Я волчица

Я расскажу легенду прошлых дней
(Пусть каждый понимает так,как может)
О сером степном волке и о ней,
О той,что всех была ему дороже.
История красива,но грустна,
Не ждите здесь счастливого финала,
Не ждите здесь борьбы добра и зла.
Добро бороться и проигрывать устало.
В краях далёких,где резвится ветер,
Где воздух пахнет вольною судьбой,
Давным-давно жил там один на свете
Красавец-одиночка волк степной.
Он жил один,вдали от целой стаи,
И не нуждался более ни в ком.
Его за это даже презирали,
Везде считая зверя чужаком.
А он гордился тем,что был свободен
От чувств и предрассудков,от других
Волков,что были по своей природе
По-рабски слепы в помыслах своих.
Тяжёлый взгляд наполнен благородством,
Чужих законов волк не признавал,
Жил по своим.Так гордо и с достоинством
Смотрел врагам в глаза и побеждал.
Волк становился всё сильнее с каждым годом
И одиночества свою печать хранил
Была терниста и трудна его дорога,
Но милости к себе зверь не просил.
И этой доли был он сам избранник,
Он выбрал путь,и сам хотел так жить.
Среди чужих-не свой,среди своих-изгнанник,
Готов был жизнью за свободу заплатить.
Зверь вышел как-то утром на охоту
И вкус кровавой жертвы предвкушал.
Ведь хищника жестокую породу
Бог для убийства слабых создавал.
Пронзительным и острым волчьим глазом
Охотник вдруг оленя увидал.
Расправив грудь и выгнув спину разом,
К ещё живой добыче побежал.
Но не успел достигнуть своей цели,
последний вздох олень издал в чужих клыках.
Своим глазам сначала сам он не поверил:
Волчица серая стояла в ста шагах.
Она была как кошка грациозна,
И вместе с тем по-женски не спеша
Трофеем наслаждалась хладнокровно
Безжалостная хищная душа.
Один лишь взгляд,да и того довольно,
Не понял сам,как навсегда пропал.
Забилось сердце зверя неспокойно.
Забыв про всё,он за волчицей наблюдал.
Она была пленительно красива,
Свободная охотница степей.
Держала голову свою так горделиво.
С тех пор все мысли были лишь о ней.
Матерый злился на себя,не понимая,
Что так влечёт его?Он потерял покой.
И чем взяла его волчица молодая?
Боролся с чувствами,боролся сам с собой.
Он не любил и никогда не думал,
Что существует нечто больше,чем инстинкт.
Потерянный ходил он в своих думах,
Пытаясь ту охоту позабыть.
Но как волк ни старался-всё едино,
Обречены попытки были на провал.
Забыть не смог.И так неумолимо
Сердечный ритм все мысли заглушал.
Однажды он сказал себе:»Ты воин!
Чего хотел,всего имел сполна.
Так и сейчас возьми,чего достоин
Какая б не была за то цена!».
Цена была большая…но об этом дальше…
Быть вместе им пророчила судьба…
Но плата за безумство счастья
Порой бывает слишком велика…
Волк и волчица так похожи были,
Две одиноких родственных души
Всю жизнь брели среди камней и пыли
И,наконец,судьбу свою нашли.
Они дыханием одним дышали
И мысли все делили на двоих.
Чего завистники им только не желали,
Но что влюблённым было до других…
Им море было по колено,
Да что там море…Целый океан!
Бескрайние просторы неба
Клал волк возлюбленной к ногам.
Им было больше ничего не надо,
Друг друга только ощущать тепло.
Всегда повсюду вместе,рядом,
Всем вопреки,всему назло.
На свете не было и никогда не будет
Столь преданно смотрящих волчьих глаз.
Поймёт лишь тот,кто до безумства любит
И Так же был любим хотя бы раз.
А дальше было всё предельно просто,
ВСЕ точки жизнь расставила сама…
Но по порядку.Осень
Осталась в прошлом,
Взамен неё пришла зима…
Степь занесло и замело снегами,
Повсюду были заячьи следы.
И с солнца первыми холодными лучами
Ушла волчица в поисках еды.
В то утро волк проснулся не от ласки,
Не от дыханья возлюбленной своей.
Вскочил,услышав звонкий лай собаки,
И голос человека-что ещё страшней.
Охота началась.Завыла свора,
В погоню за волчицей устремясь,
На белоснежном чистом фоне
Смешались клочья шерсти,кровь и грязь.
Она дралась как одинокий воин,
Бесстрашно на куски рвала врагов.
Соперника подобного достоин
Не был никто из этой стаи псов.
Они волчицу взяли в тесный круг
И в спину подло свои клыки вонзали.
От волчьей смелости пытаясь побороть испуг,
Охотники добычу добивали.
А человек за сценой наблюдал,
Ему хотелось крови и веселья,
Он ради смеха жизни клал
Без малой доли сожаления.
Все лапы в кровь-матерый гнал по следу.
Душа кричала:»Только бы успеть!».
Он так хотел подобно ветру
К любимой на подмогу прилететь.
Но не успел…
Своею грудью он закрыл лишь тело
И белоснежный оголил отчаянно оскал.
Вдруг человек,взглянув в глаза ему несмело,
Оставить волка своре приказал.
Охота кончилась,и свору отозвали,
Оставив зверю щедро право жить.
Но только люди одного не знали,
Что хуже участи и не могло уж быть.
Такую боль в словах не передать,
И не дай Бог её почувствовать кому-то.
Волк жизнь свою мечтал отдать,
Чтоб для любимой наступило утро.
Но смерть сама решает,с кем ей быть,
Трофеями своими не торгует.
Нельзя вернуть…Нельзя забыть…
Здесь правила она диктует…
И вот опять…как прежде одинок..
Всё снова стало на круги своя.
Свободой обречённый степной волк
Без воли к жизни,без смысла бытия.
Померкло солнце,небо стало чёрным,
И в равнодушие окрасился весь свет,
С тоской навеки обручённый,
Печали принявший обет.
Зверь ненавидел этот мир,
Где всё вокруг-напоминанье,
О той,которую любил,
С кем вместе жил одним дыханьем.
С той,с кем рассветы он встречал
И подарил всего себя,
Ту,что навеки потерял,
И память лишь о ней храня,
Волк день и ночь вдвоём с тоской
Как призрак по степи блуждал,
Не видя участи иной,
Он смерть отчаянно искал.
Зверь звал её,молил прийти,
Но слышал эхо лишь в ответ…
Забытый всеми на пути,
И жизнь ушла,и смерти нет…
Так ещё долго в час ночной
Уставший путник слышал где-то
Вдали печальный волчий вой,
По степи разносимый ветром.
Летели дни,недели,годы,
Пора сменялася порой
Слагались мифы,песни,оды
О том,как волк любил степной.
И только самый чёрствый сердцем,
Махнув презрительно рукой,
Промолвил:»Все вы,люди,лжёте,
Нам не дано любви такой…».

Волчица выла над загубленным потомством,
Летел к луне тоскливый волчий вой,
Ей непонятное чужое вероломство
Будило злобу на весь род людской.
К восходу солнца, отупев от этой боли,
Охотника взяла волчица след,
И не страшась ни смерти, ни неволи,
Неслась в кроваво-разливавшийся рассвет.
И след привёл к окраине деревни,
Попался пёс и вмиг растерзан был!
Месть за детей – инстинкт звериный древний,
Иные чувства ныне погасил.
Тревожились и лаяли собаки,
Она ж молчала, злобу затая,
Сейчас она страшна была бы в драке…,
Но не за этим притаилась у жилья.
И дождалась: из дома, напевая,
Неспешно женщина прошла с корзиной в сад,
Как в колыбели малыша качая,
В тени дерев присела наугад.
Волчица напряглась, до судороги в лапах,
Белел оскал отточенных клыков,
Ей чудился волчат убитых запах,
Душила злоба за погубленных щенков.
Сейчас прыжок… и зубы с наслажденьем
Вонзить в чужую плоть и в клочья рвать…
Но в эту самую секунду промедленья
Из дома голос стал кого-то звать.
Прикрыв ребёнка тонкой кисеёю,
Беды не чуя, мать ушла на зов…
Волчица коршуном метнулась над землёю,
Не слушая ни звуков, ни шагов…
Слетела кисея прозрачно – тонка,
Корзина опрокинута рывком…
Слюна закапала из пасти на ребёнка…
Но вдруг…дохнуло на волчицу молоком.
Щенком дохнуло… так,что стало больно…,
В смятеньи чувств застыла не дыша…
И…неожиданно, непроизвольно,
Лизнула тёплую мордашку малыша.
Ребёнок сморщил носик и чихнул,
Ну так похоже на весёлого волчонка…
И словно нож по сердцу полоснул!
И вой раздался – жалобный и тонкий…
Охотник на пороге! И с ружьём!
Застыл от ужаса, а вой сменился рыком…
Глаза в глаза, горящие огнём —
Враги застыли в поединке диком.
И опустилась помертвевшая рука,
Ружьё повисло дулом вниз бессильно,
Ни выстрелить, ни добежать наверняка,
Когда клыки под самым горлом сына.
Зверь в ярости бесстрашен и силён.,
Мать,потерявшая детей, на всё готова…
И в час расплаты жизнь поставила на кон
И умереть 100 раз готова снова!
Но в этот миг, когда решалось всё.
За шерсть схватилась детская ручонка,
Волчица инстинктивно, как своё,
Тихонько лапой отодвинула ребёнка.
И улеглась загривка вздыбленная шерсть,
Погасла ярость, и обмякли лапы,
И повернувшись, потрусила в лес
Волчица…неуклюже…, косолапо…
Не обернувшись на щелчок курка,
Не прибавляя ходу, удалялась…
И дрогнула охотника рука,
И сердце дрогнуло, и болью отозвалось.
О землю глухо стукнуло ружьё…
Ненужное у ног лежать осталось
И человек подумал со стыдом :
Волчица благородней оказалась.
И пощадила малое дитя,
Своих оплакав, в логове далёком,
Волчица словно доказала, уходя,
Что мир не должен быть таким жестоким…
………………………………….
На беззащитного руки не подними,-
Тебе разумным довелось родиться…
И взяв ружьё,ты сердце не замкни…
Взведя курок,ты вспомни о волчице…

Волчий взгляд

Не зря говорят — волчий взгляд, жестокий взгляд. Китайская физиогномика характеризует волка, как властного завоевателя, который не гнушается никакими методами для достижения желаемого. Хитрость лисы тоже всем известна. В Китае люди с лисьими глазами считаются еще и жадными.

Глаза волка

Глаза волка – удлиненной формы, узкие, с небольшими зрачками. Люди с подобными глазами, как правило, жестоки, имеют злобный характер, отличаются мстительностью, болезненно жаждут власти.

Обладателям глаз волка почти всегда удается занять высокое положение, но это дается им «большой кровью». Власть над другими и богатство они не получают легко. И часто, завоевав свою власть, даже получив ее в честной схватке, победив всех противников, они нередко затем становятся жертвами насилия.

Они не обладают выдающимся умом. Среди них встречается немало лидеров преступного мира, а также серийных убийц.

У людей с глазами волка характер вспыльчивый и жесткий.

Глаза волка

Глаза лисы

Форма этих глаз – слегка угловатая. Уголки опущены. По размеру – небольшие. Те, у кого такие глаза, обычно сочетают в своем характере хитрость и жадность. Они отличаются удивительной хитростью, обладают фантастической интуицией и живым, гибким умом. И, вместе с тем, проявляют неуемную жадность ко всему.

Глаза лисы

Этим хитрюгам, однако, какое-то время удается скрывать все это под маской простачков и людей исключительно доброжелательных. Но в заблуждение они могут ввести лишь людей, не знающих их близко, к примеру, новых коллег по работе. Со временем их обязательно раскусывают, перестают им доверять. И отношения становятся довольно натянутыми. Тогда обладатели глаз лисы находят новых жертв. Поэтому такие люди часто меняют работу.

Глаза лисы символизируют хитрость и большую алчность обладателя.

Про обладателей тигриных и кошачьих глаз —

О людях с глазами дракона и феникса —

Физиогномика на канале наСТОЯЩАЯ жизнь:) — подписывайтесь, чтобы не пропустить!

Баллада на два голоса
В соавторстве с Энн Волчицей (Анной Тукиной)

Музыка Светланы Адант
В одной, позабытой Богами стране,
Где скалы, озёра и лес.
Предание есть о седой старине
И силе влюблённых сердец.
Там синие ели глядят в небеса,
Столпившись у сонных озёр,
И чистые реки, как божья роса,
Стекают с заснеженных гор…
За буковой рощей, прижавшись к скале,
Как будто явившись из сна,
Не замок могучий, простое шале —
Дубовая дверь, два окна.
Но в доме не спят и отводит беду
Не старец, но и не юнец…
Он деве прекрасной, горящей в бреду
Не муж, не жених, не отец.
Оплывшие свечи дыханьем огня
Над девой в молитве сплелись
И ждёт вороньё с нетерпением дня,
Когда же угаснет в ней жизнь.
Но он ворожит, чуть касаясь плеча
И гонит коварную смерть.
Любовью своей, как ударом меча,
Сметая судьбы круговерть.
И как заклинание в звенящей тиши,
Ресницу сжигает слеза,
Он шепчет: «Любимая, только дыши…»
Вдруг …дева открыла глаза.
И видит она, но не дом свой родной,
На сердце закралась тоска.
Мужчина склонился над ней молодой,
Лишь локон седой у виска.
«Где я?» — задаёт с удивлением вопрос,
Скрывая улыбкой свой страх.
«В лесу я нашёл тебя, в дом свой принёс.
Теперь у меня ты в гостях».
«Я помню лишь ночь и как стая волков
Поужинать мной собралась,
И был бы мой жребий жесток и суров,
Но кто-то меня всё же спас…»
Услышав вопрос, почему-то поник,
Отвёл на секунду свой взгляд,
Не парень уже, но еще не старик…
Над ней проводивший обряд..
Он смотрит в глаза неземной красоты
И молвит: «Hе стоит о том…
А если остаться осмелишься ты —
Мы станем сильнее вдвоем.
Слаба ты еще отправляться домой,
Боюсь приключится беда…
Вот скромный мой дом. Пожелаешь? Он твой».
Она тихо молвила: «Да».
Он слов о любви своей не говорил,
Но разве так сложно понять,
Что в жёлтых глазах его пламя горит
Любви, что сильнее, чем страсть.
И пламенем этим она сожжена,
Всего лишь за пару недель,
Влюбилась в него и недолго она
Отдельно стелила постель.
Но только вопрос её мучил порой:
«Мой милый, скажи, почему
Уходишь ты в ночь вслед за полной луной,
Меня оставляя одну?»
Он, взгляд опустив, на колени упал,
И шепчет: «Родная, поверь…
Я должен идти. Там в лесу волчий бал.
Запри понадёжнее дверь».
Шептались в те дни по углам в деревнях,
Что кровью окрасил холмы
Огромнейший волк, всем внушающий страх,
И чёрный, как смех Сатаны.
Она обнимает его вновь и вновь:
«Мне страшно,останься! Постой!»
«Не бойся тебя охраняет Любовь,
И помни — я рядом с тобой».
На травы рассветные росы легли,
Но дева ещё не спала.
Вдруг слышит звук рога раздался вдали,
И крики, и бешеный лай.
Ватага охотников, дом окружив,
Кричат: «Выходи, Чёрный Зверь!»
Блестят жадно копья, мечи и ножи
И дева открыла им дверь:
«Ошиблись Вы, люди! Неверен был след.
Коль нужно — пожалуйте в дом.»
Ликует главарь:»Если чудища нет,
Подругу его мы убьём!?»
Схватили, скрутили и вот на суку
Верёвку готовит палач.
И радостно вешать её волокут,
Не слушая девичий плач.
Но вдруг из чащобы ужасная тварь
Как смерч появилась, рыча.
И первым ударом убит был главарь,
А рядом лёг труп палача.
Огромные когти, из пасти слюна,
Чернее, чем стая ворон.
И вроде она испугаться должна,
Но сердце твердит: «Это он…»
Не дрогнули воины, вскинув клинки,
Хоть стало их меньше на треть,
И в вихре смертельном мечи и клыки
Смешались, приветствуя смерть.
Она замерла, жёлтый свет волчьих глаз
Ей память вернул наконец,
И вспомнила кто от беды её спас,
Не старец, но и не юнец…
Неравная схватка «один к четырём»,
Пощады никто не искал,
Но Зверь одолел и с последним врагом,
Израненный рядом упал.
От крови набухшую жёсткую шерсть
Она нежно гладит рукой
И шепчет, гоня ненасытную смерть:
«Ты только дыши, дорогой…»
Она не умела творить колдовство,
Волшебных в ней не было сил.
Лечила Любовью своею и вот
Глаза её милый открыл.
Едва первый луч, разбудивший рассвет
В кровавой траве заиграл,
Как сгинуло чудище, было — и нет,
Он вновь её суженым стал.
Но полнятся жёлтые очи тоской,
Печально отводит он взгляд.
Она же ликует: «Мы живы с тобой,
Так что ж ты, любимый, не рад?
Ты всех победишь, кто на нас посягнёт
И целая жизнь впереди…»
Он взял её руку, холодный как лёд,
И тихо шепнул ей: «Прости…
Недолгий отмерен для счастья нам срок,
Не можем быть вместе никак.
Не могут быть счастливы Дева и Волк,
Красавица и вурдалак…»
Застыла она, словно он невзначай
Словами доставил ей боль,
Но твёрдо рванула сорочку с плеча
Не дрогнувшей белой рукой:
«И в горе и в радости ношу нести
С тобой я готова, поверь».
С улыбкой плечо обнажив : «Укуси,
Смелее, любимый мой зверь».
……………………………….
Покрепче, ребята, заприте замок
Ведь ночью, под полной луной,
Идёт на охоту король Чёрный Волк
С Волчицею Белой — женой.
Предание есть о седой старине
И силе влюблённых сердец,
В одной, позабытой Богами стране,
Где скалы, озёра и лес…

Удачная на днях была охота,
Легко нашел я логово волков.
Волчицу сразу пристрелил я дробью,
Загрыз мой пес, двоих ее щенков.

Уж хвастался жене своей добычей,
Как вдалеке раздался волчий вой,
Но в этот раз какой-то необычный.
Он был пропитан, горем и тоской.

А утром следующего дня,
Хоть я и сплю довольно крепко,
У дома грохот разбудил меня,
Я выбежал в чем был за дверку.

Картина дикая моим глазам предстала:
У дома моего, стоял огромный волк.
Пес на цепи, и цепь не доставала,
Да и наверное, он помочь не смог бы.

А рядом с ним, стояла моя дочь,
И весело его хвостом играла.
Ничем не мог я в этот миг помочь,

А что в опасности — она не понимала.

Мы встретились с волком глазами.
«Глава семьи той», сразу понял я,
И только прошептал губами:
«Не трогай дочь, убей лучше меня.»

Глаза мои наполнились слезами,
И дочь с вопросом: Папа, что с тобой?
Оставив волчий хвост, тотчас же подбежала,
Прижал ее к себе одной рукой.

А волк ушел, оставив нас в покое.
И не принес вреда ни дочери, ни мне,
За причиненные ему мной боль и горе,
За смерть его волчицы и детей.

Он отомстил. Но отомстил без крови.
Он показал, что он сильней людей.
Он передал, свое мне чувство боли.
И дал понять, что я убил его ДЕТЕЙ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *