!
Идет, идет царь сил на вас!
Его и Юг и Норд трепещет;
Он тысячьми перуны мещет,
Затмил Луну и Льва сразил!..
Внемлите шум: се волжски волны’
Несут его, гордыни полны!
Увы, Дербент!.. идет царь сил!»
Прорек, и хлынули реками
У бога воды из очес;
Вдруг море вздулося буграми,
И влажный Каспий в них исчез.
О, как ты, Волга, ликовала!
С каким восторгом поднимала
Победоносного царя!
В сию минуту пред тобою
Казались малою рекою
И Бельт и Каспий, все моря!
Но страннику ль тебя прославить?.
Он токмо в искренних стихах
Смиренну дань хотел оставить
На счастливых твоих брегах.
О, если б я внушен был Фебом,
Ты первою б рекой под небом,
Знатнейшей Гангеса была!
Ты б славою своей затмила
Величие Евфрата, Нила
И всю вселенну протекла.
1794
Дмитрий Садовников ( 1847 — 1883):
В ЖИГУЛЯХ
…Курганы, кручи и вершины
Теснятся в неприветный ряд;
До сей поры они хранят
Свои суровые былины…
Зайдет ли речь о давней были —
Нам старики передают:
«Здесь из оврага выходили,
Там барки грабили, а тут —
На самой вышке, у Дурмана —
В лесу разбойничий был стан,
Да Стеньки — слышь ты- атамана
Подстерегали караван!..»
Под шапкой утренних туманов
Молчат сосновые леса
Про удальство и чудеса
Давно погибших атаманов…
Давно в горах не свищет пуля,
Кистень в лесу не сторожит;
Лишь чайка в воздухе дрожит,
Свою добычу карауля…
Из труб поселка дым взлетает,
Земля сохою поднята,
Стучит топор, и выплывают
В горах седые беркута…
Но дух людей, которым тесен
Казался мир в избытке сил,
Родной напев поволжских песен
В своем размахе сохранил.
И песня та путиной долгой —
И величава и стройна —
Несется вместе с синей Волгой,
Кидая в душу семена…
Кто песню вольную заслышит,
Кто от души ее споет —
Любое сердце расколышет,
Любые цепи разобьет.
22 января 1883
***
К ВОЛГЕ
Тебе несу стихи, река моя родная,
Они — навеяны и созданы тобой —
Мелькали предо мной, окраскою сверкая,
Как рыбки вольные сверкают чешуей.
Простор песков твоих, лесов живые краски,
Разливы вешние ликующей воды
И темных Жигулей предания и сказки
На них оставили заметные следы.
Я вырос близ тебя, среди твоей природы;
На берегах твоих я речь свою ковал
В затишье вечеров и в шуме непогоды,
Когда, сердитая, ты разгоняла вал…
И я не позабыл, живя с тобой в разлуке,
Разбега мощного твоей живой волны
И вот несу тебе мятежных песен звуки,
Ты навевала их, тобой они полны!..
1 февраля 1883
***
РОДНАЯ РЕКА
Красива Волга, мне родная,
Когда весеннею порой,
Луга и нивы затопляя,
Бежит шумящею волной.
И остров, камень изумрудный,
В лазури быстротечных вод,
Вассал, покорный Волге чудной,
Покров свой зимний отдаёт.
Свободно ветер Волгой ходит,
Косым вздувает паруса,
Поверхность рябью ей поводит…
Вдруг буря… Волжская краса
Начнёт заигрывать с волнами;
Валы саженные встают,
Шумят, бегут и всё растут
И плоский берег перед вами
Блестящей пылью обдают…
Потом за опаденьем вод
Весной река кишит народом,
За пароходом — пароход,
И пароход — за пароходом —
Один, другой с тяжёлой баржей…
И шум, и крик… Грузят суда;

И Волга лентою обычной
Меж берегами потекла;
И шириною безграничной
Не поражала, но была
Ещё прекраснее: налево
Всё тот же синий ряд холмов,
А там луга, и для посева
Поля, кой-где клочок лесов;
Направо то же горы были —
Свидетели давнишних дел,
Старинной, пережитой были,
Когда на Волге Стенька пел,
И кровь лилась, и Русь когда
Была слаба и молода…
188.?
Александр Ширяевец ( 1887 — 1924):
На чужбине невеселой
Эти песни я пою.
Через горы, через долы
Вижу родину свою:
Жигули в обновах вешних,
Волга… Улица села…
В церковь, солнышка утешней,
Ты лебедкою плыла…
Не найти нигде чудесней
Русых кос и синих глаз!
Из-за них кольцовской песней
Заливался я не раз…
Я ушел… я ждал иного,
Не к сохе влеклась рука…
И уплыл… А ты с крутого
Мне махала бережка…
На сторонке чужедальней
Позабыть тебя не мог…
Снится грустный взгляд прощальный,
Вижу беленький платок…
Что сулит мне воля божья?
Ворочусь ли я назад?
Пусть к родимому Поволжью
Песни звонкие летят!
1914 «На чужбине невеселой…»
***
АЛЕКСЕЮ КОЛЬЦОВУ
Ты с Дона, с Волги я. Наш жребий одинаков
В передней жались у надменных бар…
Нам не плела судьбы венков из маков.
Ты у степей, у Волги взял я дар…
Василичи мы…То судьбы не перст ли?
-Всё ж баба любопытная она…
Хмелела Русь с кольцовской алой песни
С ширяевской же станет Русь пьяна!…
19..?
***
ШИРЯЕВО
В междуречье залегло
В Жигулях моё село
Рядом Волга…плещет, льнёт,
Про бывалое поёт…
Супротив Царёв курган —
Память сделал царь Иван…*
А кругом простор такой,
Глянешь — станешь сам не свой.
Всё б на тот простор глядел,
Вместе с Волгой песни пел!
1924
***
БУРЛАК
Уплыву, как только вспенится
Волга — матушка-река!
У бродяг душа не пленница,
Не дрожит у кошелька!
Любо петь мне песни смелые,
Что поет по Волге голь,
Двинуть весла в гребни белые!
— Эх, зазноба, не неволь!
Уноси, быстрей, кормилица,
Наши барки и плоты!
Глядь и ветер принасилится, —
Будет меньше маяты…
Не меня ль краса румяная
Манит с берега рукой?
Да милей мне воля пьяная!
Обручился я с рекой!
1913
Багров В. А. ( 1912 — 1937):

По лесам, по луговым угодьям,
Молодая, светлая до дна,
Мчит она весенним половодьем,
Вся в заре, до зорюшки пьяна.
Только паводок стоит недолго,
Зазвенит пырей на берегу.
Синим летом приласкает Волга
Луговую малую реку.
Приласкает, понесёт с собою
В медном звоне зорь и якорей.
Мы ещё докатимся с тобою
До солёных ветровых морей!
«Если я задумал о высоком…», 193. ?

Мы ведь тоже любили,
да так, что, рыдая,
Запевали, заплывали под те облака:
Волга, Волга, мать родная,
Волга русская река!

Волга, вот такую — в прохладе,
в сверкающем свежем лазоре
расплескать на пятьсот километров —
чтобы пенилась ты на полях,
Чтоб иные потухали
сухие, пожарные зори…
Но в Каспийское море
Ты впадаешь, как прежде
И тебя воспевает Пильняк…

Я в поэме своей
Волгострой преждевременно выстрою,
Чтобы звал он вперёд,
Чтоб мечтали о нём,
Чтоб он к нам приближался
Стремительней выстрела
И мерцал нам сквозь годы
Электрическим светлым огнём!

Отгулявшая Волга!
Сквозь метель,
Сквозь полночную темень,
Разорвав и взорвав
Твой русалочный синий настой,
Из второй пятилетки
встаёт моя тема
И плывёт на меня
Волгострой.
Поэма «Волгострой», 193.?
***
….
Мне мать уж давно
рассказала о том, как
мечтал завещать
ты мне свой Волгострой,
Но знаешь
я жить не хочу для потомков.
Великий проект! А на кой он мне чёрт?
Могу ж выбирать я,
на самом-то деле!
Течёт же ведь Волга и славно течёт…
Я знаешь люблю её косы да мели…
Поэма «Профессор Волков». 193.?
Виктор Поляков ( 1937 — 2016 ):
ШУГА
Волга – белые берега,
Громоздятся торосов горы,
А по стрежню идет шуга,
Значит, есть еще, есть еще порох!
Волга – стылая гладь и тишь,
Сколько силы в тебе, я знаю:
Коль в конце декабря не спишь,
Что же будет с тобою в мае!
Глубоки, глубоки снега
И в редакторских коридорах.
Оттого на душе — шуга.
Значит, есть еще, есть еще порох!
1962
***
САМАРА
На Волге ты стала недаром,
Как веха в российской судьбе,
Красивое имя Самара
На счастье досталось тебе.
Корнями из крепости старой
Росла ты у всех на виду.
Самара, Самара, Самара,
Я вместе с тобою иду.
Здесь – вольницы нашей начало:
Наивный красивый обман.
Здесь Разина Волга встречала,
И суд свой вершил Емельян.
А как в революцию яро
Ты ринулась, лучших губя?
Самара, Самара, Самара,
Бунтарская кровь у тебя.
То голод страшней пулемёта,
То снова война позвала –
И снова ты кровью и потом
России свой долг отдала.
Оружие праведной кары
Рождалось в холодных цехах.
Самара, Самара, Самара,
Врагу ты приблизила крах.
Сейчас для любого не странно,
Что, тайну храня до поры,
Ты стала купелью «Бурана»
С прицелом в другие миры.
Так было. Но хуже пожара
Случился глобальный просчет…
Самара, Самара, Самара,
Мужайся – не вечер еще!
Спешишь ты по жизни, в которой
Проблемам не видно конца:
Ты новые ладишь моторы,
Ты чинишь людские сердца.
Прокатится время угара,
Наступит черед соловью.
Самара, Самара, Самара,
Я верю в удачу твою!
1998
Игорь Киршбаум ( 1941 — 1996 ):
ВОЛГА
О, Волга! — река полноводная,
Красивы твои берега.
И русские песни народные
Прославят тебя на века.
Песни грустные и печальные —
В них вся жизнь глубока.
По мотиву привольные
Словно Волга — река.
В них: природы дыхание,
Грусть — тоска бурлаков,
Тихий шёпот признания,
Звон цепей и оков.
Песня грустная льётся
Над широкой рекой.
Пусть расстаться придётся,
Не искал я покой.
Я люблю твоих вод раздолье
И люблю синеву Жигулей.
Никогда не забыть мне приволья
Необъятных приволжских степей.
Верю в то, что я снова вернусь
В дорогой и родной сердцу край.
Вновь я в воды твои окунусь,
Лишь об этом мечтал, так и знай.
Июнь 1962, Забайкалье (ЗабВО, ст. Бада)
Стих моего друга-однополчанина
(школа авиационных механиков — 1-й год службы)
Борис Есипов ( р. 1945 ):
ФЕСТИВАЛЬНЫЕ КОСТРЫ
Что значит быть самим собой?
Так трудно разобраться…
И отыскать свою звезду, наверно, нелегко.
С благополучьем городским
Не так легко расстаться,
Но все ж непостижимый голос
Нас зовет так далеко.
Зовет нас далеко.
Припев: Ты приходи сюда на утренней заре,
Пусть ноша нелегка и путь сюда далек.
Зато, быть может, в этом песенном костре
И ты найдешь свой жаркий уголек.
Здесь перед музой меркнет все:
И должности и званья.
И даже не кривят душой отпетые лгуны.
Звучат здесь самый звонкий смех
И песни без названья.
Необъяснимые мерцанья
Самых дальних звезд видны.
Мерцанья звезд видны.
Припев.
И в суете сует земных,
Чтоб скука не закралась,
Заветной песни святость, друг,
Ты сохрани, молю.
Ведь что-то дорогое нам
В ней навсегда осталось,
Пока не отмечалась та,
Которую еще люблю,
Которую люблю.
Припев.
Так собирайся в путь быстрей!
Иди без остановки.
Ведь за грядой еще гряда, а дальше — перевал…
Я так хочу, чтоб у костра
в таежную ночевку
огонь любимых фестивальных песен
вас бы согревал.
Огонь вас согревал.
Припев.
Уже заря над Волгой расстилается,
А наши песни так и не кончаются…
1978
***
ГРУШИНСКОЕ БРАТСТВО
Нам не пристало потихоньку тлеться.
Пусть волна бушует, верный выбран путь.
От тугого ветра никуда не деться,
Лишь вперед и с песней — в этом наша суть.
В жизни мы на друга можем опереться.
Паруса натянем и всплеснем веслом.
Нам от нашей Волги никуда не деться —
По кольцу заветному снова поплывем.
В круг с друзьями сядем у костра погреться,
Эхом отзовутся песни у горы.
Нам от этих песен никуда не деться —
Сложены палатки только до поры.
В памяти о прошлом может все стереться.
Сколько лет минуло, поросло быльем.
Нам от этой боли никуда не деться —
Мы об этом пели и еще споем.
И пока мы живы, песни будут петься,
С ними нам теплее в праздник и в беде.
Нам ведь друг без друга никуда не деться, —
Начиналось братство наше на Уде.
Нам ведь друг без друга никуда не деться, —
Начиналось братство наше на Уде.
1988
Александр Краснопольский ( р. 1948 ):
КАК НАД ВОЛГОЙ-РЕКОЙ
…Как над Волгой-рекой расплескался закат!
И серебряной песней река звенит
Про княжну-раскрасавицу и казака,
Что поют до сих пор на Руси искони.
Много вёсен и зим с давних лет пронеслось,
Но по-прежнему Волге у Жигулей
И персидскую девочку жалко до слез,
И раздольная воля невесты милей.
Расписными челнами закат догорит,
Солнца красного яхонт уйдет ко дну,
Только Волга течет, только песня звенит —
И не может их море вместить ни одну.
1972
Юрий Панюшкин (1952 — 2017 ):
ЗАПОВЕДНАЯ СТРАНА
Посмотри, как апрель распогодил
Распустившую крылья весну.
Мы опять уезжаем, уходим
В заповедную нашу страну.
Где под синим распахнутым небом
Нынче я разобрать не могу:
То ли это подснежник под снегом,
То ли просто звезда на снегу.
Здесь порою кончаются были —
В этом царстве заснеженных лип.
Сколько раз мы сюда приходили,
Но привыкнуть едва ли смогли б.
Растревожена ночь голубая —
То ли песнею, то ли костром,
И на стрежень опять выплывает
Желтый серп острогрудым челном.
Убеждать удивленных не надо,
Что красиво и что не ахти.
Просто снег уже больше не падал,
Просто песня сложилась в пути.
Где под синим распахнутым небом
Нынче я разобрать не могу:
То ли это подснежник под снегом,
То ли просто звезда на снегу.
Будут тропы, взлетевшие круто,
Будет время побед и тревог.
Здесь начало далеких маршрутов,
Середина грядущих дорог.
И какая б ни вышла дорога,
Помним мы, что у нашей земли
Есть река необычная — Волга,
Есть такая страна — Жигули…
; 1977
Борис Вахнюк (1933 — 2005 ):
В КОЛЬЦЕ ЖИГУЛЕЙ
Тех, кто позже встал, от души пожалей.
Горы да вода — и вблизи, и вдали.
То ли это Волга в кольце Жигулей,
То ли обнимает река Жигули.
Тишины такой не услышишь нигде.
Даже всплески весел — и те не слышны.
То ли две байдарки скользят по воде,
То ли выплывают на стрежень челны.
Ветер шелестнет, паруса накреня,
Побежит волна прямо в детство мое…
То ли это Волга впадает в меня,
То ли это песня впадает в нее.
1976
Борис Сиротин ( 1938 — 2005 ):
Я по утрам борюсь с небытиём,
Встаю сквозь тяжесть, и иду на Волгу,
И плаваю в ней медленно и долго,
Чтоб в теле духа ощутить подъём.
А тут как раз и благовест с холма,
А вот уж и звонит Святой Георгий,
И чайки то ль в смятеньи, то ль в восторге;
В душе — согласье сердца и ума.
И в сердце проливается любовь
И мужество; вот певчие запели…
Всё внятно мне, и я в своей купели
Как бы крещенье принимаю вновь.
И я на берег выхожу земной,
К небесным пламенеющим пределам, —
И вырастает церковь надо мной,
И вырастаю духом я и телом…
А утром вновь с небытиём борюсь
И, вырываясь, «Отче наш» читаю…
Меня из нетей поднимает Русь,
Издерганная, грешная… Святая!
19..?
Алексей Разлацкий ( 1935 — 1989 ):
Самара ты футбольная ,
Конфетно-алкогольная .
«Родник», «Россия», пивзавод,
Сиреневый вокзал.
Но есть в Самаре стадион.
Для «Крыльев» был построен он.
Футболом город весь живет,
Здесь «Крылья» правят бал!
Наши «Крылья», наши «Крылья»,
Мы навеки вместе с вами!
Машем розами-шарфами,
Мы болеем за футбол.
Наши «Крылья», наши «Крылья»
Наши души растопили.
И в награду всем забили
Этот самый главный гол.
Самара Волгой славится
И девушкой-красавицей,
И тем, что люди разных стран
Играют здесь в футбол.
Побед больших дождемся мы,
Добьемся славы для страны,
Узнает про Самару мир,
И мы накроем стол!
Наши «Крылья», наши «Крылья»
Мы навеки вместе с вами!
Машем розами-шарфами,
Мы болеем за футбол

http://song5.ru
1989
Владимир Евсеичев ( 1948 — 1994 ):
ДАР СОСТРАДАНИЯ
Судьба моя – насмешливая птица:
Любовь дала,
А в тридцать три – Иуду,
В день смерти Моцарта велела мне родиться.
Какая связь?
Не знаю.
Врать не буду.
Живу в охотку,
Зная, что не вечен.
Забавно мне тщеславье сильных мира.
Гол как сокол – поэтому беспечен.
Мое богатство –
Воля, Волга, лира.
Живу,
как будто жизнь – командировка.
И чистокровный конь, и боль былинки,
И девочка смешная полукровка –
Кирпичики Вселенной и кровинки…
Пою и плачу, разделив рыданья
И скорбь живых, к которым я привязан.
Ведь слёзы
Нам даны для состраданья –
До капли каждый выплакать обязан.
1989?
Борис Свойский ( 1937 — 2001 ):
Борису Сиротину

Вспоминаются скверы весенние,
Наша юность — почти что бездомная,
И над Волгою — строчки Есенина,
А над строчками — небо бездонное.
….
» Мы с тобою оттуда откуда-то…», 1989
Дмитрий Окунев ( р.1949 ):
Говорят, что есть красивей
Реки, горы и луга,
Только мне вот Волги синей
Приглянулись берега.
…. Ком подкатывает к горлу,
Мозг истомой исхлестав.
Что мне Крым, Кавказа горы,
Всех Венеций красота?!
Мне не будет поворота:
Весь я в Волге – целиком!
Жигулевские ворота
Сердце держат под замком.
19..?
***
РУСЬ
В юном сердце зреет с детства,
Что питал во цвете лет, —
Песню русскую в наследство
Мне оставил бедный дед;
И еще – любовь большую
К Волге, к сизым Жигулям,
В знак того, что Русь такую
В мире уж не встретить нам!..
Не расстаться мне с Россией –
Плоть ее во мне и кровь…
Берегу я к Волге синей
Свою верную любовь;
И куда бы путь мой долгий
Ни забросил вдаль меня, —
Бьет родник под сердцем: с Волги
Началася Русь моя!..
19..?
Маркевич Станислав ( 1938 — 2005 ):
КРУГОСВЕТКА
Опустился вечер на песок прибрежный
Над заснувшей Волгой половодье звезд,
Кто-то в синь ночную задушевно, нежно,
Бережно мелодию пронес.
Словно крылья чаек, весла вверх взлетают,
И плывут над ними в небе облака,
А за горизонтом пропадает, тает
Русская великая река.
Припев: Полощет ветер странствий паруса,
Идет ял в необъятные просторы,
Где старая Самарская Лука
Легла на карте голубым узором.
Легла на карте голубым узором.
Тихо ночь укрыла золотые плесы,
Словно покрывалом, дымкой голубой,
Седина тумана распускает косы,
Над прохладной волжскою водой.
Мы идем туда, где непоседы-волны
Пляшут в хороводе пенистых гребней.
И кольцом заветным обнимает Волга
Сонный берег древних Жигулей.
Припев: Нет! Волга — это больше, чем река!
Она, как жизнь, всесильна и извечна.
И как любовь к России, глубока,
И как сама Россия, бесконечна!
И как сама Россия, бесконечна!
1992
***
О ВОЛГЕ
Над синею гладью крутые берега —
Течешь бесконечно ты, Волга-река,
Я легкою лодкой под парусом бьюсь,
Любовью своею я в Волгу вольюсь,
Любовью я в Волгу, я в Волгу вольюсь!
Бежит за кормою без края вода,
И вниз по теченью уходит беда,
А в воду березкой засмотрится Русь,
Печалью своею я в Волгу вольюсь,
Печалью я в Волгу, я в Волгу вольюсь!
Стоят обелиски у края воды,
Но время, как волны, не смоет следы,
Закаты над Волгой — вишневая грусть,
Всей болью своею я в Волгу вольюсь,
Всей болью я в Волгу, я в Волгу вольюсь!
Тревожное утро мне снится в ночи,
Где в марте кричали шальные грачи,
Клянусь, уезжая, что снова вернусь,
Всей жизнью своею я в Волгу вольюсь,
Всей жизнью я в Волгу, я в Волгу вольюсь!
1992
***
Я К ВАМ ВЕРНУСЬ
Когда лучи свои закат
Вонзит, как гребень, в облака,
Расчешет словно на пробор
По склонам Жигулевских гор,
Но прежде, чем нырнет в волну,
Гитары трону я струну.
Она мелодию свою
Подарит мне, и я спою:
Припев: Я к вам вернусь, родные Жигули,
Где облака ложатся вам на плечи,
Где паруса нам назначают встречи,
Я к вам вернусь, родные Жигули!
Когда задорный ветерок,
Обнюхав парус, как щенок,
Окатит озорной волной,
Поддав энергии шальной,
Нагонит холод, свеж и чист,
Заносчив, как авантюрист,
Но, разрешив себя ругнуть,
Заставит ворот застегнуть.
Припев: Я к вам вернусь, родный Жигули,
Где скалы, отражаясь, смотрят в Волгу,
Осталось нам идти уже недолго —
Я к вам вернусь, родные Жигули!
Когда сквозь бархат темноты
От маяты и суеты —
НА знаки редкие огней,
Я выйду на костры людей,
И брошу якорь, не шутя,
Тогда наивно, как дитя,
Поверю вечному добру,
Что наши песни не умрут.
Припев: Я к вам вернусь,родные Жигули!
Осталась за спиной моя Самара,
Под парусом с гитарою напару
Я к вам вернусь, родные Жигули!
1992
Юрий Гарин ( р. 1959 ):
ГРУШИНСКОЕ БРАТСТВО
Шестиструнная Самара
Спать не будет до утра.
Фестивальная Гитара
Заночует у костра.
И её согреют песни,
Как горячие угли,
В высшей точке поднебесья
И на краешке земли.
Припев: Это странное богатство
Так не ценится нигде:
Наше Грушинское Братство
И гитара на воде.
Бродят ветры за грядою, —
Их давно пришла пора,
А над Волгою-рекою
Возвышается Гора.
И беда проходит мимо,
А гитара — в гости к нам
Белым парусом гонима
По судьбе и по волнам.
И в минуты откровенья
Вдруг появятся друзья
На вершинах вдохновенья
И в глубинах бытия.
И взлетит мотив, как прежде, —
Ты его лишь улови
Между полюсом Надежды
И экватором Любви.
Стаи песен над Самарой
Зазвучат в тиши ночной, —
На Гитаре, под гитару
Их споет товарищ мой.
И падет звезда знамений,
Оставляя зыбкий след
От Экватора сомнений
И до Полюса побед.
Июль 2001
Валерий Боков ( р. 1947 ):
А ДОМОЙ ВЕРНЁМСЯ, МЫ ВСПОМНИМ ВСЁ СНАЧАЛА…
А домой вернемся, мы вспомним все сначала.
Чуть кружится голова, словно от вина,
Под ногой скрипит доска шаткого причала
Шаг друзей и нас качнет волжская волна.
И закружится опять хоровод палаток,
Чуть качнется островок на крутой волне.
И взметнется к небесам пряный горько-сладок
Дым негаснущих костров в песенной стране.
Та страна, как свет ясна и честна делами,
Берег низкий там высок, долетишь едва.
Мысли там чисты, как снег, горячи, как пламень,
И прямей гитарных струн в той стране слова.
Полыхают в унисон там людские души
В час, когда звенит струна, жгуча и вольна.
Не безвестный островок, не кусочек суши —
Гладит песен материк волжская волна,
Именитых городов отражая стены,
Не приладить к берегам, не испить до дна.
Мимо наших островов к Жигулям священным
Все бежит, бежит, бежит волжская волна.
2001
Диана Кан ( р. 1964 ):
Прощай, моя юность!.. Отныне,
Вдогонку слагая стихи,
Молчанью учусь у пустыни,
А пенью у Волги-реки.
Ей сердце вручила навеки
Своё – не за стать, не за прыть.
За то, что строптивые реки
Умеет она приручить.
За то, что чуждаясь гордыни,
Великая Волга-река
Ни в жисть от себя не отринет
Ни воложки, ни ручейка.
Да что ручеёк? Примечай-ка:
Спесивая речка Москва –
Столичная штучка, зазнайка –
Напиться из Волги пришла.
Бочком – где канальцем, где шлюзом –
Охочая к Волге припасть…
Пей, милая! Ты не в обузу!
Напейся и вдосталь, и всласть!
2007
***
Самара самостью сильна.
Всё у Самары самое:
Без края ширь и глубь без дна –
Нехилое приданое.
Внимает Волге – хороша! –
Седой Урал-соседушко…
Пусть вечно длится, не спеша,
Их ладная беседушка.
В Самаре и скворец свистит
Громчее, чем соловушка.
И Волгой-матушкою мнит
Себя любая воложка.
Ах, эти воложки! Галдят,
Стекая прямо с небушка.
Живой водицею поят
Самарский скусный хлебушко.
Одна другую вразнобой
Перекричать стараются…
И – с Волгой – матушкой родной –
В объятиях сливаются.
2007
***
Надменной Волги кроткое лобзанье
Босой ногою сладко ощутив,
Стою на берегу июньской ранью…
Щенком в колени тычется прилив.
Вовек себе не знающая равных,
Могучая свободная река.
Всё ей к лицу – надменная державность
И нежность беззащитного щенка.
Здесь ветерка сквозное дуновенье
Хранит пьянящий аромат ухи.
Здесь так легко в приливе вдохновенья
Стихия превращается в стихи.
Здесь хорошо, проснувшись спозаранку,
Босой к подружке-Волге прибежать –
Всё то, что не пристало горожанке,
Волжанке непоседливой под стать.
Шершавые мозоли наживая,
Без устали орудовать веслом.
По плёсам бегать, ноги обжигая.
Секретничать с прибрежным камышом.
Хоть он не сват, не брат мне, не приятель,
Я с волжским камышом накоротке.
Мне рядом с ним не стыдно, скинув платье,
Купаться по-русалочьи в реке.
И знать, что ни в одном из всех течений
Мне Волга – исповедница моя –
Не станет изрекать нравоучений,
Приняв меня такой, какая я!
19..?
Михаил Анищенко ( 1950 — 2012 ):
СТРЕЛА ЛЕТЯЩАЯ
Ольге Рыбаковой
Горит свечи огарок. Я болен, близорук.
Но Волга под Самарой натягивает лук.
Болит сквозная рана, дрожит ночная нить.
Мне рано, рано, рано из жизни уходить.
Со свистом, в небе тая, надежда во плоти,
Высокая и злая, лети, стрела, лети!
Люблю тебя такую, летящую во тьму,
Я триста лет тоскую по свисту твоему.
Не поддаваясь сраму, пойду через метель,
По золотому шраму — за тридевять земель.
Туда, где годы-глыбы, потоки-бегуны,
Где огненные рыбы летают, словно сны.
Где рощи, словно своды, под сводами —
хорал,
Где мир своей свободы ещё не потерял.
В лесу и на опушке увижу ясный свет,
И всё, что видел Пушкин, сжимая пистолет.
2008
Александр Малиновский ( 1944 — 2017):
ГОРОД САМАРА
Святый старец Алексий недаром
Напророчил в лихие года,
Что быть городу в устье Самары
И стоять ему хдесь навсегда.
Много дней и воды убежало,
Плыли барки по Волге, челны…
Зарождалась, росла и мужала
Запасная столица страны.
Молодецки судьба развернулась,
Есть откужда нам силушку брать.
Эта сила недаром проснулась,
Силе этой любое под стать.
Как светлы здесь весенние зори,
Как улыбчиво смотрят вослед.
Может, кто-то со мной и поспорит,
Но приветливей города нет.
Не челны, а ракета речная
На просторе на волжском летит.
Ах, столица Самарского края,
У тебя ещё всё впереди!
2009, из с/с т.4
Сергей Лейбград ( р. 1962 ):
Кто был ничем, тот всем изрядно стал
корявой костью в горле. Нет базара.
Есть Татарстан и есть Башкортостан,
чувашский стан, а также есть Самара –
мордовский стан степного ремесла,
хазарская душа левобережья,
верблюдица, вскормившая осла,
лебяжий пух и грация медвежья,
миграция афганских косяков
и босяков до самых Васюков.
Слезится глаз и чешется рука.
И тешится Самарская Лука
в петле реки. Река зовётся Волгой,
не отзываясь. Облик твой оболган.
Ты рождена затем, чтобы рожать,
а я здесь только воздух для узора.
Мне скоро будет нечего терять,
давно я жду, когда же это скоро
наступит, и теряю, и теряю.
Осиный рой жужжит среди осин
и сосен. Продвигается по краю
на край земли последний бедуин.
Люби меня, ведь я такой один,
один такой без рясы и без расы,
избранник твой, любовник твой и сын,
безумный одуванчик седовласый…
2013, кн. 14-я «Стеклянная мгла»
***
Сгорает день, и звёзды на весах,
и бабушки в домишках обветшалых.
гуляет призрак предка в орденах,
Самара увязает в словесах,
в колхозниках, в прорехах и провалах.
аллах акбар, прости меня, аллах,
Христос воскрес, и дырка в небесах,
как амбразура рваная, как память
дырявая. Любимая, прости, за этот спам,
что тянется за нами,
за эту власть, за глупость, за позор.
Взлетает тень от Жигулёвских гор
и падает, как птица, за горами.
а женщина, что вышла из купе,
простившись оглушительно и кратко,
вся в родинках, как в гречневой крупе,
уходит вдаль
вдоль Волги
без остатка.
2016, кн. 15-я «Распорядок ночи»
Владимир Веретников ( р. 1947 ):
ЖЕМЧУЖИНА САМАРСКОГО КРАЯ
Люблю я родную, великую Русь
И краем самарским безмерно горжусь.
Увидишь жемчужный Поволжский наш край,
Вздохни полной грудью и песнь запевай.ааа
О горных уступах «седых» Жигулей,
Самарской Луке с Ширяевом в ней.
Здесь Репин великий картины писал,
Ширяевец Саша свой путь начинал.
Не зря Амазонией звали сей край,
Чудес и красот, ну хоть отбавляй.
На плёсах заволжских туристы живут,
А каждая сопка – картинный этюд.
А матушка Волга ласкает его
Да разве ж слов хватит, не скажешь всего.
О сотнях пещер, да и гротах в горах
И сколь же широкий у Волги размах.
Здесь в бархатной зелени Грушинский флаг
Встречает гостей каждый год в Мастрюках.
За сим наблюдает Жигул — великан
Да славный и древний Царёв наш курган.
2013
***
ПОВОЛЖСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ
Гремит Поволжский фестиваль
С восторгом край свой воспевая,
И улетают песни вдаль
По всей Руси родной без края.
Звучат напевы о любви
О Волге-матушке родимой.
Плыви же это ввысь, плыви,
С любовью нашей негасимой.
Танцуют танцы волгари,
Парад ансамблей перед нами
И так до самой до зари
Бушует страстей волжских пламя.
Да будет Русь моя крепка
Пока звучат напевы, танцы.
Ведь в том секрет наш на века
О чём гадают иностранцы.
2014
Автор публ. на портале СтихиРУ
***
САМАРСКИЙ КРАЙ
Самарский край во всём Поволжье
Всегда слыл дивной стороной.
И в мире края нет пригожей,
Прекрасней всех мой край родной.
Манящий блик Заволжских плёсов,
В лугах духмяный аромат
И терпкий запах на покосах –
Всему я так сердечно рад.
Течёт спокойно чудо – Волга,
О ней особые слова,
Да «Жигули» встречают строго,
Что чуть кружится голова.
Какие зимы здесь на Волге,
В такой красе стоят леса!
И я гляжу с волненьем долго
На все на эти чудеса.
Самарский край мне всех дороже,
Что трудно подобрать слова.
С хорошей песней край наш схожий,
Уходит в Мир о нём молва.
19..?
Source:
Чепурных Евгений ( р. 1954 ):
РЕТРОСПЕКТИВА
А была ли улица,
Ситцевая ночь?
Женщина любимая,
Сын и дочь?
Матушка родимая
И отец,
Одуванчик солнечный
И чабрец.
Свист крыла вороньего
В синеве.
Пиджачок, расстеленный
На траве.
Петербург с Самарою
И Москва,
Волга полуспящая
И Нева.
Был ли Пушкин, раненный
Под снежок?
Пугачёв, постриженный
Под горшок?
Может, напридумывал
Друг и враг?
Или снилось утречком,
Или как…
Иль плыву, задумавшись,
В дождь, в грозу.
И не видно Родины
Там, внизу…
2014
Евгений Семичев ( р. 1952 ):
ЮГРА
Проделав путь томительный, неблизкий,
Приветствую тебя, моя сестра,
В Самарове (читай, в Ханты-Мансийске)
Вогульская остяцкая Югра.
Сорвавшийся с лихого крутояра,
Твой волжский брат, растроганный до слёз,
Земной поклон от города Самары
И жигулёвской вольницы привёз.
Готов поклясться нашей общей мамой,
Что не один я нынче с толку сбит.
Раскопанный в степи заволжской мамонт
Своим югорским родичам трубит.
Когда бурлит над Волгой вешний ливень,
Тараня грозовые облака,
Над степью выгибается, как бивень,
Гудящая Самарская Лука.
Когда клубятся волжские туманы,
Вздымаясь до небесной высоты,
Толпятся жигулёвские курганы,
Как первобытных мамонтов хребты.
Самарово — и я самарский, то бишь! —
В любви моё признание прими.
Ведь все мы — дети мамонтовых стойбищ,
По Божьей воле ставшие людьми.
2016, ж-л «Русское эхо»
Серафим Самаркин ( р. 1999 ):
Великая Волга от края до края!
Прекрасней реки я в мире не знаю!
Течёт величаво, неся свои воды,
Могучая Волга- царица природы!
Я рад, что я вырос на этой земле,
Мой город Самара — на Волге- реке.
Здесь тишь берегов, родные просторы,
Леса и поля, Жигулёвские горы!
Средь всех городов и бескрайних морей
Самара на Волге лишь сердцу милей!
Люблю я свой город, красивый, родной,
Ему признаюсь: «Я, Самара, с тобой!»
2014
1марта — 19 апреля 2018, Самара

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *