Суггестивность в психологии

Суггестия является неотъемлемой составляющей любого профессионального дискурса. Как только человек обращается к эксперту по любому виду знания, будь то сантехник, автомеханик или психотерапевт, он большую часть информации, инструкций и рекомендаций, полученных во время коммуникации, воспринимает на веру. Это и понятно: ведь нельзя быть специалистом во всех областях знания. А верить специалисту — это значит добровольно соглашаться на внушение и суггестию.

Но, одно дело — раковины и инжекторы, а совсем другое — собственное психическое здоровье. Без него как-то плоховато жить. Тут уж слово психотерапевта изначально обладает мощнейшим суггестивным потенциалом.

Итак, что же такое суггестия? И что такое внушение? Являются ли эти понятия синонимами? На взгляд автора, — нет, между ними существуют различия. Я склонен полагать, что «внушением» удобней называть конкретное речевое воздействие, в то время как под «суггестией» понимать не только внушение как таковое, но и его контекст. Причем, в самом широком смысле слова, включая в него (контекст) намерения участников, степень их владения культуральными кодами, обстоятельства коммуникативной ситуации и лингвистические механизмы реализации внушения.

Отсюда следует, что суггестия это не только совокупность отдельных актов внушения, а, прежде всего процесс, работающий на разных уровнях коммуникации. Помимо этого, слово «суггестия» обладает большей способностью к морфологическим трансформациям, чем слово «внушение»; к примеру: суггестивная лингвистика, суггестивная тактика, суггестивный текст и т.д. Это делает термин «суггестия» более универсальным и удобным для понимания особенностей и механизмов психотерапевтического воздействия.

Наиболее концентрированным видом суггестии является гипноз. Автор понимает гипноз трояко: как состояние измененного сознания, как — социальный конструкт, как — особый тип диалога в рамках психотерапевтической коммуникации.

Или, говоря другими словами, гипноз — это транс, гипноз — это смысловая конструкция, основанная на имеющемся у человека знании и личном опыте, гипноз — это особый тип межличностного общения.

На самом деле, разграничить внушение и убеждение — достаточно сложно. Проще это сделать на уровне небольших речевых фрагментов: предложений и фраз. Сложнее — на уровне более продолжительных речевых актов. Причем, надо иметь в виду, что в процесс суггестии могут быть вовлечены не только слова и их смыслы, но и все другие составляющие коммуникации. Поза психотерапевта, его жесты, темп речи, интонация, стиль одежды, обстановка психотерапевтического кабинета.

Иногда заглянешь в гости к коллеге, а там пол-стены увешены дипломами, сертификатами, свидетельствами, фотоснимками, где хозяин кабинета запечатлен с какой-нибудь ну очень известной в психотерапевтическом сообществе персоной. И при этом он совершенно серьезно говорит, что суггестии и гипноза в свой работе не использует.

Одним из самых распространенных методов суггестии в психотерапии является рассказывание историй. Это могут быть притчи, сказки, случаи из жизни, даже анекдоты.

Хорошая история сопровождается появлением трансового состояния у слушателя, вызванного, прежде всего, возникновением последовательно сменяющихся образов. По существу, — это своеобразный видеоклип.

К примеру, у меня есть хороший знакомый, заядлый охотник и рыболов. И, при этом, замечательный рассказчик. Впрочем, это не удивительно, ведь настоящие любители этого дела получают удовольствие не только от процесса ловли и охоты, но и от собственных рассказов об этом. То, что при этом они истории приукрашивают, — это уж специфика жанра. Ведь, главное в истории — это не её реальность, а способность вызывать интерес у слушателя. Тут уж многое зависит не только от оригинальности сюжета, но и от всяких там финтифлюшек с виньетками, то есть, от мастерства рассказчика.

С точки зрения физиологии разницы между трансом и гипнозом нет. И тот и другой представляют собой измененное состояние сознания. Разница — в условиях возникновения. Если трансовое состояние возникает самопроизвольно, и, обычно, обусловлено неожиданной информацией или же является циклической фазой функционирования головного мозга (так называемые ультрадианные ритмы были открыты американским нейрофизиологом и психотерапевтом Эрнесто Росси), то гипноз кто-то должен навести, то есть, он имеет процедурный и технологический характер.

На самом деле, суггестивный потенциал психотерапии может быть реализован и без гипнотических процедур. Ярчайшей моделью подобного речевого воздействия является «милтон-модель», названная в честь выдающегося американского психотерапевта Милтона Эриксона. Под ней обычно понимают особый способ ведения психотерапевтической беседы, насыщенный суггестивными речевыми оборотами, артикулированными не только на уровне фигур речи, но и на уровне метасообщений.

Тем не менее, автор этой статьи в своей психотерапевтической работе широко использует различные гипнотические техники, причем не только из практических соображений, но и исходя из собственных эстетических представлений.

Ведь правильная психотерапия — это не только эффективная терапия, но и красивая, элегантная. Причем, эстетические переживания во время гипнотического транса доступны не только психотерапевту, но, что очень важно, и самому пациенту, ведь именно он — главное действующее лицо в этой коммуникации.

Если рациональное воздействие — это обращение к логике, разуму и фактам, то суггестивное воздействие — это внушающее воздействие, обходящее сознательный контроль, идущее в обход разума через прямые либо косвенные внушения. Обычно это обращение к эмоциям, бессознательному, живым впечатлениям. Суггестивное воздействие осуществляется или через прямые внушения, или через ритуалы.

Суггестивное влияние часто называют психологическим воздействием, противопоставляя таким образом «рациональное» и «психологическое». Понятно, что это не совсем корректное противопоставление. Разговор, где идет обращение к разуму и логике — в широком смысле тоже вполне психологическое влияние. Однако по жизни о психологическом влиянии говорят обычно там, где прямого обращения к разуму и логике оказывается недостаточным, где нужны более тонкие способы влияния.

Общие разговоры, где происходит активный обмен информацией, где люди утверждают, анализируют и спорят, не всегда являются разумной деятельностью, но также не являются и суггестивным воздействием.

Психологические консультации могут происходить как в разумной форме, так и в форме суггестивного воздействия. Можно выделить шесть основных технологий психологического воздействия, используемых в процессе психотерапии и психологического консультирования. Это три вида рационального влияния: Сократ, Эксперт и Собеседник, и три вида скорее суггестивного влияния: Фасилитатор, Манипулятор и Медиум. См.→

Если консультация происходит в форме суггестивная психотерапия, она имеет как правило следующий вид:

  • Контакт
  • Выслушивание жалобы и выстраивание гипотез
  • Проверка гипотезы и получение ярко выраженной эмоциональной отрицательной реакции на нее (поспешность, уверенность отрицания). Это показывает нам, что на сознательном уровне клиент не воспримет необходимость совершения определенных действий для решения его проблемы.
  • Проведение внушения
  • Итоги не подводятся, поскольку это было бы выходом на сознательный план, либо подводятся ложные итоги. То, что было сделано на самом деле, остается только в голове консультанта.

Внушение представляет из себя побуждение к действию. Это глагол в повелительном наклонении (сделай, займись, иди, изменись), по крайней мере, именно в таком виде оно должно существовать в голове консультанта. Консультант должен очень четко понимать, что именно должен совершить клиент. Если в голове нет этого действия, то внушение не состоится. До клиента же оно может доводиться опосредованно, не прямым текстом.

Подобная суггестивная психотерапия нередко маскируется под рациональную: «Я даже не стану вас грузить всякими рекомендациями. Вы — человек определенно разумный, и без моей помощи прекрасно придете к нужным выводам, рано или поздно, причем скорее рано, чем поздно. Что же касается ваших колебаний — то это обычное состояние выбора между достаточно значимыми вариантами. С одной стороны, конечно, полезно взвесит все тщательно, с другой — даже когда вы примете решение, вы не сможете узнать, правильное ли, поскольку не сможете вернуться в прошлое и поставить контрольный эксперимент. Поэтому момент решения зависит не от того, насколько полно вы все учли, и не от того, что я вам тут умного скажу, а от того, когда вы перестали по этом поводу париться. Поэтому перестаньте заботиться хотя бы самим фактом ваших сомнений, потерзайтесь себе спокойно, сколько вам ваша ответственность отмерит, не отвлекаясь от реальности, денек-другой…»

Таким образом, во внушении есть два важных пункта:

  • Понять, к какому действию мы подталкиваем клиента (Например, «подняться!»)
  • Запрятать это действие в контекст, в котором оно будет естественным. (не просто «поднимись», а «сходи посмотри, закрыта ли форточка», здесь подняться будет естественным, хотя мы и не говорили этого прямо). Это может быть также рассказанная история, в которой нужное действие «зашито» в контекст. Причем запрятывать действие нужно таким образом, чтобы человеку было непонятно, что именно на нем вы делаете упор. (Если нужно, условно говоря, чтобы человек передвинул кровать, то перечисляем несколько действий, включая передвижение кровати, и говорим «а над кроватью обязательно нужно повесить красный хвостик Иа»).

При результативном внушении человек либо а) не понял, что ему внушалось, либо б) забыл, что ему внушалось

Очень важно не делать внушение тогда, когда клиент его ожидает. В этом случае ограничиваемся общими словами. Рациональное ожидание сводит на нет эффективность воздействия. Смысл суггестивного воздействия — обойти сознательный план. Нужно подождать, когда клиент отвлечется. Либо отвлекаем его сами, а в это время проводим внушение.

Внушение может быть сделано с помощью:

  • директивного гипноза
  • недирективного гипноза
  • ритуальных действий
  • эмоционального влияния окружающих (группы)
  • сказок, метафор

Что касается ритуала, то здесь он используется не как способ наведения транса (хотя для этого он тоже может использоваться), а как метафора внушаемого действия.

Фильм «Хеллингер»

Предваряющее внушение — Ритуал — Завершающее внушение. Все технично.

​​​​​​​Типичная конструкция, используемая в психотерапевтической работе — предваряющие внушения, основной ритуал и обрамляющие внушения.

Первый шаг — предваряющие внушения. Это введение в транс, начальное внушение на предмет высокой эффективности предлагаемых ритуальных действий в разрешении вопроса, поставленного клиентом. Тут описывается суть ритуала и то, что получит клиент в результате его выполнения; требование четкого выполнения инструкции (даю гарантию на результат только при условии четкого выполнения инструкции), получение от клиента подтверждения о ее/его готовности к ритуалу.

Далее следует основной ритуал, любые ритуальные действия, при этом ритуал может быть как с направлением, так и без.

В конце — завершающие внушения. На фоне поддержание транса делается подведение итогов, часто завершающее внушение говорит клиенту о его высокой способности осуществить обнаруженное решение в своей жизни.

В качестве примера такой конструкции можно посмотреть фрагмент из работы Хеллингера в Расстановках, или структуру упражнения «Духовное самопонимание» Геннадия Павленко.

Когда и с кем уместно использовать подобные формы психотерапевтической работы? Чаще всего это используется в случае, когда у психотерапевта нет толковых гипотез, в чем причина проблемы (непонятно как работать), а также если клиент склонен к ритуалистике. Суггестивное воздействие и суггестивная терапия предпочтительнее, когда клиент не дружит с логикой либо конкретная установка вызывает у него эмоциональный протест. Понятно, что в таком случае ответственность консультанта сильно возрастает: он внушает человеку что-то против его сознательных установок.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *