Стоит ли креститься?

Популярные группы

С этим вопросом мы похожи на молодого человека, который думает: «Обязательно ли мне тратиться на цветы, чтобы убедить ее выйти за меня замуж?» Когда речь идет о самом важном в жизни, экономить усилия просто нелепо, считает Сергей Худиев.
Веришь и хочешь ли ты спасения
«Обязательно ли креститься, чтобы обрести вечное спасение?» — это вопрос, который появляется часто, и недавно я встретил его еще раз. Если отвечать на него одним словом — то да, обязательно. Но это одно слово оставляет за кадром еще ряд вопросов, которые тут неизбежно возникают — и их стоит рассмотреть подробнее. Когда читаешь Евангелие, невозможно не заметить, что Господь часто отвечает вопросом на вопрос, спрашивает собеседника, вместо того чтобы выдать аккуратное богословское объяснение. Он побуждает людей думать — и заглядывать в их собственные души. И эти Его вопросы часто можно свести к двум: «Веришь ли ты?», например, «Ты веруешь ли в Сына Божия?» (Ин. 9:35), и «Чего ты хочешь?», например, «Чего вы хотите от Меня?» (Мф. 20:32). Так и вопрос о Крещении и спасении связан с двумя другими: «Веришь ли ты в вечное спасение?» и «Хочешь ли ты его?».
Если вечное спасение реально, то это самое важное, что только вообще может быть. Представьте себе, что все это реальность: вы созданы любящим Богом для вечной радости, любви, славы и красоты, превосходящей все, что мы только можем помыслить здесь, на земле.
Что все доброе, хорошее, достойное и прекрасное, что мы знаем здесь, на земле, есть далекие отблески вечного света, в который мы можем войти — и в который нас зовут войти. Что все земные скорби и горести обернутся безмерной славой и утешением, что глубочайшие потребности нашего сердца — настолько глубокие, что мы сами часто не смеем в них сознаться — будут удовлетворены, и мы будем вечно, бесконечно счастливы.
Если речь идет о самом важном, мы не ищем экономного пути
Конечно, можно не верить в это — можно с горькой усмешкой считать, что вера в небесное спасение просто выдумана людьми, которые хотели как-то утешить себя перед лицом унылой реальности. Можно считать, что любовь — это просто гормон окситоцин, музыка — это просто звуковые колебания, мысль — это просто электрохимические процессы в коре головного мозга, и все, что нам предстоит, — это, в самом благополучном случае, неизбежное изветшание, старость и небытие. Можно считать, что наш жизненный путь не ведет никуда.
Но если мы решаемся поверить в любящего Бога, и в вечное блаженство, и в небесный град Иерусалим, то у нашей жизни есть цель и смысл — добраться туда. А самое большое несчастье, которое может с нами случиться, — это туда не попасть.
И в этом контексте вопрос «Обязательно ли мне совершать те или иные поступки, направленные на поиски вечного спасения — креститься, изменять образ жизни, присоединяться к Церкви?» просто теряет смысл. Если речь идет о чем-то настолько важном, вы не ищете экономного пути, который позволял бы вам добраться до цели с наименьшим приложением усилий. Вы ищете надежного пути.
Представьте себе молодого человека, который задается вопросом: «Обязательно ли мне тратиться на цветы, подарки и билеты в кино, чтобы убедить ее выйти за меня замуж?» Он будет выглядеть довольно странно — как будто он не понимает, что брак — это важно, и что счастье всей его жизни стоит в любом случае намного дороже, чем цветы или билеты.
Люди экономят усилия на чем-то, что они не считают важным. Получится — хорошо, не получится — ну, не очень-то и хотелось.
Но если речь идет о вечном спасении, экономить усилия и спрашивать: «Могу ли я обойтись без Крещения» просто нелепо. Даже если бы речь шла о нашей временной жизни — например, об опасной болезни — нам бы не пришло в голову ставить вопрос «Как бы нам исцелиться дешевле». Нас бы интересовало, как нам исцелиться наверняка.
Вопрос о Крещении передо мной ставит Христос
Еще один вопрос, на который мы должны себе ответить: является ли Иисус Спасителем? Правду ли Он говорит о Себе в Евангелии? Действительно ли Он тот, за кого он Себя выдавал — Бог, Спаситель, Судия, Единственный, Кто может дать нам жизнь вечную и блаженную?
Если это так — а это так — то вопрос о Крещении передо мной ставит не Церковь как группа людей, а Он сам. Творец и Владыка этого мироздания стал человеком, во всем подобным нам, кроме греха, прожил человеческую жизнь и принял человеческую смерть — страшную смерть — ради моего спасения.
Как я могу отозваться на это? Принять Его дар тем образом, который Он сам установил. Креститься и войти в Его Церковь.
Невозможно признавать Иисуса Христа Господом и Богом и игнорировать Его повеление — которое вовсе не является невыполнимо трудным.
Молодые люди, которые вступают в брак, обмениваются кольцами — и этот обряд не кажется им утомительным. Люди, желающие

принять гражданство страны, совершают все положенные законами этой страны действия, и делают это охотно — потому что они действительно хотят в эту страну попасть.
Человек, который уверовал во Христа, приступает к Крещению — и было бы очень странно, если бы он этого не делал.
Но за вопросом «Обязательно ли креститься» может стоять и еще один вопрос — все ли некрещеные люди гарантированно погибли. Мы можем точно сказать, что не все — благоразумный разбойник не был крещен, не были крещены и некоторые мученики, которые просто не успели — их убили раньше, чем они приступили к Таинству.
Но, вообще говоря, не наше дело распределять места в раю и в аду. Одно можно сказать определенно — чтобы обрести вечное спасение, надо его хотеть. Это — абсолютно неизбежное условие. А если вы его хотите, вы принимаете Крещение.>Обязательно ли креститься, чтобы обрести вечное спасение?

Веришь и хочешь ли ты спасения

Сергей Худиев

«Обязательно ли креститься, чтобы обрести вечное спасение?» — это вопрос, который появляется часто, и недавно я встретил его еще раз. Если отвечать на него одним словом — то да, обязательно. Но это одно слово оставляет за кадром еще ряд вопросов, которые тут неизбежно возникают — и их стоит рассмотреть подробнее.
Когда читаешь Евангелие, невозможно не заметить, что Господь часто отвечает вопросом на вопрос, спрашивает собеседника, вместо того чтобы выдать аккуратное богословское объяснение. Он побуждает людей думать — и заглядывать в их собственные души. И эти Его вопросы часто можно свести к двум: «Веришь ли ты?», например, «Ты веруешь ли в Сына Божия?» (Ин. 9:35), и «Чего ты хочешь?», например, «Чего вы хотите от Меня?» (Мф. 20:32).
Так и вопрос о Крещении и спасении связан с двумя другими: «Веришь ли ты в вечное спасение?» и «Хочешь ли ты его?».

Что все доброе, хорошее, достойное и прекрасное, что мы знаем здесь, на земле, есть далекие отблески вечного света, в который мы можем войти — и в который нас зовут войти. Что все земные скорби и горести обернутся безмерной славой и утешением, что глубочайшие потребности нашего сердца — настолько глубокие, что мы сами часто не смеем в них сознаться — будут удовлетворены, и мы будем вечно, бесконечно счастливы.

Если речь идет о самом важном, мы не ищем экономного пути

Конечно, можно не верить в это — можно с горькой усмешкой считать, что вера в небесное спасение просто выдумана людьми, которые хотели как-то утешить себя перед лицом унылой реальности. Можно считать, что любовь — это просто гормон окситоцин, музыка — это просто звуковые колебания, мысль — это просто электрохимические процессы в коре головного мозга, и все, что нам предстоит, — это, в самом благополучном случае, неизбежное изветшание, старость и небытие. Можно считать, что наш жизненный путь не ведет никуда.

Но если мы решаемся поверить в любящего Бога, и в вечное блаженство, и в небесный град Иерусалим, то у нашей жизни есть цель и смысл — добраться туда. А самое большое несчастье, которое может с нами случиться, — это туда не попасть.

И в этом контексте вопрос «Обязательно ли мне совершать те или иные поступки, направленные на поиски вечного спасения — креститься, изменять образ жизни, присоединяться к Церкви?» просто теряет смысл. Если речь идет о чем-то настолько важном, вы не ищете экономного пути, который позволял бы вам добраться до цели с наименьшим приложением усилий. Вы ищете надежного пути.

Представьте себе молодого человека, который задается вопросом: «Обязательно ли мне тратиться на цветы, подарки и билеты в кино, чтобы убедить ее выйти за меня замуж?» Он будет выглядеть довольно странно — как будто он не понимает, что брак — это важно, и что счастье всей его жизни стоит в любом случае намного дороже, чем цветы или билеты.

Люди экономят усилия на чем-то, что они не считают важным. Получится — хорошо, не получится — ну, не очень-то и хотелось.

Но если речь идет о вечном спасении, экономить усилия и спрашивать: «Могу ли я обойтись без Крещения» просто нелепо. Даже если бы речь шла о нашей временной жизни — например, об опасной болезни — нам бы не пришло в голову ставить вопрос «Как бы нам исцелиться дешевле». Нас бы интересовало, как нам исцелиться наверняка.

Вопрос о Крещении передо мной ставит Христос

Еще один вопрос, на который мы должны себе ответить: является ли Иисус Спасителем? Правду ли Он говорит о Себе в Евангелии? Действительно ли Он тот, за кого он Себя выдавал — Бог, Спаситель, Судия, Единственный, Кто может дать нам жизнь вечную и блаженную?

Если это так — а это так — то вопрос о Крещении передо мной ставит не Церковь как группа людей, а Он сам. Творец и Владыка этого мироздания стал человеком, во всем подобным нам, кроме греха, прожил человеческую жизнь и принял человеческую смерть — страшную смерть — ради моего спасения.

Как я могу отозваться на это? Принять Его дар тем образом, который Он сам установил. Креститься и войти в Его Церковь.

Невозможно признавать Иисуса Христа Господом и Богом и игнорировать Его повеление — которое вовсе не является невыполнимо трудным.

Молодые люди, которые вступают в брак, обмениваются кольцами — и этот обряд не кажется им утомительным. Люди, желающие принять гражданство страны, совершают все положенные законами этой страны действия, и делают это охотно — потому что они действительно хотят в эту страну попасть.

Человек, который уверовал во Христа, приступает к Крещению — и было бы очень странно, если бы он этого не делал.

Но за вопросом «Обязательно ли креститься» может стоять и еще один вопрос — все ли некрещеные люди гарантированно погибли. Мы можем точно сказать, что не все — благоразумный разбойник не был крещен, не были крещены и некоторые мученики, которые просто не успели — их убили раньше, чем они приступили к Таинству.

Но, вообще говоря, не наше дело распределять места в раю и в аду. Одно можно сказать определенно — чтобы обрести вечное спасение, надо его хотеть. Это — абсолютно неизбежное условие. А если вы его хотите, вы принимаете Крещение.

Принятия в общину и крещения евреев

Великое переселение народов обернулось для евреев еще одним расовым «подарком»: когда варварские племена германцев завоевали сначала бывшую провинцию Германия, а потом всю Галлию, они обнаружили многочисленное еврейское население в таких городах, как Клермон, Орлеан, Кельн, Париж, Марсель. Эти евреи были римскими гражданами, и большинство из них носили римские имена. Причина их появления здесь проста: евреев селили на северо-западе Империи как мятежное племя, которое полезно расселять подальше от племенной территории.

Варвары же не видели особой разницы между разными категориями ромеев. Даже много позже любая национальная группа, пришедшая из Империи в варварский мир, была «ромеями» для варваров. Цыгане ведь даже сами себя называют ромеи — «ромэн», — потому что предки их проникали в Британию и Германию с территории Римской империи.

Так вот, в первые века совместной жизни — с IV по VII века — между германцами и евреями было много смешанных браков. Римские евреи довольно легко вступали в браки с иноверцами, лишь бы те чтили единого Бога, а не были бы язычниками. Тем более они легко принимали к себе в общину людей из германских племен, — лишь бы те готовы были пройти обряд принятия иудаизма, гиюр. Иноплеменник, прошедший гиюр, называется гер и обладает всеми правами урожденного иудея. И таких геров из германских племен было много (прошу извинить за невольный каламбур).

Идиллию разорвала позиция христианской церкви: епископат яростно интриговал среди недавних христиан, внушая пастве, что грешно дружить с потомками убийц Христа. До этого германцы даже и не очень понимали, в чем разница между иудаистами и христианами…

Церковные соборы в VI веке в Орлеане даже сделали попытку отделить евреев от остального населения, выделить евреев в особую бесправную касту, — носить особые знаки на одежде, жить в отделенной от остального города иудерии, не общаться с христианами и даже язычниками.

Ввести эти законы в жизнь не удалось: королям и герцогам евреи были нужны, они отстаивали права евреев жить по своим законам. Но церковь не успокаивалась. Епископ Авит из Клермона ходил в еврейский квартал, уговаривал евреев креститься. В 576 году нашелся один-единственный отступник, и, как будет видно, община ему не простила: когда выкрест шествовал в какой-то церковной процессии, к нему подбежал еврей и вылил ему на голову какое-то вонючее масло. После этого толпа христиан разгромила синагогу и грозила перебить всех евреев, а на другой день епископ Авит созвал всех клермонских евреев и предложил им креститься или же убираться из города. Иначе, мол, он не сможет удержать гнев толпы. Около пятисот евреев Клермона согласились креститься, остальные переехали в Марсель. Пятьсот человек! Очень много, тем паче — при тогдашнем малолюдстве.

582 год. У короля Хильперика был в Париже торговый и финансовый агент: еврей с римским именем Приск. Король и епископ Турский постоянно уговаривали Приска принять христианство. Однажды король «шутя» наклонил голову Приска и сказал епископу Григорию Турскому: «Приди, епископ, и возложи на него руки!»

Приск в ужасе вырвался и отбежал, чтобы епископ не мог «возложить руки». Король рассердился, а Григорий вступил с Приском в долгую беседу про истинную веру. Приск доказывал, что Христос не был сыном Божиим, но епископ, как гласит христианская летопись, одолел его в полемике (интересно, существует ли иудейская версия этой истории?).

Король Хильперик в этот раз отпустил Приска, чтобы дать ему время одуматься, но со словами: «Если еврей не уверуют добровольно, я силой заставлю его верить!»

Многие евреи тогда в Париже крестились. Приск же под разными предлогами отказывался креститься, откровенно тянул время, и тогда в одну из суббот, когда он шел в синагогу, его убил ножом некий выкрест из евреев.

В 629 году король франков Дагоберт даже издал указ, которым все евреи, которые не желают креститься, изгонялись из страны. Указ явно не был приведен в исполнение, но подписан-то он, тем не менее, был.

Даже много позже, уже в IX веке, евреям удавалось пополнить свои ряды перебежчиками-христианами. Вот, скажем, как рассказывают о таком случае «Хроники» епископа города Труа:

«Диакон Бодо, который с колыбели рос в христианской вере, получил придворное воспитание и в должной мере превзошел науки Божественные и мирские, просил год тому назад у императора дозволить ему отправиться в Рим и молиться там после того, как император пожаловал ему многие дары; и он, Бодо, достиг просимого, но попутал его Сатана, и он оставил христианскую веру и принял иудаизм…И когда был он обрезан и отрастил волосы и бороду, и изменился обличием, и назвался Элиэзером… и взял в жены дочь еврея, то заставил и своего родственника принять еврейский закон»{71}.

Единственный вопрос, который я скромно задаю и немецким нацистам, и расово озабоченным евреям: скажите, господа, а как вы собираетесь отделять благородную арийскую кровь грязных белобрысых дикарей от крови презренных семитов, выкрестившихся в IV–VII, даже в IX веках? И как вы собираетесь отделить гены Авраама, Исаака и Якова от генов столь поносимых вами германцев?

Это — только один пример массового смешения евреев с другими народами, и привел я его только потому, что он имеет прямое отношение к германцам. Но и эти античные евреи, смешавшиеся с германцами, вовсе не были «чистокровными семитами». Греки и римляне, принявшие гиюр, составляли по крайней мере половину их предков… Если не больше. А те, кто начал смешиваться с греками и принимать греков в общины, еще раньше смешивались с персами, вавилонянами, ассирийцами, арамеями, филистимлянами… Бог еще знает с кем.

Так чьи же расовые черты улавливали специалисты Третьего рейха?! «Семитов» или римлян-арийцев»?! Ой вэй! Вечно с этими евреями проблемы… Даже вон думать приходиться, а это неарийское занятие. И не семитское.

Впрочем, пока евреи — многочисленный и обеспеченный слой людей в христианской Европе — по крайней мере в теплых, привычных для них странах. Самые крупные общины были в Риме, Венеции, Неаполе, на острове Сицилия. И занимаются они вовсе не только торговлей.

В империи Карла Великого они были ремесленниками, торговцами, сборщиками разных пошлин, музыкантами, занимались медициной и строительством.

В Нарбонне в 768–772 годах евреи становились крупными землевладельцами, и у них на полях и виноградниках работали крепостные-христиане{72}. Как видно, общество вовсе не выработало какого-то специфического отношения к евреям, как плохим и «неправильным» людям.

В Лионе евреев было так много и они занимали такое важное положение, что в 849 году базарный день по желанию евреев был перенесен с суббот на воскресенье. Против этого отчаянно, но безрезультатно протестовали христианские епископы, в том числе знаменитый епископ Агобарт{73}.

Церковь относилась к евреям не очень хорошо… Я бы даже сказал, подозрительно. Галльские епископы жаловались, что евреи покупают рабов-христиан и заставляют их соблюдать иудейские обряды. Что иудеи похищают детей христиан и продают их в рабство мусульманам, что они называют свинину «христианским мясом», что они открывают ворота городов мусульманам и норманнам{74}.

Насчет сдачи городов — грустно, но такие случаи были. Мусульмане были веротерпимее христиан, особенно в Испании, где евреев лет сто последовательно доводили до крайности.

Такой же скучной, прозаической конкретики хотелось бы и насчет краденых и проданных детей. Ну хоть один случай, я вас таки да умоляю! Выведите их на чистую воду, этих предателей и похитителей невинных крошек! Дайте мне оружие против пособников мусульман, норманнов и самого сатаны!

Но беда как раз в том, что никаких конкретных данных не приводится. Есть эмоции, есть жутко звучащие, но не доказанные обвинения. Ах да! Насчет «христианского мяса»… Ну что тут посоветовать обиженным христианам… Ну, пусть покажут язык или сделают «козу» первому встречному раввину. Или, скажем, начнут называть между собой кошерное мясо «иудейской какашкой». В общем, какие-то детские обиды, на которые можно посоветовать только такие же детские формы удовлетворения.

Много ли было выкрестов в эту эпоху, сказать трудно. Время от времени церковь с большим удовлетворением отмечала, что кого-то из гонимого племени удалось убедить в том, что Христос был и правда Мессия.

Но были и обратные случаи. В 847 году молодой монах из Алемании (Германия) принял иудаизм, женился на еврейке, уехал в Испанию и там науськивал мусульман на преследования христиан, вел антихристианскую пропаганду. Такие истории церковь воспринимала очень болезненно.

Впрочем, никаких преследований евреев в это время не было. Порой христианские монахи приходили в синагоги, и с ними вели долгие богословские споры. Временами папы особенно жаждали обращения евреев, и тогда интенсивность споров возрастала. Папа Григорий Великий в 590 году даже стал давать разного рода привилегии и делал денежные подарки евреям, которые захотят креститься.

–?Но они же тогда будут обращаться в христианство неискренне, ради выгоды! — говорили Папе.

–?Ну и что? Зато их дети и внуки уже будут настоящими христианами…

Потомок одного из выкрестов сам сделался римским папой под именем Анаклета II (1130–1138).

Возможно, именно эта история легла в основу еврейского мифа про «еврейского папу Эльханана». Миф гласит, что у ученого раввина Симона из города Майнца похитили сына Эльханана. Мальчика окрестили и сдали в монастырь, а он, благодаря врожденной гениальности, сделал карьеру вплоть до папского престола. Этот бывший еврейский мальчик, а теперь большой дядя и папа римский, очень скучал по своему родному папе и по своей родной вере. Чтобы увидеться с родным папой, римский папа стал притеснять евреев города Майнца, рассчитывая — они пошлют в Рим старого умного Симона. Так и произошло, и, оставшись со старым папой наедине, римский папа сознался, кто он такой.

Эта история имеет две версии конца: по одной, папа римский тайно сбежал обратно в Майнц, вернулся в иудаизм и жил иудеем долго и счастливо. По другой, он бросился с башни собора Святого Петра в Риме — раскаявшийся Эльханан хотел ценой своей жизни искупить свое отступление от истинной веры.

Придумано так хорошо, что даже жаль — во всех версиях этого мифа нет буквально ни словечка правды. А реальный «еврейский папа» Анаклет II даже и не думал каяться, да и был он уже четвертым поколением выкрестов; нетрудно подсчитать, что еврейской крови в нем была всего одна восьмая. Нельзя сказать, что так уж невероятно много.

Короли и герцоги относились к евреям куда лучше: ведь евреи были полезны. И интересны, в отличие от еле грамотных и вообще неграмотных европейцев. Карл Великий тоже был неграмотным, даром что был великий воин и очень разумный император. У себя в Аахене он любил беседовать с евреями, вернувшимися из дальних стран. Ведь эти люди могли рассказывать о каких-то любопытных вещах, а монахи и рыцари, при всех их достоинствах, не могли.

Посылая посольство в Багдад, к калифу Гаруну Ар-Рашиду, Карл включил в состав посольства среди прочих и еврея Ицхака. Этот Ицхак стал единственным, кто вернулся и привез королю белого слона: ответный подарок калифа Гаруна ар-Рашида. Наверное, Ицхак не читал необходимых антисемитских книг и не знал, что он — коварное и подлое создание. Франкская знать тоже не знала, что они — куда большие патриоты, чем Ицхак; видимо, они и прижились на теплом, богатом востоке, предоставив Ицхаку одному возвращаться на дикую голодноватую родину.

Но самое главное — евреи в раннее Средневековье ведут образ жизни небольшого национально-религиозного меньшинства, в поведении которого европейцы вообще не усматривают каких-то принципиальных, а тем более порочных отличий от поведения христиан. Даже церковь не обвиняет евреев в какой-то особенной хитрости, лживости или пройдошливости. Обвиняют в распятии Христа, в следовании «неправильному» закону и так далее.

При этом евреи владеют всеми городскими профессиями, которые известны в западноевропейском Средневековье, среди них много земледельцев. К тому же они выступают в роли учителей христиан в области финансов, международной и транзитной торговли.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Я христианин. Крещение — еврейский ритуал?

Я христианин и вам, возможно, это не понравится, но меня мучает один вопрос, который вы, возможно, сможете прояснить. Вопрос касается крещения. Например, в Иоанн. 1:25 фарисеи спросили Иоанна крестителя, почему он крестит, если он не пророк, и не Илия, и не Машиах. И это далеко не единственное место, которое меня смущает. Выходит, что крещение Иоанна не было чем-то новым, но было понятно тогдашним еврейским учителям Торы. Я начинаю думать что крещение – это вовсе не христианский ритуал, а еврейский. Не могли ли бы Вы объяснить мне это, и что оно означало в еврейской традиции, потому что ничего насчёт крещения я не нахожу в Ветхом Завете (кроме ритуальных омовений, конечно, но это сомнительно). С уважением, Анатолий. Спасибо.

Ответ:

Уважаемый Анатолий!

Как и множество других обрядов, которые христианство заимствовало из иудаизма (в искажённой форме), обряд крещения был заимствован также из иудаизма. Он взят из обряда принятия иудаизма: среди прочего, человек, принимающий иудаизм, должен окунуться в микву.

С уважением, Реувен Куклин

Вопрос.

Спасибо огромное за Ваш ответ. Не могли ли бы Вы объяснить больше, в чем заключался этот обряд окунания в Микву, откуда происходит (я ничего не вижу подобного в Танахе, кроме ритуальных очистительных омовений) и как эволюционировал в обряд посвящения в иудаизм, а также – как был изменен христианством. Я был бы также признателен за ссылки на дополнительную информацию по этому вопросу. Я очень хочу разобраться в том, во что я верю, потому что мне кажется, что «таинства» стали таинствами после отрыва христианства от иудейских корней, которые могут эти таинства объяснить. Я уже слышал о происхождении крещения от Миквы из одного христианского фильма, но почти ничего не могу найти ни о самом обряде, ни о его связи с крещением. Пожалуйста, помогите разобраться. Огромное спасибо.

Анатолий

>Выкресты

Вы́кресты, выкрест, выкрестка (разг. устар.) — перешедшие в христианство из другой религии; чаще всего употребляется по отношению к крещёным евреям.

Кантонисты

Основная статья: Кантонисты

Евреи особенно часто стали переходить в христианство в XIX — нач. XX вв., когда религиозная принадлежность к иудаизму перестала жёстко определяться национальной принадлежностью, переход же в христианство снимал с еврея образовательные и другие ограничения, существовавшие в ряде государств (в Российской империи до 1917). Массовое крещение евреев практиковалось в эпоху Николая I, когда выкрестами стали до 30 тыс. евреев. По тысяче человек в год переходили из иудаизма в православие и в эпоху Николая II. Чаще всего выкрестами становились кантонисты (призванные на военную службу). Идишеязычных евреев c черты оседлости начали рекрутировать в русскую армию по царскому указу от 26 августа 1827 года. Кантонисты получали православные имена (согласно святцам), а также фамилию своих крестных родителей (в т.ч. такие как Ивановы, Петровы, Степановы). Однако некоторые выкресты-кантонисты возвращались в иудаизм, после выхода в отставку.

Иногда выкрестов не принимали в жандармы, с конца XIX века не рукополагали в священники, не брали на службу на флот, с 1910 года не производили в офицеры в армии; в 1912 году запрет на производство в офицеры был распространен также на детей и внуков выкрестов. Однако известны выкресты-депутаты Государственной Думы Российской империи (Моисей Деревянко)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *